Друзей моих
прекрасные черты...



Стихотворения Сергея Иллирионова

  

Памяти друга      Стихи С.И., ч. 1      Стихи С.И., ч. 2 и 3      С.И.-философ      последнее интервью     

На этой странице представлена первая из трех книжек стихов С.И. Они были записаны Андреем Фрейдиным. Стихотворения Сережа сам разделил на три части, и это деление мы здесь сохраняем.


Часть 1.    Время, стой! Не беги, подожди!







МЕТЕОР

Прочеркнул пустоту и сгорел метеор,
В черном небе оставив сияющий след…
А в окно заглянул из-под спущенных штор
Полусонный, лениво мерцающий свет.

 В глубине ослепленных сияньем зрачков,
 В полумраке ночных утомлений
 Поднималась громада бесформенных снов,
 Оживали давно уж умершие тени.

Кто-то плакал в тиши, кто-то плакал. О чем?
Кто-то плакал в бессильном страданьи.
Вдалеке, озаренная острым лучом
Поднималась тоска неоконченных зданий.

Неоконченных… Странная, страшная мысль -
Неоконченной мысли созданье,
Где в тоске напряженной упруго сплелись
Безнадежность, тоска, ожиданье…

Метеор утонул в свете звездных полос,
А в молчаньи, застывшем сурово,
Кто-то глухо-отчетливо вдруг произнес
Непонятное, странное слово…


            . . .


Затянулось все дымкой осенней,
Ничего не видать впереди.
Из толпы улетающих теней
Слышен стон  -  не беги, подожди!

     Не беги, подожди, - и тревожно
     Разрывается сердце в груди,
     И, томимый надеждою ложной,
     Я зову: не беги, подожди!

Вдаль несутся толпою неясной, 
Оставляя века позади,
Все томимы мечтою прекрасной…
Время, стой! Не беги, подожди!

    Странной тяжестью мысли налились,
    Закружились в остреющей льди.
    Тени в дымке давно уже скрылись.
    Стой, мечта! Не беги, подожди!



              .  .  .

           
                   Последним символистам

          Мыс вами, друзья, - Магелланы 
          Неведомых сказочных слов,
          Влюбленные в дальние страны
          Прекрасных несбывшихся снов.

         Там, в дымке неясных мечтаний,
         В стремительном образе волн
         Нас ждет за сияющей гранью
         Мир радуг и призрачных солнц.

         И, парус расправив крылатый,
         Таинственной песней звуча,
         Несемся в пространство куда-то
         В бледнеющем свете луча.

         Но вихрем разорваны струны,
         Нас звавшие в бездну веков,
         Не познаны тайные руны,
         Не снять нам железных оков.

         Мы с вами, друзья, - могиканы
         Забытых в беззвучии слов.
         Исчезли далекие страны,
         И нет больше призрачных снов.


           Александру Блоку
 
    Брошен наземь шлем пернатый
    И блестящий щит.
    Брошен меч, забыты латы
    И копье лежит.

                Все оставлено, забыто,
                Конь в узде стоит.
                Бьет он об землю копытом,
                Мечется, храпит.

   Все забросил рыцарь смелый
   И ушел пешком
   За вдали мелькнувшим, белым,
   Тихим огоньком.

                Все забыто - замок славный,
                Королевский двор,
                Манит вдаль глубокий, плавный, 
                Чей-то дивный взор.

    Нет препятствий и преграды
    На чужой земле,
    Нет конца, и нет возврата
    В полуночной мгле.

                Ночь не тает, ночь как камень
                В вечности легла,
                Лишь вдали, как белый пламень,
                Светлые крыла.




               На полюс, на полюс! Спешим, поспешим
               И новые тайны откроем.
               Там верно есть остров, красив, недвижим,
               Окован пленительным зноем.
                К.Бальмонт

За кормой оставались вспененные мили,
Под бугшпритом вставала седая волна,
Но никто не знал, куда они плыли, 
И мечтой, и сомненьем была мысль их полна.

  Ждали все, что появится остров вдали,
  Солнцем залитый, прекрасный и жаркий, 
  Где бьются о берег во влажной пыли
  Волны под небом и чистым, и ярким.

Все ждали огромных горных вершин,
Дымкой окутанных тонкой и нежной,
Словно застыл средь земли исполин
В странном уборе, волшебном и снежном.

  Но было пустынно кипящее море,
  Ровно катился за валом вал.
  Все ждали, смотрели до боли во взоре,
  Но остров прекрасный вдали не вставал.

За кормой в пене брызг оставалися мили,
Поднималась и вновь опадала волна,
А на судне безмолвном лишь мертвые плыли, 
Но мечта их была как и прежде - одна.



    Ф.К.Соллогубу

В грозном безличии маски
Смотрят печально за мной
В образах пляске
Темные сказки,
Черный тоскливый покой.

  Где-то в туманной печали
  Прошелестел огонек,
  Светлые дали
  Где-то пропали,
  День бесконечно далек.

