Душан Петкович



КОРОЛЬ ВИТЯЗЬ АЛЕКСАНДР 1 ОБЪЕДИНИТЕЛЬ

Из журнала "Кадетская перекличка" № 10 1974г.

Также на этой странице см. доклад Сергея Сергеевича Дурилина из журнала КП № 21


  КОРОЛЬ ЮГОСЛАВИИ АЛЕКСАНДР 1 (1888-1934) заслуживает нашей особой благодарности за неоценимую помощь русским белоэмигрантам. Его попечением были созданы нормальные условия для учебы эмигрантской молодежи в кадетских корпусах, гимназиях и институтах, сохранивших русскую культуру, русский патриотизм, выдержавший испытание времени до наших дней.
Русская общественность должна помнить об этом.
Вот почему мы помещаем в рубрике "Белое дело" статью, написанную специально ддя "Переклички" выдающимся сербским дипломатом, публицистом и редактором журнала "Гласник", сербского историческо-культурного общества "Ньегош", г. Душаном Петковичем.
Перевод с сербского.

Александр Карагеоргиевич, второй сын короля Петра I и княгини Зорки, дочери Короля Черногории Николая I Петровича, родился в Цетинье 17 декабря 1888 года. Ему было два года, когда скончалась его мать и отец, тогда еще князь Петр, переселился с детьми в Женеву.
Там дети — дочь Елена, сыновья Георгий и Александр, получили начальное образование. Когда, 29 мая 1903 г., была свергнута с престола династия Обреновичей и король Александр I и королева Драга были убиты, Народная Скупштина (парламент) выбрала 24 июня князя Петра Карагеоргиевича королем Сербии. В это время дети находились в школах в Петрограде. Александр там начал образование в гимназии, которое продолжил в Белграде после 1903 г. Военное образование получил в Белграде и в Пажеском Корпусе в Петрограде.

Возвратившись в Сербию, в 1906 г., он был провозглашен Престолонаследником, 28 марта, после того как его старший брат, Георгий, отрекся от прав на престол. С этого момента Он посвящает свою жизнь Отечеству и своему народу.
В это время все стремления народа были направлены на освобождение сербов, находившихся под турецким владычеством. Принимая во внимание, что не только Сербия и Черногория, но и Болгария, и Греция стремились к освобождению своих братьев, порабощенных турками, это привело в 1912 году к заключению четырьмя державами Балканского Союза против Турции. Война началась 17 октября 1912 г. Во время войны, Престолонаследник Александр командовал I армией. Эта армия выиграла два больших сражения на Куманове и около Битоля, которые в конечном результате решили войну против турок.

К сожалению, в результате затруднений, возникших в связи с разделом освобожденных земель между сербами и болгарами, вспыхнула вторая Балканская война. Неожиданно болгары, отказавшиеся от арбитража русского царя, предусмотренного соглашением о Союзе между Сербией и Болгарией, без предварительного объявления войны, напали на сербские войска на реке Брегальнице и на других частях фронта. И в этой войне Александр стоял во главе I армии. На Брегальнице, также как и в 1330 году на Велбужде, определенно начертаны границы между Сербией и Болгарией. Побежденная на Брегальнице, Болгария запросила мира, т. к. против нее кроме греков, на которых она напала как и на сербов, двинулись румыны и турки.

alex1 (53K) Победив турок и болгар, Сербия и Черногория становятся центром сербского объединения. Эти победы нашли особенно сильный отклик у сербов живших под Австро-Венгрией.

24 июня 1914 года, только за четыре дня до Видовданских торжеств, и сараевского убийства, больной король Петр I возложил исполнение обязанностей главы государства на престолонаследника Александра, который становится Регентом Королевства Сербии.
Черные зловещие тучи, которые нависали над Сербией, еще с момента аннексии Боснии и Герцеговины Двуединой монархией в октябре 1908 года, снова угрожающе двинулись из Сараева. В день сербского национального праздника Видовдана, австро-венгерский престолонаследник Франц Фердинанд со своей супругой Софией должны были быть торжественно встречены в Сараево. Но вместо торжественной встречи разорвалась бомба террориста Чабриновича, а несколько позднее выстрелы из револьвера молодого серба Гавриила Принципа прервали жизни Фердинанда и Софии. Покушение было делом рук организации сербской молодежи «Молодая Босния».

Вена воспользовалась этим происшествием в своем желании уничтожить Сербию. Правительство Вены, считавшее Сербию ответственной за покушение в Сараево, отправило сербскому правительству ультиматум с такими требованиями, которых ни одно независимое государство не могло бы принять. Регент Александр обратился к русскому царю Николаю II со следующей телеграммой:
«Требования австровенгерской ноты без необходимости представляют унижение для Сербии и иесогласованы с достоинством независимого государства. От нас требуют в повелительном тоне официального заявления в «Сербских новостях» и королевского приказа армии, которыми будут нами самими пресечены вое выступления против Австрии и признаны справедливыми обвинения в наших вероломных происках. Требуется допустить австрийских чиновников в Сербию, которые вместе с нашими будут вести расследование и контролировать исполнение других требований ноты. Нам предоставлен срок в 48 часов принять все, иначе австровенгерское посольство покинет Белград. Мы готовы принять австровенгерские требования, которые согласованы с позицией независимого государства, а также и те, которые были бы предложены нам Вашим Величеством; все лица, участие которых в убийстве будет доказано, нами будут строго наказаны. Некоторые требования не могут быть исполнены без перемены законов, а для этого требуется время. Нам предоставлен слишком короткий срок... На нас могут напасть после истечения срока, т. к. на нашей границе группируются ав- отровенгерские войска. Нам невозможно защититься и поэтому прошу Ваше Величество прийти как можно раньше нам на помощь...»

27 июля 1914 года царь Николай II ответил:
«Ваше Королевское Высочество, обращаясь ко мне в столь тяжелый момент, не ошиблось в чувствах, которые я питаю по отношению к Нему и в моем сердечном рас- положении к сербскому народу. Самым серьезным образом Мое внимание обращено на настоящее положение и Мое правительство всеми силами старается преодолеть настоящие трудности. Я не сомневаюсь, что Ваше Высо- чество и королевское правительство облегчат эту задачу, не пренебрегая ничем, что могло бы привести к решению, которое предотвратит ужасы новой войны, соблюдая в то же время достоинство Сербии. Все Мои усилия, пока будет хотя бы самая маленькая надежда избежать кровопролитие, будут направлены к этой цели. Если, вопреки нашему самому искреннему желанию, успех не будет достигнут. Ваше Высочество может быть уверено, что ни в каком случае Россия не останется равнодушной к судьбе Сербии».

