L_TT (5K)

Магнитные бури нашего Отечества


  
s16e (40K)

см. на этой странице
  П. Манжос - Наши в городе   В. Гранитов - Не пора ли убрать "вождей"
  А.Б. Боголюбов - После XVI съезда   В. Н. Мантулин П. А. Карасик - 195-летие Омского Кадетского Корпуса

Последние 10-15 лет номера журнала "Кадетская перекличка" заполняется наполовину и более описаниями посещений России Белыми Кадетами, встреч с суворовцами и с функционерами различных постперестроечных обществ. Эти материалы в меньшей мере интересны моим читателям, нежели воспоминания о кадетской молодости. Поэтому я помещаю на свой сайт лишь некоторые из этих публикаций.
Мне понятна готовность к контактам со стороны Белых кадет, они, наконец, дождались долгожданных перемен, но не могу поверить в искренность многих их тех, кто рванулся за рубеж устанавливать эти контакты. Когда я вижу на экране Михалкова, вещающему о трагической судьбе кадет, мне становится противно до тошноты. Впрочем, и из помещенных ниже текстов, и из других публикаций кадет видно, что и сами они истинное возвращение будут считать свершившимся, когда памятники и имена советских вождей исчезнут с площадей и названий городов и улиц, когда чекисты перестанут быть героями телевизионных экранов и когда правители и их прислужники перестанут тянуть Россию в советское прошлое.


 
   
НАШИ В ГОРОДЕ
Из журнала "Кадетская перекличка" № 62-63 1997г.

ПАВЕЛ МАНЖОС

«Белая гвардия, белая стая,
Белое воинство, белая кость...»


Их когда-то считали врагами, внедряли в головы людей «от Москвы до самых до окраин» мысль, что они — не наши, чужаки. Велика вина Советской России перед ними — интереснейшими, благороднейшими и высокоинтеллектуальными людьми, сыновьями страны, которых она некогда безжалостно отторгла. Они подарили миру свои знания и труд, которые, ох, как пригодились бы нашему ныне безумному Отечеству.
«Это болезнь, — говорят они, — ее надо пережить».
Но хватит ли для этого жизни, одной человеческой жизни? Ответом — молчание на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа...

О предполагаемом приезде в Воронеж воспитанников кадетских корпусов дореволюционной России и русского зарубежья мы узнали еще в феврале этого года. Их приезд состоялся в конце июня. Словно воскресши из небытия, седовласые кадеты, которым сегодня от 70 до 90 лет, проходят по территории бывшего детского сада, где, заросшие деревьями и кустарником, расположились небольшие строения. Это — Воронежский Великого князя Михаила Павловича кадетский корпус.

Неисповедимы пути Господни — это свершилось! 18 человек прибыли в Воронеж из разных стран (главным образом, из США); большинство из приехавших родилось за пределами России, но тем не менее они — русские. В нашем городе они пробыли всего один день, который целиком был посвящен знакомству с кадетским корпусом.

Игорь Козлов, председатель Сан-Францисского кадетского объединения; Дмитрий Горбенко, председатель кадетского объединения Нью-Йорка; Валентин Мантулин, рядовой член объединения; Сергей Синькевич с супругой Ниной, воспитанницей Новочеркасского института благородных Девиц; Юрий Кованько, по профессии авиаконструктор, потомок генерала Кованько, стоявшего у истоков создания русской военной авиации, сын одного из первых российских «летунов»; Алексей Иордан, редактор журнала «Кадетская перекличка»; Михаил Лермонтов, потомок родового древа великого русского поэта, и многие другие, о судьбе каждого из которых надо бы рассказывать отдельно и много.

На протяжении многих послевоенных лет они каждые два года встречаются на своих съездах — стараясь сохранить традиции российского кадетского движения и возродить их в России.
Предыдущий, XV Общекадетский съезд, состоялся в Санта-Розе, неподалеку от Сан-Франциско (газета «ЧП» сообщала об этом 19 февраля 1997 года). XVI планируется провести в Росии.
Они сняли три серии фильма «Возрожденные кадеты» и собираются выпустить новую документальную ленту о России и кадетском движении. Предварительное ее название — «Терновый венец России».

По просьбе съемочной группы редактор газеты «ЧП» Г. Колчин рассказал о воронежской прессе, о том внимании, которое она уделяет кадетскому движению в городе, подчеркнув, насколько важно участие старых кадет в восстановлении традиций России и Русской армии.

Так кто же они, эти люди, одетые с иголочки, мужчины преклонных лет, которые держатся молодцевато и на хвори не жалуются?..
Алексей Ермаков — кадет 1-го Русского Великого князя Константина Константиновича кадетского корпуса. Находился этот корпус в Югославии (г. Белая Церковь), но прекратил свое существование в 1945 году.

— Мои отец и мать — белые, — рассказывает А. Ермаков. - Папа служил военным врачом, мама была сестрой милосердия. Старший брат родился в Стамбуле, где и встретились мои родители после выезда за границу. Я и мой младший брат родились уже в Югославии. Это была наша, славянская страна, и встречали нас очень хорошо благодаря королю Александру. Он сам воспитывался в Пажеском корпусе. Когда в России произошла трагедия, он принял беженцев: «Живите здесь так как в России, создавайте и сохраняйте свои кадетские корпуса и не теряйте веру в Россию». Это в то время было очень разумным шагом: русские, появившиеся в Югославии, были очень образованными людьми, каковые требовались стране едва освободившейся из-под ига турок. Мои братья и я — кадеты, воспитанники 1-го Русского кадетского корпуса. В 45-м году мы отступили перед Красной армией. Те же офицеры, которые остались в стране, были расстреляны советскими войсками.

