Друзей моих
прекрасные черты...

А.Г. Лермонтов
Воспоминания


А.Г. Лермонтов, Воспоминания, часть 4

(запись на диктофон 1996г.)

Вернуться к части 3    Перейти к части 5


Югославия, Дубровник

Когда корабли снялись с Севастопольского рейда, Армия не знала, куда ехать. Часть уехала в Галиполи, где организовался корпус генерала Кутепова. Об этом корпусе расскажу немного позже. Когда Галиполи кончилось, то и этот корпус не знал, что делать. Тогда король Сербии Александр, сам тоже ученик Пажеского корпуса, с большим гостеприимством принял Русскую армию, русских беженцев. Очень было интересно отношение к этому в Югославии. Хорваты отнеслись довольно холодно. Сербы приняли с распростертыми объятьями. Особенно отличался министр Пашич, на дочери которого женился потом князь Мухранский ( родственник Романовых - его мать была дочерью Константина Константиновича). Еще отметить надо патриарха Варнаву, который тоже учился в России - кончил семинарию, духовную академию и был большой русофил.

У нас c мамой был Константинополь, потом Югославия, Дубровник. Там мы встретились с папой и поселились в крепости. Дубровник огорожен стенами, в одной из стен была так называемая крепость, где жили австрийские солдаты. Когда австрийцы ушли, а добровольцы пришли, эту крепость нам дали. Нам - не нам с папой, а эмигрантам дали. У каждой семьи была маленькая комната, был водопровод во дворе, уборная, конечно примитивная, солдатская. Кроме этого дали нам ревелин - при выезде из Дубровника был домик, зала для русской колонии, и там же расположились одинокие женщины на одном этаже, на другом - одинокие мужчины. Ревелин - это крепость, вообще говоря, огромные залы, которые делили картонные перегородки на комнаты и эти одинокие женщины и мужчины жили там. На первом этаже был большой зал, где был русский ресторан, построили потом эстраду. В этом зале каждую пасху русскую служили заутреню. Почему? Потому что хотя и была православная церковь, но сербы служили заутреню три часа, а русские - 12. Поэтому священник приходил в 12, служил у нас заутреню, а потом уходил в сербскую церковь, служил заутреню сербам.
Вот это русское общество запомнилось, потому что мы там жили довольно долго. Квартиру нанять не было денег, что-нибудь такое приличное позволить тоже не было денег.
Нас сразу отправили в кадетский корпус. Мы поступили в корпус, а мама с папой там жили довольно долгое время. Когда армию расформировали, то русским раздали маленькие домишки. Этим занималось Добровольческое Благотворительное общество. Как сейчас помню, у нас была одна комната - малюсенькая зала, комната мамы и папы налево вверх две ступеньки - дом был построен на горе - и наверху - кухня. Туда надо было подниматься по деревянной лестнице. Интересно, что уборная была при кухне - это был ящик, который закрывался дверью. И все так сказать биологические дела делались при кухне. А внизу еще отдельная была комната, она не сообщалась ни с залой, ни с комнатой мамы и папы, отдельная дверь на улицу. Это была наша комната, когда мы приезжали в отпуск. Квартира была по теперешним временам маленькая, даже здесь в фавеле не живут в такой квартире, но делать было нечего, приходилось довольствоваться этим.
Как я уже говорил, мама давала уроки русского языка, у папы было "деревянное дело" - пилить и колоть дрова вместе с генералом Есевым. А когда мы приезжали в отпуск, то помогали папе пилить и колоть дрова. В Дубровнике в то время была довольно большая русская колония, и когда приехали добровольцы - многие потеряли дисциплину, потеряли чувство нормальной жизни, и этим народом надо было управлять, следить за порядком. Полиции в Дубровнике было очень мало. Поэтому создали полицию для русских из русских офицеров, которые ходили в форме, имея повязку на левой руке с надписью "полиция". Одно время папа был начальником этой полиции. Потом он бросил это дело, потому что платить ничего не платили, а забот м хлопот было очень много.
Нравы были интересные. Многие сняли погоны, но требовали чинопочитания. Папа в деревянной лавке, конечно, не ходил в форме. Ходил в штатском. Но так как штатского приличного не было, то на большие праздники, например, церковные, которые проходили в Русском доме или в церкви, папа одевал свою офицерскую форму, она была в гораздо лучшем состоянии, чем его штатская.

Сербы относились к русским офицерам очень почтительно. Был там сербский военный госпиталь, начальником госпиталя был такой полковник Нелич, который был женат на русской, звали ее Евгения, не помню ее русской фамилии. Они очень много помогали русским и даже брали иногда на лето в военный госпиталь русских кадет, больных, с тем, чтобы они немного отдохнули, приводили их в себя. Но была очень строгая дисциплина, я помню им не позволяли никуда их госпиталя уходить, позволяли только гулять во дворе госпиталя. Потом мама, которая была очень дружна с этой Евгенией (мы ее называли тетя Веня), выхлопотала, чтобы господа кадеты по субботам и воскресеньям могли как будто бы приходить к нам.
К нам нечего было приходить - негде сидеть, было маленькое помещение. Так что они гуляли - мы все вечером выходили гулять на площадь на берегу моря. Как я говорил, русские жили за стеной и там, за городом была площадь, там в ресторации ели, пили пиво, а мы ходили и дышали воздухом. Потому что в квартире воздуха почти не было. Там собиралось большинство русской колонии, это была такая прогулка вечером. Приходили и эти кадеты из госпиталя, единственно что их мама просила - вести себя прилично. Надо сказать, что ни одного скандала, инцидента не было. Поэтому Милич и дальше разрешал им выходить, мы вместе купались, проводили прилично время.

Надо сказать, что сразу были образованы общества - Союз Георгиевских кавалеров, Союз Галиполийцев, РОВС -Русский Обще-Воинский Союз, туда входили все офицеры и также солдаты. У русской колонии был выборный председатель, с ним дубровническое общество очень считалось. Русские инвалиды имели право на один месяц съездить на курорт за счет сербского правительства. Те же права, которые имели сербские офицеры - даровая дорога, даровое питание, лечение на курортах, Банья Лука и другие, куда медицина предписывала ехать. И отношение к нм было такое же как к югославянским инвалидам и югославянским офицерам.



Воспоминания
А. Г.Лермонтова
       
Переход на другие страницы,
посвященные А.Г. Лермонтову
и русским кадетам

Страницу в память А.Г. Лермонтова подготовил Л.Лазутин
This page was created by Leonid Lazutin lll@srd.sinp.msu.ru
     last update: 14.11. 2001, 14.05.13