В разговоре со своим шурином, великим князем Александром Михайловичем, царь Николай II, на вопрос о том мог ли Он избежать войны, ответил дословно следующее:
«Я мог избежать войны, если бы хотел совершить акт предательства по отношению Сербии и Франции, но это не в Моем характере».

Заняв такую позицию в наиболее трагические дни сербской истории, царь Николай II пришел на помощь Сербии и этим дал сербскому народу незабываемое доказательство Своей искренней дружбы. Встав на защиту Сербии, Он потерял и свой престол, и жизнь Свою и всей Своей семьи.
На другой день после ответа царя Николая II Австро- Венгрия объявила войну Сербии. Это было началом Первой мировой войны.
В этой войне, которая продолжалась с 28 июля 1914 года до 11 ноября 1918 года, регент Александр был Верховным Главнокомандующим сербской армии. Война закончилась победой союзников над центральными державами, Болгарией и Турцией. В результате этой войны родилось Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, провозглашенное 1 декабря 1918 года в Белграде.

Всю войну регент Александр провел со своими солдатами на полях сражений. Сербская армия, изнуренная двумя предыдущими войнами, оказала героическое сопротивление неприятелю и одержала две блестящих победы на Цере и Сувоборе в 1914 году. Осенью следующего года на Сербию напали Германия, Австро- Венгрия и Болгария. Под давлением объединенных и значительно превосходящих сил противника, сербская армия отступала сражаясь, перешла хребты Черногории и негостеприимную Албанию и вышла на Адриатическое побережье. Оттуда она была переброшена на остров Корфу, с которого, отдохнув и реорганизовавшись, была направлена на Салоникский фронт. Переброска армии союзными кораблями на о. Корфу произошла после вмешательства русского царя Николая II и энергичного настояния регента Александра, который отказался погрузиться на корабль, пока последний сербский солдат не будет переброшен на Корфу. Надо принять во внимание, что хотя в это время регент Александр был серьезно болен, его забота о своих солдатах сильно повлияла на сохранение ими воинского духа.

Первым большим подвигом на Салоникском фронте было освоение «неосвоимого» Каймакчалана. И это случилось непосредственно после переброски сербских частей на поле битвы. Прорывом Салоникского фронта, 15 сентября 1918 г. было ускорено окончание войны. Все это время регент Александр был со своими храбрыми солдатами, обходил их позиции, разделял с ними и радости, и тяготы. Он был их настоящим боевым товарищем.

По окончании воины и после смерти своего августейшего родителя, 16 августа 1921 г. регент Александр стал Королем Сербов, Хорватов и Словенцев. На престоле оставался до 9 октября 1934 г., когда погиб в Марселе при посещении Франции, в результате преступного международного заговора от выстрелов наемного убийцы, Владимира Георгиева-Черноземского (Величка Керина), члена Внутренней Македонской Террористической Организации в сотрудничестве с хорватскими усташами.

Во внутренней политике королю Александру I Карагеоргиевичу с самого начала пришлось столкнуться со многими трудностями. Непосредственно после образования Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев пришлось прийти к заключению, что объединение осуществлено слишком рано. Сербы внесли в это объединение весь свой национальный, моральный и военный ореол, в то время как хорваты с самого начала заняли опозиционную позицию.
Таким образом сразу же народился так называемый «хорватский вопрос». Этот хорватский раздор в большой мере тормозил прогресс государства во всех направлениях. Атмосфера становилась все тяжелее и несноснее. Дело дошло и до выстрелов в Народной Скупщтине, и убийства предводителя Хорватской крестьянской партии, Степана Радича, и еще трех хорватских народных представителей. Это привело к тому, что хорватские народные представители и члены Самостоятельной демократической партии вышли из Народной Скупштины.
При все обострявшихся отношениях и оппозиции к Белграду, король Александр, 6 января 1929 года, распустил Скупштину, приостановил действие Устава и провозгласил личный режим. Он это сделал с лучшими намерениями и с единственной целью — сохранить тяжело приобретенное единство и территориальную цельность. Если бы пули объединенных преступников не отняли Его жизнь, вероятнее всего, что королю Александру с его решительностью и любовью к стране это бы удалось осуществить.

Во внешней политике король Александр показал бесспорную одаренность, блестящее понимание крупных международных проблем и непреклонное стремление сохранить мир во воем мире. Уже в 1921 г. он создает с президентом Чехословакии Масариком и румынским королем Фердинандом Малую Антанту, цель которой была предотвращать восстановление и возвращение династии Габсбургов к власти в Австрии.
В 1924 г, в целях консолидации отношений с Италией, подписал пакт дружбы и сердечного сотрудничества, известный под названием «Римский пакт». Принимая во внимание сердечные отношения между Францией и Югославией, оба государства заключают в 1927 году Пакт дружбы, который имел характер союза. Через десять месяцев после приостановки действий Устава, 3 октября 1929 г., название Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев заменено названием Королевство Югославия. В тот же день закончен административный раздел государства на девять бановин.

Непосредственно после окончания Первой мировой войны побежденные державы начали поднимать голову и требовать пересмотра «версальских диктатов» и других договоров о мире. Это ревизионистское движение собрало всех побежденных в один лагерь. Король Александр был защитником существовавших договоров. Как раз он, желая сохранить мир на Балканах, больше всего сделал для заключения Балканского соглашения между Югославией, Румынией, Грецией и Турцией.
Желанием короля Александра было, чтобы и Болгария, в общем сторонница пересмотра, примкнула к этому согла- шению и ей были бы сделаны некоторые территориальные уступки со стороны ее соседей.
Для укрепления мира в Европе король Александр работал с французским министром иностранных дел Л. Барту на укреплении и усилении существующих Союзов. С этим намерением он отправился в октябре на югославяноком военном корабле «Дубровник» в Марсель, где должен был возложить венок на памятник французских солдат, погибших на Восточном (Салоникском) фронте, а затем отправиться в Париж, где ему готовилась торжественная встреча. К сожалению, своей миссии он не выполнил, т. к. сразу же по прибытии в Марсель, 9 октября 1934 года, погиб от преступной руки вышеупомянутого В. Георгиева- Черноэемокого.