Лиенца мы избежали. Папа решил спасти семью, отделившись от русской диаспоры. Мы переехали в Германию, долго прятались от СМЕРШа, что не помешало мне продолжить образование в немецком университете, а в 1949-м мы выехали в США.

По профессии я архитектор, женился на японке и поехал на родину жены. Это своеобразная страна. В общем, то, чего я не нашел в Америке, я нашел в Японии, где жизнь построена на традициях семьи. Япония никогда не испытывала революций, там «красные» никогда не резали «белых», а жители страны поклоняются своим предкам, роду. Сейчас я свободный человек: десять лет назад мы с супругой, к сожалению, расстались.
Владею несколькими языками: английским, французским, японским, ну, а если вы владеете сербским, то сможете понимать любой из западнославянских языков...


Фильм о России снимают именно они — Алексей Ермаков со своим сыном, приехавшим в Россию вместе с отцом.
Что же думают старые кадеты о сегодняшнем дне России? Они поражены. Система провалилась полностью, говорят они. И почему-то коммунисты, так долго издевавшиеся над народом, вновь набирают силу. Люди разъединены, в худшем случае — объединены под знаменем все тех же, тысячу и один раз предавших их коммунистов.

Это парадоксально! Свое путешествие по России мы начали с Санкт-Петербурга, и вот что интересно. Чувствуется, что с людьми можно говорить на любую тему, но ругать Ленина — нельзя. Они обижаются: это их святой, их Христос. Но Христос не пролил ни единой капли чужой крови, сказав: «Поднявший меч от меча и погибнет», Ленин же... на нем море невинной крови.
Борис Ельцин в Питере заявил, что тело Ленина будет захоронено рядом с матерью, и это очень верно. Не мешало бы и кладбище убрать с Красной площади. Но что говорят оппоненты? Это, мол, наша история, нельзя Ленина трогать. Но ведь Малюта Скуратов тоже наша история, так давайте и ему, следуя этой «железной логике», памятник поставим!

И, помолчав:
— Когда же вы все восстановите?.. Мне кажется, что от старшего поколения ждать уже нечего. Надо подождать лет 10- 15, когда подрастет вот эта десятилетняя молодежь, а воспитывать ее надо уже сегодня в духе любви к Родине, не ограничивая ее память 17-м годом. Хотя, если честно, мне хотелось бы, чтобы Россия встала на ноги лет через пять, но я езжу по стране вот уже более пяти лет, и, увы, лучше не становится, даже отступили немного назад...

Удивительно, но в беседе с кадетами из зарубежья у нас обнаружились общие знакомые. Николай Протопопов близко знаком с семьей Чертковых, старший из которых, отец Сергий, исполнял миссию в Тегеране, затем вместе с семьей переехал в Париж, потом — в Штаты. Его сын, Николай Сергеевич, дважды посетил Воронеж, свое родовое гнездо. Последний раз — в декабре минувшего года, дав интервью местным СМИ.
Примечательно, что кадетский корпус в Воронеже был, построен на деньги его предка. По законам тогдашней России, корпусу присваивалось имя человека, который дал деньги на его строительство. Но Чертков от этого по причине личной скромности отказался, и корпус получил имя Великого князя Михаила Павловича.

Н. Протопопов — по наследству терский казак, войсковой атаман. Его — по прошествии стольких лет (!) — все еще узнают на Дону и на Кубани. Постоянно поддерживает связь с Теречным районом, ставшим сегодня «горячей точкой планеты».

— Жертвами насилия против русского населения в первую очередь стали терские казаки, — рассказывает он. — Когда из Чечни вывели федеральные войска, русское население оказалось вообще брошенным на произвол судьбы и чеченских группировок.

Они — дети России, которых революция гражданская война разметала по всему свету. Они, заложники крупномасштабного этнополитического эксперимента на организме страны, сохранили кадетское братство и называют друг друга только по именам: Дима, Сережа...
Россия потеряла их, но они не потеряли в своем сердца ощущения духовной и физической причастности к русскому народу, его культуре и языку. Непривычно и торжественно звучат их голоса в нестройном хоре юных воспитанников Воронежского кадетского корпуса: «Коль славен..», и несмотря на годы, чувствуется в них выправка старых вояк. Вот и встретились две России — старая и новая. Что же будет с Родиной и с нами?..

Руководитель делегации, председатель Сан-Францисского кадетского объединения Игорь Козлов:
— Мы не возродим Россию, не вернувшись к ее корням. Но если корни сохраняются, то дерево будет цветущим. Поймите, здесь восстанавливается любовь к своей Родине, к России. Ведь на протяжении всего 75-летнего лихолетья внимание уделялось другим союзным республикам, а на Россию внимания не обращалось.
В кадетском корпусе воспитывают людей честными: выпускники его со временем станут государственными мужами, они-то и будут возрождать Россию... Пока молодое поколение не возьмет все в свои руки, тягот будет еще очень много.


Газ. «Час пик», июль 1997г.,
Воронеж


iordan_granitov (35K)


Кадетская перекличка №64-65, 1998г.

В. ГРАНИТОВ

НЕ ПОРА ЛИ УБРАТЬ «ВОЖДЕЙ»?