Тысячи новых видений
Узкой тропинкой прошли.
Запах сирени,
Бледные тени
В тонкой дрожащей пыли.

  Сердце забилось тревожней
  В море ночной тишины.
  Тихий и сложный
  Звон осторожный, 
  Долгие грустные сны.

         ЗЕРКАЛО ТЕНЕЙ

                В.Брюсову
               
Я смотрел в пустоту и прозрачность зеркал,
Напрягая свой дух и больное вниманье,
И, казалось, таинственный отзвук мерцал
За холодной и твердой стеклянною гранью.

    Мне казалось, что тени идут в глубине,
    Мне казалось какое-то жизни движенье,
    Там, в стеклянном и странном сияющем дне
    Были страсти, печали, надежды, стремленья.

Чья-то скорбь проливалась незастывшим огнем,
Чьи-то слышались тихие горькие пени.
Кто-то странный промчался с огромным конем, 
И от звука подков зазвенели ступени.

    Где-то струны дрожали в пространстве пустом,
    И звук их был нежен, как сердце поэта,
    Обвиненья грозили, словно яростный гром,
    И чуть слышно рыдали оправданья ответы…

Я стремился пройти сквозь стену из стекла,
В жизнь войти, в мир тоски и страданья.
Но безмолвно стояли вокруг зеркала,
А вдали затихали мольбы и рыданья.




 НЕНУЖНЫЕ СЛОВА ИЗ ПОЗАБЫТЫХ СТРОК…

Я изнемог, мне не сорвать,
Моя душа давно уже мертва.
Лишь с болью слушаю слова своих стихов,
Свинцовым холодом звучащие слова.

  Теперь в них не сияет мысль,
  Все грани слов подернуты туманом,
  Им не подняться больше ввысь,
  Все чуждым в них мне кажется, и странным.

     Слова ушли и не вернутся вновь,
     Лишь где-то боль и жалость прозвучали.
     И только каплями в душе сочится кровь
     В глубоком сумраке сгустившейся печали.



                     *  *  *   

  Воет, скачет, хохочет пурга,
  Закружился стремительный бег.
  Через чащу вихрей, сквозь снега
  В черный сумрак ушел человек.

    Он оставил долин аромат
    С желтым золотом вянущих нив,
    Он уже не вернется назад,
    Жаждой света тоску утолив.

  Он рыдал по синеющей мгле,
  По острым граням камней;
  В освещенной сияньем земле
  Он искал затерявшихся в ней.

    Он ушел в дымку северных гор,
    В глубь каньонов бушующих рек,
    Где в туманах теряется взор,
    Где еще не ступал человек.

  Там царица державная фей
  Поднесет ему кубок снегов,
  Он уйдет в черный сумрак за ней,
  Отречется от светлых богов,

    Проклянет все, что раньше искал,
    Захмелеет в пьянящей мути…
    Средь суровых заснеженных скал
    Он не сможет дорогу найти.


               * * *  
Побледневшая тайна уснет 
На закованных гневом устах,
И на холодом дышащий лед
Синим пологом ляжет, устав…



               *  *  *   

Синий холод вполз
И, распластанный, замер,
Бледным встал у темнеющих стен,

    Просочился в пол
    Леденеющей камеры,
    Растворился в засохшем кусте.

      Дрожь в глазах остекленных извилась,
      Белый пар колебался чуть-чуть,
      А вдали между камней дробилась
      Рассеченная холодом муть.

    Все вокруг каменело.
    Суровой гримасой
    Исказились молчанья прямые черты,

И несмело
Во мгле колыхалася масса
Замерзающих крыльев бессильной мечты.


                      *  *  *     

Я иду беззвездной ночью,
И дорога далека.
Черным ветром рвутся в клочья
Паутинки - облака.

  Перекресток уже скрылся
  За крутым холмом,
  И под молнией разбился
  Долетевший гром.

Бледный свет мертвящей дымкой
Мне на сердце лег.
Вьется узкая тропинка
Средь больших дорог.      
        
  Пыль и камни под ногами.
  Только в тишине
  За тяжелыми шагами
  Кто-то шепчет мне,

Что-то шепчет непонятно
В тишине глухой - 
Он зовет меня обратно,
Он пришел за мной.

  И в каком-то опъяненьи,
  В бешеном бреду,
  Сквозь безумье и сомненье
  Я вперед иду.



                                *  *  *   
          Я согласен, что все это, может быть, бред.
          Лишь мечта чудака, одиночки - поэта.
          Но ведь только мечтою жить может поэт,
          Только ей его сердце согрето.





Памяти Сергея Илларионова       Стихи С.И., ч. 2      С.И.-философ      последнее интервью      Старый физтех    L3HOME   
Эта страница была создана Андреем Фрейдиным и Леонидом Лазутиным lll@srd.sinp.msu.ru
     last update: 11.04. 2004