В отношении большевиков и Советского Союза, король Александр с первого момента занял непримиримую позицию. При его жизни, и даже до 1939 г., Югославия не признавала нового режима и не поддерживала с ним никаких сношений.
8 июня 1922 года король Александр женился на принцессе Марии, дочери румынского Короля Фердинанда и королевы Марии.
От этого брака родилось три сына: Петр, Томислав и Андрей. Петр унаследовал престол своего отца и стал Королем Петром II. Коммунисты его свергли с престола и он умер в изгнании 3 ноября 1970г. После него остался сын Александр.

Король Александр I был великим монархом. На войне герой, в мирное время государственный деятель. Лучшие годы своей молодости проводит на полях сражений около своих солдат, которые его обожали и которых он также обожал. Любил свой народ и народ, сербский, также любил его. Во дворце был настоящим сербским хозяином, презирая блеск и роскошь. Привязан к своей семье и верен ей — он представляет высочайший пример чистоты и безукоризненной жизни, что патриархальный сербский народ, с его высоким понятием о чести и морали, глубоко ценил и уважал. Желал государству и народу только добра, счастья и благополучия и применил даже личный режим, чтобы сохранить единое государство, в фундамент которого заложены кости сотен и сотен тысяч сербских сынов.
За границей пользовался также большим почетом, как человек с характером, как надежный друг, верный союзник и способный государственный деятель. Его трагическая смерть искренно опечалила всех друзей, а выражая признание и уважение, пригнули головы и многие неприятели.
Крупный французский государственный деятель, Раймонд Пуанкаре, президент Французской Республики в первую мировую войну, и Аристид Бриан, глава правительства и незаменимый министр иноотраных дел, считали короля Александра «самым умным монархом вашего времени». Французский маршал Фош, верховный главнокомандующий союзными армиями в первую мировую войну, и вся французская армия видели в нем символ витязя.
Др. Мирослав Спалайкович, бывший посланником Королевства, Сербии в царском Петрограде, а после первой мировой войны в Париже, так заканчивает одну свою статью о короле:
«И как человек, король Александр возвышается высоко над остальными и очаровывает всех. О нем один очень высокопоставленный иностранец сказал недавно в моем присутствии:
— Жаль что он Король! Будь Он простым человеком я бы хотел, чтобы Он был моим другом до смерти, настолько Он полон чувства, внимания и сердечности».


Душан Петкович
Бывший секретарь королевского посольства.

 


КОРОЛЬ АЛЕКСАНДР 1 - ЮГОСЛАВСКИЙ

(Доклад С. Дурилина)
из журнала Кадетская перекличка № 21

alexandr2 (9K)Ваше Преосвященство, Ваше Высочество, многоуважаемые государыни и государи, дорогие друзья однокашники — кадеты!
Вновь пришел срок нашему съезду состояться в солнечной, гостеприимной Венецуэле, где осело много наших кадет- однокашников, а среди них я нашел даже нескольких моих бывших одноклассников, но, увы, судьбе не угодно было дать возможность мне с семьей приехать сюда повидаться. Поэтому я решил поделиться с Вами, дорогие друзья, моими мыслями, которые будут прочитаны Вам, любезно согласившимся на это трудное дело, нашим однокашником Алексеем Иорданом.
Темой нашего съезда является: «ЕКВ Король Александр I, Рыцарь и Объединитель, Кадет и Друг Русских». Выбор темы не мог бы быть лучше. Нам русским следует не забывать наш долг перед этим исключительным Монархом и кадетом так трагически погибшим.

Но прежде чем начать свой доклад я хочу поделиться с Вами некоторыми очень интересными данными, с которыми мне пришлось столкнуться во время подготовки этого труда.
Во время моих поисков, я не нашел биографии короля Александра I ни в одной энциклопедии, ни в англо-американских, ни в немецких, не говоря уже о советской, где сказано было следующее:
«Сын Кара-Георгия Александр правил Сербией с 1842 г. по 1858 г. В 1903 г. после убийства короля Александра Обреновича престол перешел к Карагеоргиевичам. В апреле 1941 г. во время захвата Югославии германо-итальянскими фашистами, Карагеоргиевичи бежали за границу и вели борьбу против национально- освободительного движения народов Югославии...». комментарии излишни.
В историях же Балканского полуострова, в зависимости от места печатания книги, соответствующее напоминание о короле Александре I изредка можно найти, однако его имя упоминается только вскользь.
Многие из нас наверно помнят «народне песмё» о Косовском побоище, когда Милош Обилич убил турецкого султана Мурата, но несмотря на это сербское воинство проиграло бой с турками и началось их длившееся столетиями турецкое иго. Быть может Вы помните «песму» о «Юговича майке», из того же цикла песен, или же о «Кральевиче Марко» легендарном герое из города Прилепа, и его матери Евросиме, о хайдуке Станко и многие другие.
Эти красочные страницы геройского пафоса воодушевляли маленький числом, но крепкий духом народ на протяжении многих столетий, и в них он черпал силы на борьбу со своими врагами — поработителями. Даже и мы были свидетелями, когда четники и защитники королевской власти под предводительством ген. Дражи Михайловича боролись против немцев и титовцев в живописных, диких горах Боснии, Герцеговины, Черногории и Южной Сербии. Они скрывались в лесистых горах своей родины, терпели болезни и во всем нужду, но несмотря на все это не сдавались, а сражались до последнего вздоха, оставаясь верными своей присяге, пока не были проданы союзниками «за тридцать Серебреников».

Перед тем как начать главную тему моего доклада, я позволю себе, вкратце, воскресить в Вашей памяти исторические события связанные с началом династии Караджерджевичей.
Вдохновителем и руководителем первого сербского восстания («Првог устанка») в 1804 г. был «црни Джордже» или как турки прозвали его Кара-Георгий, по фамилии Петрович. Он был безграмотным торговцем свиней из Шумадии, куда бежал его дед от турецкой мести из Черногории. Интересно заметить, что сербский народ («рая») взбунтовался тогда не против султана и Оттоманской империи, а взялся за оружье только, чтобы проучить своих владетельных пашей с яничарами, которые грабили их и жестоко расправлялись со всеми инакомыслящими.
Успехи повстанцев удивили их самих и они поняли что силой и умелым заступничеством сильного соседа можно добиться прав и разных льгот у султана. Сперва сербы обратились за заступничеством к Австро-Венгрии, но Вена отказала в помощи, зато Россия, исконная защитница и покровительница православных христиан на Балканском полуострове, охотно заступилась за восставших сербов предотвратив этим дальнейшие гонения и казни патриотов, и помогла получить номинальную независимость для Сербии у турецкого султана.