В вышедшей в 1996 году в Москве книге Валерия Михайлова «Хроника Великого Донута» (документальная повесть), приводятся выдержки из письма Н. И. Бухарина товарищу Пешкову (писателю Максиму Горькому). Эти выдержки интересны тем, что дают яркую характеристику идейной сущности не только лично Бухарина, но и всех большевистских вождей ленинского окружения и самого Ленина.
Эту книгу особенно полезно прочесть тем людям в России и иностранцам, которые еще продолжают считать Ленина и прочих основоположников коммунизма в России «борцами за светлые идеалы». Большего цинизма и презрения к России, к русскому народу и даже к своей партии (кроме ее верхушки) и своей армии придумать трудно.
Вот некоторые из этих выдержек.

«...для меня революция — все, и потребуй она от меня жизни любимой жены, я спокойненько утоплю ее в умывальном ведре — медленно и мучительно...»

«Помните ли, как вы однажды выгнали меня из своей комнаты, когда я — это было под утро — в жарком споре с вами открыл вам все наши карты, признав, что у нас нет никакой «советской власти», никакой «диктатуры пролетариата», никакого «рабоче-крестьянского правительства», никакого доверия к нашей дурацкой партии, а есть лишь очень небольшой орден вождей грядущей в мир социальной революции (наподобие тех «масонов», в которых вы, хоть и не по Нилусу, но все же верите!), в ответ на ваше надоевшее мне сравнение с «бесами» выпалил, потеряв остатки хладнокровия, что Достоевского, к сожалению, нельзя расстрелять?»

«Россия? Что такое Россия?
...для меня, для нас — это только географическое понятие, кстати сказать, нами, без малейшего вреда для революции, с успехом упраздненное, для меня это — тоже слово, но старое, никому не нужное и сданное поэтому в архив мировой революции, где ему и место».

«...помните ли вы свое громовое послание к Ленину, написанное вами как «народным депутатом»? Мы все ужасно смеялись, читая ваши искренние благоглупости, которыми вы хотели поучать нас... Ах, тогда вы сами верили в Ленина и думали, что царь-батюшка не видит того, что видите вы, и что злые слуги-советчики скрывают от его ясных очей горе и муку любимой вами... России... Вы, в своей византийско-московской романтике, были так же, мягко выражаясь, наивны, как и все русские люди, питавшиеся подобной пищей на протяжение целого ряда веков их глупой, глупой истории.
Нет, мой птенчик, Ленин и все мы (мы, т. е. «орден»!) понимаем русскую действительность не хуже вас, а знаем все, потому что от нас вездесущий Феликс, поставивший за спиной каждого советского гражданина по паре чекистов, не скрывает и не смеет скрыть ничегошеньки...»

«Как вы не понимаете, что то, что дорого вам как некая абсолютная самоцель («Россия», «Русь»), нас интересует лишь постольку, поскольку речь идет о материале и средствах для мировой революции? Нам нужны — прежде всего более или менее прочный кров, а затем — деньги, как можно больше денег.
Для того чтобы получить денежки, мы не только дважды обобрали (и еще двадцать два раза оберем!) девяносто процентов России, но и распродадим ее оптом и в розницу, потому что, господин патриот, вся она к нам с лихвой вернется в желанный час мировой революции, во имя которой все дозволено...»

«Да, ваша Россия, конечно, погибает: в ней теперь нет ни одного класса, коему когда-либо и где-либо жилось пакостней, чем в нашем совдеповском раю (кстати, если это — рай, то каков же совдеповский ад? Любопытно...); мы не оставим камня на камне от многовековой постройки «государства российского», мы экспериментируем над живым, все еще, черт возьми, живым народным организмом, как первокурсник-медик «работает» над трупом бродяги, доставшимся ему в анатомическом театре...

Но вчитайтесь хорошенько в обе наши конституции: там откровенно указано, что нас интересует не Советский Союз и не его части, а борьба с мировым капитализмом, мировая революция, для которой мы жертвуем и страной, и собою (жертва, конечно, на ведущих «вождей» не распространялась. — Ред.) без малейшего сожаления к тем, кто нужен в качестве удобрения коммунистической нивы для ее будущего урожая...»

«Страна, изможденная войнами, мором и голодом (средство, конечно, опасное, но зато — великолепное!), и пикнуть не смеет под угрозой чеки и так называемой армии, которые, поверьте, нами довольны, потому что приласкать преторианцев и гончих собак, насытить их по горло всякой всячиной — это наш революционный долг.

Да, забавная комбинация — эта самая ваша Русь! Мы и сами часто диву даемся, глядя на ее пресловутое «долготерпение»... Черт знает что делаем, а все благополучно сходит с рук, как будто бы так и надо!.. Но объясните мне: ведь, почитай, нет в России ни одного дома, у которого мы прямо или косвенно не убили мать, отца, брата, дочь, сына или вообще близкого человека, и... все-таки Феликс спокойненько, почти без всякой охраны пешочком разгуливает... по Москве...»

«Вот вы все бормотали мне своим исступленным шепотком о церкви и религии, а мы ободрали церковь как липку и на ее святые ценности ведем свою мировую пропаганду, не дав из них ни шиша голодающим; при ГПУ мы воздвигли свою «церковь» при помощи православных попов, и уж доподлинно врата ада не одолеют ее; мы заменили требуху филаретовского катехизиса любезной моему сердцу «Азбукой коммунизма», закон божий — политграмотой, посрывали с детей крестики да ладанки, вместо икон повесили «вождей» и постараемся для Пахома и «низов»... открыть мощи Ильича под коммунистическим соусом... Все это вам известно, и... что же? Дурацкая страна!»