Наш величайший поэт А. С. Пушкин посвятил в 1834 г. несколько стихотворений на тему о геройской борьбе сербов с турками в своем цикле «Песни Западных славян». Одно из этих стихотворений было посвящено Кара-Георгию, и называлось оно «Песня о Георгии Черном». Уже в то время ходило много легенд об этом храбром вожде сербов. Кара-Георгий Петрович правил Сербией с 1804 г. и по 1813 год. Он был выбран большинством представителей народа главным начальником воинских подразделений и правителем страны, что соответствовало титулу князя. С этого времени и стали величать его этим титулом. Во время Наполеоновского нашествия, двунадесяти языков, на Россию турецкие войска снова заняли Сербию после жестоких боев с сербами. Последние увидели невозможность продолжать борьбу с Портой и Кара-Георгий с некоторыми влиятельными вождями покинул пределы своей родины и они ушли сперва в Австрию, а затем в Россию.
Турки снова стали владычествовать в злосчастной Сербии.
Второе восстание сербов в 1815 г. возглавил Милош Обренович, который сумел заключить с Портой мир в 1817 г., и по ее разрешению был избран наследственным верховным князем Сербии.
Пользуясь своей властью Милош объявил, что Кара-Георгий является врагом Султана и за его голову выдано будет вознаграждение. Не задолго до этого, прибыл в Сербию из Бессарабии Кара-Георгий и готовился стать во главе своих приверженцев, но погиб от руки убийцы. Милош Обренович отправил его голову в Константинополь султану в подарок, а тело Кара-Георгия похоронил в церкви села Топола.

Обреновичи княжили в Сербии до 1842 года, когда был избран князем сын Кара-Георгия, Александр.
Правление кн. Александра тоже не было очень долгим, а именно с 1842 г. и по 1858 г. Его политика не очень нравилась народу, т. к. вместо традиционной дружбы с Россией, он старался наладить дружеские отношения с соседями — Австрией и Турцией, и из-за этой политики лишился власти и пришлось ему покинуть сербский престол. Снова в Сербию возвратились Обреновичи — престарелый кн. Милош, а по смерти его (1860 г.) княжил опять его сын Михаил. Династия Обреновичей была у власти до злосчастной «майской революции 1903 года».
Кн. Александр Карагеоргиевич, покинув пределы своей родины, вернулся в отцовское имение в Венгрию и там доживал остаток своей жизни в покое: он умер в 1885 г. У кн. Александра было девять детей из коих выжило только два сына: Петр и Арсений.
Петр Карагеоргиевич учился в Швейцарии, а по окончании среднего образования был принят во французскую офицерскую школу Сен-Сир, которую он окончил блестяще и был произведен в чин подпоручика. Во время Франко-Прусской войны он командовал ротой, был взят немцами в плен, но ему удалось бежать и спасти полковой штандарт. Франция же за этот геройский подвиг наградила Петра Карагеоргиевича орденом почетного легиона.

Несколько лет спустя в Боснии и Герцеговине вспыхнуло восстание против турок и кн. Петр принял в нем участие под именем Петра Мрконьича. Он стал одним из главных начальников и вдохновителей этого восстания ведя партизанский образ жизни — скрываясь в горах и живя в землянках. Тут на месте, с народом, в борьбе за свободу, он делил все лишения и участь своих подчиненных и показал себя прекрасным, справедливым начальником и патриотом.
К этому периоду относится интересное письмо кн. Петра адресованное правившему тогда князю сербскому Милану Обреновичу, в котором он предлагает забыть все прошлое, и вместе работать на благо сербского народа. Обренович не счел, даже, нужным ответить на это письмо, и о нем не было известно историкам до 1924 г., когда оно было случайно найдено в уцелевших дворцовых архивах семьи Обренович.
В 1883 г. кн. Петр приезжает в Цетинье, столицу Черногории. Там он знакомится со старшей дочерью черногорского кн. Николая — Зоркой, и вскоре женится на ней.
Последствия этого брака дали упрочить политическое положение дома Карагеоргиевичей: во-первых, из-за родства с черногорским княжеским домом, который был в родстве с многими правящими династиями Европы, во-вторых, потому что Черногория была под покровительством Императорской России с времен Петра Великого, и в- третьих, из-за политики кн. Милана Обреновича, которая с 1881 г. носила отпечаток Венского двора. По этой причине Сербия вышла из сферы добрососедских отношений с Россией. Австрия была нашей вечной политической соперницей на Балканах, а новая политика Сербии не давала возможности нашему правительству эффективно покровительствовать южным славянам в чем они часто нуждались, и в то же самое время тормозить всегдашнюю мечту и политику немецкой дипломатии: «Дранг нах Остен» и малым отклонением на «Зюд Остен», который начался в 1878 г. после Берлинского конгресса.

Русское правительство приветствовало появление серьезного претендента на сербский престол в противовес правящему тогда Обреновичу, тем более что Карагеоргиевичи были первыми правителями Сербии, а Обренович вероломно убил родоначальника этой династии. Родство же с домом Ньегоша укрепило политическое положение кн. Петра в глазах русского правительства еще больше и на этой политической почве происходит интересный курьез, а именно, кн. Петр Карагеоргиевич приглашается на коронацию ЕИВ Александра III, в Москву, в качестве представителя Сербии, а не Милан Обренович — тогдашний правитель и король Сербии.