«Народ безмолвствует»... И будет молчать, ибо он, голубчик, не «тело Христово», а стадо, состоящее из скотов и зверей.
«Народ безмолвствует» и... несет налоги: что и требовалось доказать. Заговорит? Восстанет? Разины? Пугачевщина? Заставим умолкнуть, утихомирим... — перепорем, перестреляем хоть половину страны, не щадя ни детей, ни стариков!..

Ну-с, а если не удастся и мы все-таки загремим, то... скажите, пожалуйста, что мы потеряем? Те, кто нам действительно нужны для дела мировой революции, останутся целы, ибо исчезнут они вовремя; а сотни тысяч сырого материала «низов», ягнят российского коммунизма... подумаешь, какая важность: этого добра нам не жалко ни капельки, а чем страшнее и ужаснее будет реставрация и въезд на белом коне нового «царя», — тем скорее мы вернемся (такова диалектика истории!), вернемся, и тогда... не уставай, Феликс, работайте, Лацисы, и — «патронов не жалеть!!»

...Ах, впрочем, к чему эти мрачные мысли: «нам всегда везло и будет везти!» (слова Ленина).
А русская свинья-матушка, которая терпеливо пролежала три столетия на правом боку, с таким же успехом пролежит еще дольше — до прихода Мировой Социальной Революции и на левом боку: на то она и свинья...
Теперь вам ясно, что я хочу выпалить? Нет еще? Фу, какой же на самом деле — дурак! Не ясно? Ну, в таком случае — получайте: на Россию мне наплевать, слышите вы это — наплевать.

«ИБО Я - БОЛЬШЕВИК!!»

Автор книги высказывает свое мнение:
«Полезно хоть и через 60 лет увидеть большевика изнутри. А то ведь еще хватает тех, кто верит, что это были хрустальной чистоты романтики добра и справедливости».

Не приходится удивляться тому, что вожди с таким интеллектом и моралью в течение 74 лет грабили богатейшую страну, расходуя ее ресурсы на вооружение и содержание огромной армии и поддержку революционных движений во всем мире, содержа население своей страны на границе бедности, под системой сыска и террора, и в конце концов привели страну к полному экономическому и биологическому краху.
Но удивительно, что и через 6 лет после падения этой системы памятники Ленину и прочим «вождям» продолжают стоять по всей стране, и ни правительство, ни народ не считают нужным их убрать.



bogoliubov (13K)
БОГОЛЮБОВ А. Б.

ПОСЛЕ XVI СЪЕЗДА


Под свежим впечатлением от съезда в России (написано в ноябре 1998 года) хочу поделиться своими мыслями и впечатлениями с читателями «Переклички».
В оценке организации и проведения съезда постараюсь быть объективным. На основной вопрос, как прошел съезд, отвечаю: «Успешно». В чем это выразилось?
Съезд был профессионально организован и парадно оформлен. Гостиницы были красиво расположены на берегу Невы и Москва-реки. Комнаты, питание и обслуживание были хорошего качества. Переезд на ночном поезде из Петербурга в Москву был удобным и спокойным. Программа съезда была разнообразная, интересная и насыщенная. Доклады были на хорошем уровне. Наши основные мероприятия — открытие и закрытие съезда, «Заря с церемонией» и парады были красивыми и торжественными. Встречали и провожали нас с интересом и уважением. Средства массовой информации — пресса, радио, телевидение — уделили много внимания съезду. Мы общались с сотнями кадет, суворовцев и нахимовцев и с их директорами и начальниками. По моим сведениям, наши однокашники и гости остались съездом довольны.

«Обращение кадет Российских зарубежных корпусов к русским людям» — наш символ веры, надежды и любви — было прочитано при открытии съезда в Петербурге и в Москве. В этом обращении мы твердо и ясно выразили наше отношение к коммунизму, к русскому народу и к России. Мои заключения будут подтверждаться (или оспариваться) участниками съезда, фотографиями, видеозаписями, статьями в прессе и т. д.
Кому же мы должны быть благодарны за хорошо организованный и успешно проведенный съезд?
В первую очередь, однокашникам, зарубежным кадетам, которые поддержали нашу идею и приехали на съезд. Без их участия и поддержки съезд в России не состоялся бы. Наши семьи и гости помогли сделать его многолюдным и включающим выпускников других русских школ за рубежом — институток, гимназисток и гимназистов.
В Нью-Йорке нам надо благодарить правление объединения, которое большинством голосов одобрило проведение съезда в России, и неизбежные расходы из кассы объединения помогли главным организаторам — Алексею Иордану и Сергею Муравьеву.
Слышал, что помогали Игорь Агатов, Юра Шидловский и Миша Мирошниченко, возможно, были и другие. Главную нагрузку и ответственность за организацию съезда нес Алеша Иордан. Не буду перечислять все, что он сделал, чтобы мой тезка не возгордился свыше меры. «Скромность — украшение юношей», — так говорили в доброе старое время. Чтобы оценить его работу, достаточно перечитать пять сообщений, которые рассылались всем записавшимся на съезд. Как председатель XVI съезда он в течение двух недель в Петербурге и в Москве руководил всеми мероприятиями обширной программы и успешно разрешал возникающие вопросы и неувязки.
Сережа Муравьев совмещал работу председателя нашего объединения и организатора XVI съезда. С присущей ему добросовестностью он помогал, обсуждал и делал. Элегантный значок XVI съезда — это его рук дело. Он же собрал и привез в Петербург наши кадетские эмблемы и руководил украшением зала в Мраморном дворце, в котором состоялось открытие съезда.
Наш однокашник отец Петр Бурлаков благословлял парадные трапезы, молебен Новомученикам Российским и панихиду на закрытии съезда в Москве. Съезд проходил в год 80-летия начала вооруженной борьбы с коммунизмом (1918-1998).
Наш кадет, опытный регент Володя Руденко руководил импровизированным хором на богослужениях и задавал тон при исполнении молитв и песен. Он же запевал «Бородино», когда на параде в Московском корпусе молодые духом зарубежные кадеты прошли сдвоенными рядами перед начальством и кадетами тринадцати корпусов, выстроенных со своими знаменами вдоль прилегающей к корпусу улицы.
Я уверен, что такого зрелища Москва не видела с 1918 года!..
Нас порадовало выступление сыновей кадет: Андрея Боголюбова и Бориса Иордана. Андрей тепло приветствовал нас при открытии съезда в Москве, а Борис при закрытии сделал обстоятельный и интересный доклад об экономическом положении в России. Кроме того, Борис пожертвовал крупные суммы на ремонт Благовещенского собора в котором находится могила генералиссимуса А. В. Суворова, и на издание книги «Орлята России».