У молодой четы Карагеоргиевичей было пятеро детей, из коих выжило трое. Первой родилась у них дочь Елена, затем первенец Георгий в 1887 г., а после этого Александр 4/17 декабря 1888 г. в городе Цетинье — столице Черногории. В то время в Черногории выходил листок «Голос Черногорца» (Глас Црногорца), единственный печатный орган страны, созданный на деньги Санкт-Петербургского Митрополита, подарившего в 1833 г., гостившему у него, Ньегошу 3,000 рублей на это дело. В рубрике под заголовком «домашние новости» от 11 декабря 1888 г. (по ст. стилю) появилась следующая заметка:
«Самый младший Карагеоргиевич: Цетинье 10 декабря. — На прошлой неделе в день 4-го декабря вскоре после восьми часов утра, начали палить ружья по всему Цетинью, и быстро разнеслась радостная весть, что в этом часу Ее Светлость княгиня Зорка Карагеоргиевич родила сына. Как Светлая родильница, так и новорожденный княжич находятся, слава Богу, в добром здравии».
Радостное известие о рождении второго сына у кн. Петра было послано в СПБ с просьбой к ЕИВ Александру III быть крестным отцом (кумом). Российский Император дал свое согласие и 4/17 июля того же года состоялись крестины. При крещнеии высокопоставленный младенец наречен был АЛЕКСАНДРОМ в честь своего крестного отца — Императора Всероссийского.

Кн. Петр Карагеоргиевич благодаря своей борьбе с турками был известен и уважаем среди своих соотечественников как храбрый патриот. Его здравые политические взгляды и его прямой без интриг, подход в критике правления Обреновича увеличивали его популярность в Сербии и число его приверженцев росло, несмотря на то что он жил в изгнании.

Кн. Николай Черногорский требовал от своего зятя решительного шага, т. е. захвата престола Обреновичей силой, Но кн. Петр, возражая своему тестю, заявил, что он примет сербский престол только под одним условием, а именно: законно и от народа. Семейное счастье молодой княжеской пары не было долговечным. Здоровье молодой княгини пошатнулось и в 1890 г., вскоре после родов, она умерла. Не стало дорогой жены и верной подруги жизни у кн. Петра и он решает покинуть родину. Вся семья переезжает в Швейцарию. В Женеве он арендует скромный особняк недалеко от русской православной церкви, которую он с семьей, по праздникам, ревностно посещает. Жизнь начала понемногу налаживаться, дета росли под надзором тети Иды, близкой родственницы кн. Петра.

Кн. Петр был примерным, любящим, но строгим отцом. Молодые студенты, сербы и черногроцы, нанимались репетиторами к детям, и они преподавали им сербский язык, литературу, фольклор и историю их далекой родины. Помимо домашних занятий дети кн. Петра начали посещать Швейцарскую начальную школу. Кроме всего этого кн. Петр записал мальчиков в школу верховой езды и плавания. В начальной школе все занятия велись по французски, домашние занятия велись на родном языке. Вскоре дети начали брать частные уроки немецкого языка.

В середине 1890-х годов было получено приглашение их сестрой, Еленой, от тети, по матери, Милицы Николаевны, супруги ВК Петра Николаевича, приехать в Россию продолжить свое образование в Смольном институте для благородных девиц. В то же самое время младший брат кн. Петра, Арсений, разведясь со своей женой кн. Ауророй Павловной, урожденной Демидовой, известной красавицей СПБ-а, привез своего сына кн. Павла к брату в Женеву на попечение. Таким образом мужское население увеличилось и жить стало веселее и интереснее.

Следует заметить, что один из сербских историков, М. Вукович- Бирчанин, упоминает, что, как раз, в это время кн. Александр заболел дифтеритом. Его жизнь висела на волоске в течение продолжительного периода. Лечил его знаменитый специалист того времени — швейцарец др. Мартин. Многие новейшие лекарства приходилось доставлять из Парижа. В конце концов кризис миновал и княжич стал поправляться, но болезнь изнурила организм бедного ребенка, а как последствие этой тяжелой болезни у кн. Александра была обнаружена близорукость. Ему пришлось носить очки, а затем пенсне в течение всей своей жизни.

В 1899 году русский дипломат А. П. Извольский, бывший тогда послом при Баварском королевском дворе в Мюнхене, был уполномочен поехать в Женеву и передать приглашение русского правительства детям кн. Петра продолжать их образование в России на казенный счет. Приезд русского дипломата, А. П. Извольского, изменил ход семейной жизни кн. Петра. Предложение было принято и летом в 1899 г., когда старшему сыну, Георгию, исполнилось 13 лет, а младшему, Александру, 12 лет, отец повез их в Россию для продолжения образования. Лето они провели в гостях у своей тети, Милицы Николаевны, черногорской княжны, а теперь супруги ВК Петра Николаевича, в имении Знаменка.
Осенью, к началу занятий, кн. Петр повез сыновей в СПБ для определения в учебные заведения. Старший, Георгий, попал, в Пажеский корпус, а младший, Александр, в Лицей Правоведения, и там они стали учиться наравне со всеми остальными подростками, так что кроме директоров упомянутых учебных заведений, никто не знал, что они находятся в родстве и являются воспитанниками Российского Императорского дома. В официальных ведомостях они числились внуками Черногорского владыки, князя Николая.
После определения детей в русские учебные заведения кн. Петр вернулся в Женеву, переехал в новую, более скромную квартиру, т. к. семья его уменьшилась и особняк был велик для него. С ним остался жить его племянник, сын брата Арсения, кн. Павел.

Наступил 1900 год — новое столетие сулило много перемен. Король Сербии Александр Обренович своей женитьбой на Драге Машиной восстановил против себя, помимо большинства политических деятелей страны, также и офицерский корпус, который играл в жизни страны весьма важную роль. Недовольство росло и назрел заговор, который в конце концов вылился в «Майскую революцию». В ночь с 28-го на 29-ое мая 1903 г. подвыпившая группа офицеров Белградского гарнизона решила расправиться с непопулярным монархом и его женой, ворвались во дворец и зверски убили их.