Мою жену и меня очень тронуло, что в своем слове Андрей помянул трех близких нам, ныне покойных, кадет Георгия Ламзаки, Глеба Сперанского и особенно брата жены Владимира Голеновского. Волик, кадет 21-го выпуска, был арестован коммунистами в 1944 году в Югославии вместе с другими белыми русскими и пропал без вести. Ходили слухи, что арестованные были расстреляны где-то на замерзшем Дунае и их тела были сброшены под лед...
Вечная память этим жертвам коммунизма!

Проведение съезда в России впервые дало нам возможность обратиться не только к военным, но и к русской гражданской общественности. Кадеты и члены кадетских объединений составили и прочитали на собраниях несколько докладов на кадетские и российские государственные темы. Тексты докладов и «Обращения» напечатаны в этом номере «Переклички». Журналисты присутствовали на мероприятиях съезда и брали интервью, которые послужили основой для статей в газетах и журналах и для передач по радио и телевидению. Таким образом, многие граждане России узнали, что за рубежом еще живут белые эмигранты, идеологические противники коммунизма, русские по образованию и культуре, духовные наследники православного, национального Государства Российского.
Выдержки из прессы, напечатанные в этом номере, дают представление об интересе и отношении к нам в России. Перечисляю в алфавитном порядке фамилии всех принявших участие в этом важном деле: Игорь Андрушкевич, Алексей Боголюбов, протоиерей Петр Бурлаков, Владимир Гранитов, Димитрий Иванов, Алексей Иордан, Борис Иордан, Валентин Мантулин, Борис Плотников, Константин Синькевич, Виктор Сладковский, Андрей Шмеман. Спасибо семьям и друзьям кадет, приехавшим с нами в Россию я проявившим столько интереса к обширной программе съезда.
Сердечное спасибо контр-адмиралу Малову, генерал-майору Скоблову, капитану Юсупову, генерал-лейтенанту Чувакину, генерал-майору Друкареву, капитану 1-го ранга филипьеву, полковнику Исакову и полковнику Кирсанову.
Особая благодарность директорам корпусов из других городов России, привезших на съезд своих подопечных кадет.
В начале этой статьи я писал, что нас встречали и провожали с интересом и с уважением, и думал, почему русские люди так приветливо к нам относились. Хорошее отношение понятно со стороны тех, кто присутствовал на XIII, XIV и XV съездах или гостил у кадет в Каракасе, Сан-Франциско, Нью-Йорке, Вашингтоне и т. д.
Ну, а незнакомые русские люди?..
Думаю, что уже само название «Съезд кадет Российских кадетских корпусов за рубежом» вызывало интерес, а после общения с нами начинало создаваться чувство уважения.
По-видимому, слово «кадет», как и слово «казак», имеет в русском языке, как сейчас говорится, смысловую нагрузку — историческую, патриотическую и даже романтическую. В Императорской России кадетские корпуса были питомниками для юнкерских училищ, из которых выходил цвет русского офицерства. В последние годы империи, шеф нашего корпуса Великий князь Константин Константинович своим влиянием и примером смягчил и обогатил обстановку воспитания в военно-учебных заведениях. В стихах, посвященных кадетам и юнкерам, он создал рыцарские образы мальчиков и молодых людей, преданных вплоть до смерти России и Престолу. В страшные годы гражданской войны лучшие из офицеров, юнкеров и кадет остались верны чувству долга и присяге в рядах Белых армий и спасли честь русского народа перед лицом революционеров-интернационалистов, стремящихся разрушить величественное здание Государства Российского.
В годы советской власти слово «кадет», по-видимому, сохранило свою положительную нагрузку в памяти и в сердцах многих русских людей. Этим воспользовался Сталин, распорядившись в 1943 году, чтобы суворовские и нахимовские училища создавались «по образцу царских кадетских корпусов». Это был очередной обман спасающего свою шкуру диктатора — взять историческую благородную форму и заполнить ее лживым коммунистическим содержанием.
Царские кадеты воспитывались в духе русского православия и по славным и часто трагическим страницам тысячелетней истории России. У суворовцев и нахимовцев отняли религию, а историю подчинили партийному заказу осуждения и извращения русского прошлого и восхваления революции и коммунизма... Несмотря на это и, возможно, под влиянием офицеров- воспитателей, среди которых были бывшие царские офицеры, мальчики, поступавшие во вновь открытые училища, называли друг друга кадетами. Эта положительная нагрузка понятия «кадет» проявилась сразу после формального развала коммунизма в России.
В разных городах по частной инициативе начали организовываться кадетские воскресные школы с конечной целью создания кадетских корпусов-интернатов. Администрации городов и областей и министерства федерального правительства стали принимать участие в организации и финансировании новых корпусов. Цели создания этих школ были разные, как и программы воспитания и образования. Зарубежные кадеты начали помогать корпусам и кадетским школам всеми доступными средствами. За последние 7-8 лет отдельные кадеты и группы кадет ездили в разные корпуса, организовывали денежные фонды помощи, распространяли наши периодические журналы, заграничные учебники и книги и даже издали новый учебник русской истории «Россия XX века» и журнал для кадет — «Исторический сборник».
Ко времени проведения XVI съезда во многих городах России уже знали о зарубежных кадетах и видели в них последних носителей духа и убеждений императорских кадетских корпусов.
На съезд приехали делегации от корпусов, о существовании которых мы еще не знали. Также приехали энтузиасты создания кадетских корпусов в далеких городах России — Мурманске, Калининграде, Барнауле и т. д.
Участие в съезде делегаций от двух училищ из Петербурга и 17 корпусов и кадетских школ подтвердило, что во главе этих военно- учебных заведений стоят люди, которые считают, что наше посещение их школ, встречи с нами при открытии съезда, на парадах и докладах приобщат молодых кадет к духовным и моральным ценностям исторической России.
На многих мероприятиях в присутствии кадет, суворовцев и нахимовцев нас тепло приветствовало их начальство — главнокомандующий Российским флотом, начальники училищ, директора корпусов и т. д.