После майской революции выборные представители народа в «скупщине» выработали новую конституцию: «Устав 1903 г.» и единогласно постановили предложить корону князю Петру Карагеоргиевичу.
Внезапное известие, после ужасной «майской революции», о приходе к власти династии Караджорджевичей было встречено с большой радостью в России, т. к. представитель этой династии относился к России всегда дружественно.
Положение князей Георгия и Александра переменилось. Кн. Георгий стал престолонаследником, а кн. Александр королевичем. Король Петр I, ставши законным монархом Сербии пожелал увидеть сыновей.
Встреча королевичей на Белградском вокзале была очень торжественной. Король Петр I с многими сановниками прибыл встретить сыновей. Престолонаследник Георгий больше уже не возвратился в Россию учиться, а продолжал свое специальное образование в Белграде, зато королевич Александр вернулся в СПБ, но на сей раз в Пажеский кадетский корпус, вместо своего брата Георгия.
alexandr (8K) Молодой королевич Александр полюбил Россию. В свободное время он мог часами просиживать читая русских классиков и «был влюблен в библиотеку и книги», как писал в своих мемуарах Др. Стоядинович. В одном из сербских литературных журналов появился прекрасный перевод на сербский язык рассказа «Песня о соколе» Максима Горького (Алексея Пешкова), в конце которого стояли скромных два инициала: А. К.
Будучи юным пажом, молодой Александр любил читать Достоевского и Толстого, особенно выделяя те труды, которые были связаны с освобождением славянства от иноземного ига. Он также интересовался идеями Чаадаева, читал труды анархиста Бакунина, революционера Герцена и других представителей и теоретиков либерально-левого направления. Его пытливый ум старался проанализировать прочитанное, и весь этот материал давал ему богатую пищу для размышлений. В своих дневниках, беседах и в переписке с близкими, он обсуждал прочитанное и делился своими мыслями и умозаключениями. Этот новый мир, который королевич Александр открыл, в который он окунулся и познал, явился для него тем драгоценным наследием, которое он унес навсегда с собой.
В это же самое время, в начале XX столетия, наша прогрессивная интеллигенция была тоже полна исканий, в которых переплетались славянофильство с панславизмом, социал-революционные идеи с Бакунинским анархизмом, нигилизмом, декадентство с мистицизмом.
Время быстро летело и наконец подошел час, когда надо было покидать страну, которая открыла ему свою культурную сокровищницу.

Дома — на родине — важные события связанные с жизнью страны требовали его присутствия. С болью в сердце королевич Александр покинул свою вторую родину и вернулся к себе домой в Сербию, чтобы принять участие в предстоящих торжествах коронации отца.
До сих пор коронации сербских монархов происходили в монастыре Жича, но на сей раз она была перенесена в столицу Сербии — в Белград, и состоялась 21 сентярбя 1904 года в кафедральном соборе столицы, в присутствии представителей многих европейских государств, дипломатического корпуса, членов правительства, «скупштины», генералитета, большого числа гостей и многих славянских делегаций и студенческих корпораций приехавших из Австро-Венгрии и из Болгарии.
После торжеств королевич опять вернулся в Пажеский корпус продолжать свое образование.

В 1908 г. произошло присоединение областей Боснии и Герцеговины Австро-Венгрией, которые были уже раньше оккупированы ею. «Аннексия» взволновала весь славянский мир, особенно Сербию, т. к. большая часть населения в присоединенных провинциях была славянского происхождения, и все взоры обратились к России — всегдашней защитнице и покровительнице славян. Сербская общественность, не понимая как произошло это событие, послала в Россию делегацию общественных деятелей, чтобы выяснить положение дел и просить помощи в случае войны. Королевичу Александру — пи- томцу Пажеского корпуса было разрешено, во время пребывания делегации в СПБ-е, жить в Зимнем Дворце и способствовать им своей посильной помощью и связями. Во главе официальной делегации, принятой самим Государем-Императором, приехал престолонаследник Георгий с Пашичем. Многие считали, что недавно проигранная нами Русско-Японская война, а затем Революция 1905 г. способствовали аннексии. Россия, залечивая раны не сможет противостоять этому агрессивному шагу Австро-Венгрии. Только немногим было известно, что наш министр иностранных дел, А. П. Извольский, обещал представителю Австро-Венгрии гр. Эренталю, что Россия не будет возражать против аннексии, если Австро-Венгрия не вмешается в переговоры России с Турцией по вопросу пользования проливами для выхода из Черного моря. Впоследствии ему пришлось опровергать это соглашение, ссылаясь, что австрийская дипломатия неправильно поняла его, и самостоятельно решила провести аннексию.
Вторым кризисом в сербской политической жизни, происшедшем тоже в период взволновавший всех злополучной аннексией, было отречение престолонаследника Георгия от своих прав на престол в пользу младшгео брата Александра. Это событие государственной важности особенно повлияло на жизнь королевского дома и на будущее всей страны.
В конце марта 1909 г. посланники короля Петра, Марко Цемович и Драгомир Янкович, приехали в СПБ, чтобы передать отцовское письмо королевичу Алексаднру, и заручиться его согласием стать престолонаследником. В своих мемуарах, напечатанных в 1935 г., М. Цемович пишет следующее:
«В самом начале королевич Александр дал отказ, который казался мне категорическим. Самобичеванием, свойственным только русским,
он доказывал мне, что он не может дать стране, то что должен дать король, после чего он начал рыдать со стоном. Я же ему помогал больше плакать, чем утешал. Когда он выплакался, тогда я выставил мой главный довод почему ему надо стать претсолонаследником. Не слыша с его стороны более возражений, я понял, что все в порядке и поспешли известить об этой радостной вести короля и премьер министра. Наконец у нас есть снова престолонаследник».

Итак, Сербия бывшая в течение четырех дней без престолонаследника, вновь обрела такового в лице королевича Александра, о чем 28 марта 1909 г. было объявлено народу.
Ставши престолонаследником, королевич Александр должен был возвратиться к себе на родину, т. к. его присутствие в Сербии было весьма необходимо, тем более что король Петр все чаще хворал; ему тогда уже было 65 лет.
Назначение королевича Александра престоолнаследником произошло в довольно критический момент жизни страны. Он долго был в России и народ не так хорошо знал его, как брата его Герогия, который был очень популярен, особенно среди сербской молодежи, т. к. был настоящий «сорви-голова». Их характеры были противоположны. «Георгий был в своего прадеда Кара-Георгия», говорил король Петр, «а Александр в деда с материнской стороны — Ньегоша». Александру исполнился тогда 21 год.

Молодому престолонаследнику пришлось учиться искусству управления, политике, стратегии, финансам. Учителями у него были маститые государственные мужи, вроде Пашича, наученные опытом многих лет политической деятельности, как во внешних, так и во внутренних делах страны. Последние годы были полны напряжения и важных политических перемен. Кроме упомянутой уже аннексии Боснии и Герцеговины Австро-Венгрией, Болгария провозгласила себя царством, а князь Фердинанд — царем. Немного спустя новый царь изъявил желание побывать на горе Копаоник, на что было дано согласие, и было решено, что встречу болгарского монарха возьмет на себя Александр. Встреча прошла в весьма дружелюбном тоне, престолонаследник Александр очаровал Фердинанда, и болгарский царь пригласил его приехать в Софию. Ответный визит Александра с его свитой был сделан в 1910 г. Там он был встречен очень радушно болгарским монархом, который старался показать на каждом шагу отеческое покровительство молодому гостю.
Вена очень забеспокоилась о будущем своей политики на Балканах, когда узнала об этом приеме и перемене происшедшей в их верном союзнике, который, до сих пор, не питал симпатий к славянам, будучи сам немецкого происхождения.
После этого первого удачного дипломатического дебюта Престолонаследник Александр становится представителем Сербии во внешнем мире. Он очаровывает всех окружающих своим тактом, начитанностью и врожденным талантом общения.
Во время, совместного с королем Петром, посещения России ему легко удается привлечь внимание всего русского общества к судьбе Сербии, как представительнице славянской идеи на Балканах и этим не только укрепить братские отношения этих двух стран, но и перенести с Болгарии на Сербию политическое внимание России. Политика короля Фердинанда болгарского давно уже вызывала настороженность в русском обществе и конечно способствовала выдвижению Сербии, как славянской страны, на первое место. Во время этого визита говорили о скором обручении королевича с В. К. Татьяной.

Приблизительно в это же время на долю королевича выпал еще один успех.
По случаю 50-летия своего правления кн. черногорский Николай решил короноваться королем Черногории. На торжества в Цетинье съехалось много коронованных особ, т. к. Черногорский княжеский дом был связан родственными узами с многими правящими домами Европы. На этих торжествах Александру удалось привлечь внимание представителей европейских стран к судьбе своего маленького, но храброго народа.
24 сентября 1912 г. состоялось торжественное освящение фундамента храма-памятника («Задужбине») семьи Кара-Джорджевичей на Опленце, а в первых числах октября того же года началась Первая Балканская Война Болгар, Греков и Сербов с младо-турками. Сербы уже давно мечтали освободить области старой Сербии из под турецкого ига, а также восстановить поруганную 500 лет тому назад на Косовском поле честь сербского оружья.

Главнокомандующим являлся сам король Петр, начальником сербского генерального штаба был тогда генерал Путник, его помощником полковник Мишич, оба хорошие стратеги.
Командиром Первой армии был, назначен престолонаследник Александр. Его Первая армия дала бой туркам на Кумановском поле, разбила их на голову, и затем, по пятам отступающего врага, победоносно, без боя, вошла в древнюю столицу Сербии Скоплье, освободив ее после 500-летнего турецкого владычества. В это же самое время Третья сербская армия освободила Косово.

Освобожденная территория, после этой Первой Балканской войны, включала и Македонию, на которую претендовала Болгария, но присоединена она была к Сербии, которая несла всю тяжесть этой войны. Болгария решила отобрать Македонию от Сербии силой оружья.
Начавшаяся война была названа Второй Балканской войной. Вначале от неожиданного наступления болгар сербы откатились, потерпев сравнительно крупные потери. Но вскоре оправившись, с помощью греков и румын, они разбили болгар. В результате этого поражения они потеряли даже то что приобрели год тому назад. Успехи сербского оружья, также как и политические, под умелым правлением династии Караджордевичей начали воодушевлять остальных славян проживающих в пределах Австро-Венгерской монархии. Вена не была заинтересована в предоставлении автономии славянскому населению в пределах своей империи, а поэтому представители хорват и словенцев обратились к сербскому королевскому дому с предложениями об объединении.

Австрию успехи Сербии очень беспокоили. Вене надо было остановить дальнейшее укрепление сербской монархии. Убийство Эрц- Герцога Франца Фердинанда в Сараеве Гаврилой Принципом явилось хорошим поводом для начала Первой Мировой Войны.
Австро-Венгрия предъявила Сербии невыполнимый ультиматум. Россия заступилась за маленькую Сербию, а Германия решила поддержать политику Австро-Венгрии.
В начале войны австрийские войска терпели поражение за поражением, несмотря на то что австрийское командование было в курсе всех диспозиционных планов сербского командования и расчитывало, что после двух напряженных Балканских войн сербы будут истощены и не окажут серьезного сопротивления их силам.
Венские стратеги и дипломаты ошиблись, т. к. забыли, что сербы в течение 500 лет вели партизанскую войну против турок, которая закалила их и научила терпеливо добиваться победного конца.
На помощь Австрии поспешили немцы и тогда маленькая Сербия не выдержав натиска, начала планомерное отступление. С сербской армией начало уходить и гражданское население страны. Болезни, недоедание, отсутствие медакаментов, транспорта и дорог, холода, отсутствие теплого обмундирования поражали армию больше чем беспрерывные арьергардные бои с противником. Престарелый король Петр, несмотря на возраст и свои недомогания старался идти наравне со всеми и нести все тяготы отступления. Престолонаследник Александр во время похода заболел сыпным тифом, и несмотря на то что его жизнь висела на волоске, он не покинул своей армии и проделал легендарный переход через Албанские горы в стужу и морозы, после чего был эвакуирован со всеми на остров Корфу, где остатки сербской армии получили заслуженный отдых.

Пока сербская армия переформировалась после ужасного перехода через Албанские горы, престолонаследник Александр, как только оправился после своей болезни, поехал с Пашичем во Францию и в Англию хлопотать о помощи своим войскам. К августу 1916 г. первые сербские части были уже переброшены на Солунский фронт, откуда началось победоносное наступление союзных войск против общего врага.
Постепенно все сербские части были переброшены на фронт, куда прибыли и русские бригады для решительного удара. Под общим натиском союзных войск область за областью освобождались от немецких и автсро-венгерских войск и народ радостно с цветами встречал своих братьев — освободителей.