Что отложится в памяти и в сердцах у этих русских мальчиков и молодых людей после съезда? Хотелось бы послушать их разговоры между собой и рассказы дома и в школах. Я думаю, что у них останутся яркие и красивые воспоминания, которые закрепят в их памяти благородные слова, с которыми к ним обращались на съезде, и послужат основой для возбуждения интереса и постепенного восприятия наших заветов и традиций.

В моем сердце и памяти таким ярким и торжественным событием было празднование моего первого корпусного праздника 6 декабря 1929 года — «Заря с церемонией», первое производство старших кадет, пожалование корпусу королем Югославии Александром I шефства Великого князя Константина Константиновича, торжественное богослужение, парад, необыкновенно вкусный обед, а вечером — бал для страших кадет и приглашенных институток...
Как жаль, что к Первому съезду в России осталось в живых так мало зарубежных кадет. Нам надо продолжать связь с корпусами, особенно с теми, о которых мы еще мало знаем.


В. Н. Мантулин П. А. Карасик

195-летие Омского Кадетского Корпуса

sib2 (42K)

Мечта Флоридскoго Объединения кадет посетить Омск во время торжеств 195-ой годовщины Омскoго Кадетскoго Корпуса сбылась, приглашение от губернатора области было получено, однако в виду преклоннoго возраста, большинство членов не смогли поехать, и выбор пал на нас с председателем Объединения, Павлом Александровичем Карасиком, с которым нам пришлось несколько раз съездить в Нью-Йорк, чтобы в тамошнем Российском консульстве уладить все визовые формальности до отъезда 13 мая.
Путь до Омска нешуточный - 10.000 километров с пересадкой в Москве. Правда, начальник корпуса выслал нам навстречу своего заместителя, полковника Чумаченко А. Н., а Содружество суворовцев направило полковника Ю. В. Лавринца. Они устроили нам отель на аэропорте (двигаться в Москве невозможно - сплошные "пробки"), накормили нас, переправили на другое Шереметьево и усадили в Туполев домашнего рейса.
Очевидно, из сочувствия к усталым соотечественникам, туполевскиe стюардессы были необычайно заботливы и даже ласковы, предлагая нам сверх пищевой нормы еще и "коньячку". Мы, конечно, в долгу не остались.
Рано утром в четверг, 15 мая, мы приземлились в Омске, где нас встретил наш будущий проводник, полковник Владимир Юрьевич Косенков, он же и заместитель начальника по воспитательной части. Сразу же нас поразила сибирская теплынь с сухим (в отичие от Флориды) континентальным климатом, и потому все плащи на меховой подкладке - настояние жен, оказались ненужной обузой. Гостиничный комплекс правительства Омской области оказался роскошным особняком, оборудованным по последнему слову водопроводной техники настолько, что нам, американцам (!), нередко приходилось обращаться за помощью с душем к двум нашим девушкам, помощницам и кормилицам, Оле и Тане, которые обслуживали нас с чисто аристократическими манерами, включая накрахмаленные кружевные салфетки и блинчики со сметаной на фарфоровых блюдцах.

Не успели мы отойти от полета, как руководство доставило нас в Корпус, где мы провели несколько часов, осматривая памятные места Корпуса и пробуя отменную сибирскую кухню в зале Попечительского совета. Следует заметить, что Флоридское Объединение принимало участие в создании кадетской часовни на корпусном плацу в честь Св. Серафима Саровского. Строительство и распределение фондов взял на себя митрополит Омский и Тарский Феодосий. Церкви в Корпусе нет. Вместо нее зал для размышлений с портретами духовных вождей русского народа.

Второй день, 16 мая, оказался насыщенным культурно-просветительными событиями. Прежде всего, отрадное впечатление произвел на нас не очень большой музей изобразительного искусства имени Врубеля, уроженца города Омска. Хотя в музее не много его полотен и нет самого главного шедевра "Демона" (он в Третьяковке), однако память о нем чувствуется в каждом зале, где представлены почти все корифеи русской живописи. Почетное место занимает редкий портрет Екатерины II во весь рост, работы немецкого художника.
Чета Карасиков, Павел и Барбара, сразу заметила в главном зале фаянсовые блюда, выпущенные в честь 300-летия дома Романовых. В семейной коллекции Карасиков тоже есть эти экспонаты.
Высокая изящная девушка в джинсах и подходящей блузке, подпоясанная экзотическим поясом, была нашим гидом, причем настолько осведомленным, что мы готовы были ей простить столь модный туалет.
Совершенно другие впечатления вызывает литературный музей имени Достоевского, низенькое старинное здание, перед которым стоит памятник писателю работы скульптора Голованцева. Статуя скорбная и динамичная, как и все творчество ясновидца русской души. С кураторами музея мы сразу нашли общий язык, ведь в Зарубежных корпусах изучению творчества Достоевского отводилось особо важное место. У нас он считался не только ясновидцем, но и пророком, разглядевшим будущую миссию России. Наряду с кандалами каторжника Достоевского, навсегда останется в памяти лик писателя на смертном одре художника Крамского.

К трем часам после обеда нас доставили в Государственный музыкальный театр, где в приемной комнате был накрыт стол с изысканными закусками, вокруг которого собрался цвет командного состава области во главе с губернатором. После кратких возгласов и тостов все отправились в концертный зал, уже заполненный праздничной публикой. Вслед за вступительной речью губернатора прозвучал гимн, громогласно исполненный сводным хором кадет под оркестр и другие номера программы, включая рояль в четыре руки и соло на саксофоне сыгранные кадетами. Выступал также и корпусной хор под управлением Л. Исаковой.
Первым номером была исполнена "старинная юнкерская песня", "Взвейтесь, соколы, орлами", к сожалению, не так, как мы старые кадеты ее певали. Вместо традиционных двух теноров-запевал, весь хор сразу начинал в унисон, из-за чего припев получался не очень эффектно, не по-солдатски. Остальные номера и пост-советские шлягеры были спеты с микрофоном, почти под стиль рок-а, причем, сама руководительница исполняла партию солистки тоже с помощью микрофона.
Эту же псевдо-музыкальную тенденцию мы заметили в Донском корпусе еще в 1997 году во время выпускного концерта под руководством самого начальника Миронова.
На следующее утро, в субботу 17 мая наш "Газик" Горьковского завода уже мчался к пункту очередного посещения, к Ачаирскому монастырю. Где-то на полпути, на улице Ленина, вожатый притормозил и в авто вскочил моложавый попутчик, который уселся рядом с нами, представился как местный историк-краевед и без объяснений открыл свой портфель, из которого на нас глянул 1-ый том кадетского Песенника, правда, только в форме ксерокс копии. Александр Лосунов - так зовут историка - оказался очень полезным проводником и советником.
Ачаирский Крестовый монастырь расположен в 50-ти километрах южнее Омска в живописной местности на берегу Иртыша. Основанный в 1902 году, как Михайло-Архангельский женский монастырь, он был в 1920 году осквернен и разрушен. С 1937 по 1953 на Ачаирской земле свирепствовал лагерь № 8 системы Гулага. В фанерных бараках зеки умирали от голода и холода. Всего погибли около 200.000 человек. Так как их хоронили наспех, неглубоко, то воды Иртыша размыли безымяннные могилы и разбросали кости узников по всему району.
Потрясенный всем увиденным, назначенный в Омск митрополит Феодосий (в миру Игорь Иванович Процюк, уроженец Волынской области), в 1991 году, при содействии губернатора Л. К. Полежаева, начал восстановление монастыря, в котором к сегодняшнему дню уже возведены и храмы, и колокольни, и звонницы, и кельи, и памятник Святому Николаю Мирликийскому. Кстати, Флоридское Объединение давно уже поддерживает деятельность владыки, и когда он узнал во время трапезы, кто у него в гостях, то немедленно вызвал дьякона с хористами и велел провозгласить гостям "Многая лета!".
На этом месте следует указать, что, может быть, главное достижение митрополита Феодосия это восстановление величественного Успенского Кафедрального Собора, духовного и архитектурного центра города, взорванного в 1935 году. Оставляя пока в стороне эстетическое и религиозное значение этого храма, кадетам необходимо напомнить, что при закладке святыни в 1891 году присутствовал Цесаревич Николай Александрович, а в 1900 и в 1909 г.г. Омск посетил Великий Князь Константин Константинович, каковые события требуют отдельного описания.
sib1 (48K)

Торжественная церемония празднования 195-ой годовщины основания Омского Кадетского Корпуса была перенесена на воскресенье 18 мая. Когда перед нашим автомобилем раздвинулись решетчатые ворота, то мы сразу увидели на корпусном плацу нарядную толпу родителей, гостей и рядовых омичей. К 10 часам Корпус, состоящий из шести рот по 100 кадет каждая, выстроился перед трибунами. Ровно в 10:30 почетные особы заняли места на трибунах, и начальник Басаев приступил к самой церемонии.
Первым выступил губернатор Леонид Константинович Полежаев. За ним краткую речь произнес один из старших кадет. Третьим слово было предоставлено делегату от Флоридского Объединения. Так как время выступления было ограничено минутами, то нижеизложенный текст не удалось произнести полностью:
"Ваше Высокопревосходительство, Господин Губернатор! Господин полковник, Начальник Корпуса! Господа офицеры! Кадеты!
Как один из старейших кадет, прибывший на сегодняшнее торжество по инициативе председателя Флоридского Объединения, Павла Александровича Карасика, передаю от лица Обще-кадетского Объединения, включая Сан-Франциско, Нью-Йорк и Аргентину, поздравление Омскому Кадетскому Корпусу с его сто девяносто пятой годовщиной.
Зарубежные кадеты, хранившие целое потрясенное столетие традиции Российских кадетских корпусов и передавшие эти традиции возродившимся корпусам, сознают особое значение Омского Кадетского Корпуса, восстановленного стараниями губернатора Леонида Константиновича Полежаева и ведомое начальником, полковником Басаевым. Юные омичи с алыми погонами готовят себя сегодня к служению отчизне в русском городе, занимающем центральное геополитическое положение Евразийского материка, то есть, всего мира. Через этот центр веками шло великое переселение племен и народов, но наипаче всего неудержимый поток монгольского нашествия. И не случайно Омский музей изобразительного искусства носит имя Врубеля, написавшего классический образ Демона, символа зла, разрушения и смерти. Ведь монгольские полчища истребляли всех жителей многих городов, а в Козельске даже младенцев сосущих млеко.
Этот шквал остановил Дмитрий Донской, а вслед за тем донской атаман Ермак Тимофеевич с горсточкой казаков числом в 840 человек, разгромив орду Кучума "на диком бреге Иртыша", начал ответный удар русского народа в Азии, докатившийся до Аляски!
sib3 (52K) Мирная экспансия землепроходцев зиждилась на силе и доброте вселенского русского духа, провозглашенного Достоевским, скорбный музей которого тоже находится в Омске. Кадеты, взращенные в городе с такими историческими символами, имеют все шансы быть достойными защитниками Сибири, ее племен и ее несметных богатств.
Глядя на восторженные лица Омских кадет, слушая на концерте их могучее пение, мы, старые кадеты, сознаем, что будущее России в надежных руках, о чем мы доложим зарубежным кадетам, рассеянным по всем странам мира. Бог в помощь!".

По завершению ритуальной части с речами и выдачи похвальных грамот офицерам-воспитателям, Корпус прошел церемониальным маршем, строго соблюдая равнение по шеренгам.
Вечером в тот же день состоялось посещение Государственного Музыкального театра, где выступал необалет "Апофеоз", посвященный жизни и трагической смерти адмирала Колчака. Оставляя за потомками русских белых моряков право политической оценки спектакля - подобает ли вообще ставить балет на такую тему - укажем лишь, что хореографически балет создан удачно, солисты и кор де бале были на высоте, и весьма отрадно, что драматическая судьба Белого вождя вышла на авансцену русской истории.
В последний день, 19 мая, имела место встреча и беседа с кадетами, на которой присутствовали около 200 человек. Несмотря на очень большую аудиторию, общение прошло удачно. Коснулись кадетских традиций, кадетского быта, духовных ценностей и будущего выпускных кадет. Супруга П. А. Карасика, владеющая кроме английского и языком немецким, после разговора с кадетами, установила, что они хорошо подготовлены по обоим языкам.
sib4 (56K) Во вторник, 20 мая, рано утром после неизбежной проверки на Омском аэропорте, мы быстро долетели до Москвы, где на Шереметьево 2, от Содружества суворовцев нас встретила Ирина Калакутская со своим автомобилем и шофером, который перевез нас на Шереметьево 1, в кафетерии которого мы за интересной беседой провели несколько часов, после чего погрузились на самолет и благополучно долетели до Нью-Йорка.
Разгрузочная процедура на Кеннеди аэропорте, как всегда была самой легкой и быстрой.
Ступив на американскую землю, делегаты Зарубежных кадет первым делом считают своим приятным долгом поблагодарить всех гостеприимных хозяев Сибири, начиная с губернатора Леонида Константиновича Полежаева и начальника Корпуса, полковника Басаева, включая офицеров воспитателей и рядовых омичей, сделавших возможным и радостным это нелегкое путешествие. Оно останется надолго в памяти у всех его участников.

В. Н. Мантулин П. А. Карасик

 

Также смотрите на сайте L3:

КАДЕТЫ, БЕЛОЕ ДЕЛО, МАРТИРОЛОГ
HOME L3
Библиотека Белого Дела Старый Физтех
Воспоминания А.Г. Лермонтова Деревня Сомино
Поэзия Белой Гвардии Раскулаченные
Белое движение. Матасов В.Д. полярные сияния

Автор сайта XXL3 - Л.Л.Лазутин.
This page was created by Leonid Lazutin
lll@srd.sinp.msu.ru
updateв 4.1. 2006, 13.07.06,15.07.08