Однажды, во время объезда фронта на королевича Александра было совершено покушение. Оказалось, что еще в 1911 г. начала работать организация «Объединение или смерть», в которую вошли старые заговорщики, принимавшие участие в «Майской революции 1903 г.».
Пашич, как только узнал об этом, потребовал от военного министра немедленного расследования. Делопроизводство этого расследования началось секретно, и только к марту 1917 г. были собраны все нужные улики, чтобы начать военный суд против членов этой организации, которая также была причастна к убийству Эрц-Герцога Франца Фердинанда и его супруги в Сараеве.
В результате расследования были приговорены к расстрелу полк. Димитриевич — «Апис» организатор этого, общества, бывший член заговора 1903 г., и с ним пять обер и штаб офицреов. Четыре члена той же группы получили по 20 лет каторги каждый.
В конце войны умер Император Австро-Венгрии Франц Иосиф, в России же генералитет с думскими деятелями потребовал отречения от престола нашего Государя Императора, а немецкий генеральный штаб посылает группу Ленина разлагать нашу изнуренную боями армию своей революционной пропагандой. В России Временное Правительство не управляет, а способствует развалу армии и наконец США объявляет войну Центральным странам.

Еще в начале Первой Мировой Войны король Петр I, из-за своих преклонных лет и вечных недугов, передал всю власть управления своему сыну, Александру, назначив его регентом.
Освобожденные территории бывшей Австро-Венгрии становятся частью нового государства, которое названо было Королевством Сербов, Хорватов и Словенцев, и вскоре Черногория после революции присоединится к новому королевству. Таким образом давнишняя мечта королевича Александра осуществилась — славянские племена соединились воедино под короной его династии. Он конечно, прекрасно понимал что управлять страной с населением представлявшим разные религии и культуры не будет легкая задача, он все же решил принять управление.
Регент Александр твердой рукой закладывал фундамент своего нового государства, стараясь соединить три главные ветви южных славян в одно целое.
Несмотря на тяжелую работу созидания молодого государства и формировку его внешней и внутренней политики, он не забывал и любимой им России. По его приказу на Юге России был, организован сербский добровольческий корпус для борьбы с большевиками. Когда гражданская война была проиграна и остатки Добровольческой армии, благодаря стараниям ген. Врангеля были спасены и покинули свою родину, Августейший кадет — регент Александр великодушно простер свою руку помощи и принял оказавшихся без родины, никому не нужных русских беженцев, и дал возможность нам обосноваться, устроиться, работать и существовать в этой стране. Молодое Королевство С.Х.С. нуждалось в культурной и интеллигентной силе. Он прекрасно понимал это, но не из корыстной цели он дал убежище русским людям — он старался отплатить добром за добро, за то радушное гостеприимство, которое он получил в России, когда был политическим эмигрантом.

Следует не забывать, что русские беженцы были в большинстве военные, многие приехали уже не молодыми и ко всему этому, не владели языком. Несмотря на все это Он предоставил возможность работы, а тем которые были в преклонных годах и не могли уж более работать, назначил пособие от государства, через созданную им же «Державную комиссию», которая ведала, многие годы, делами русских беженцев. Благодаря заботам короля Александра был построен Русский дом в Белграде, в память убиенного Императора Николая II. Он также побеспокоился и о русской молодежи. Были созданы три кадетских корпуса, три института, гимназии и начальные школы, которые имели все права. Выпускники наших учебных заведений могли выбирать свое будущее — идти в военную академию и стать офицерами, или же продолжать свое образование в любых университетах мира.

В 1921 году умер престарелый король Петр I, Освободитель, и Александр становится королем страны объединившей южнославянские племена. Год спустя состоялась свадьба короля Александра с дочерью короля Карла Румынского, принцессой Марией. В 1923 г. у них родился первенец, которого нарекли Петром в честь деда. Восстановление страны после стольких лет продолжительных войн шло не так быстро.
Часто королю приходилось преодолевать сопротивление своих министров. Его стремление создать единую нацию, уничтожив национальное различие вызывали столкновения с самим Пашичем, т. к. последний был ярым сербом националистом и считал, что сербы должны играть главную роль в жизни страны.

Хорватская партия Радича оспаривая эту точку зрения, разжигала сепаратистические настроения у хорватов.
В 1928 г. королевство СХС было переименовано в ЮГО-славию, в стремлении утвердить пути к преодолению национальной розни. Но в следующем году королю пришлось закрыть парламент («скупштину»), отменить конституцию и начать, как историки теперь называют, «королевскую диктатуру» под управлением ген. Живковича. К тому времени уже умер Пашич, а происшедшее в скупштине убийство Радича, вызвало волнения в Хорватии, требовавшей автономии.
Во внешней политике страны король старался наладить добрососедские отношения со всеми странами Балканского полуострова. Он начинает дипломатические поездки с переговорами для создания «Малой Антанты», и из-за этого ему не удается полностью вникать во внутренние дела страны, полагаясь на генерала Живковича и других сотрудников, а самое главное он теряет непосредственное общение с народом.

В ту пору Югославия испытывала экономический кризис, который отразился на жизни страны. Стремление короля создать индустрию и переобразить свое земледельческое государство в индустриальное нельзя было достичь в несколько лет. Это требовало времени и затраты больших средств, которыми страна не располагала. 1934 год был для короля весьма напряженным. Привлечение иностранного капитала требовало от него частых поездок за границу. Осенью этого года предстояла дипломатическая поездка короля Александра во Францию.
Было решено, что он будет плыть в Марсель, на единственном корабле Югославского флота, миноносце «Дубровник», а затем уже отправится поездом в Париж для официального визита. Король незадолго до отъезда, как бы предчувствуя близкую кончину, написал завещание, в котором назначил, в случае своей смерти, кн. Павла, своего кузена, Станковича и Перовича членами Регентского Совета. Сперва было решено, что королевская чета с министром иностранных дел Евтичем поплывут на «Дубровнике» во Францию, но потом планы изменились, и было решено, что королева, страдавшая от морской качки, поедет поездом в Париж, а король с Евтичем отправится в путь на миноносце. Перед тем как расстаться с женой, король пожелал побывать в Савином монастыре, который находится недалеко от местечка Зеленики. Там находилась большая сербская святыня, древний крест, подаренный монастырю еще царем Душаном Неманьичем. Король желал перед отъездом преклонить колени и приложиться ко кресту, а также показать эту реликвию сопровождавшему его кн. Павлу.

Уже много позже, после аттентата, вот что рассказала королева Мария:
«... когда мы подъехали к белой ограде монастырской церкви мы не нашли там ни души. Всюду была гербовая тишина; не слышно было ни молитв, ни песнопений, церковь была заперта. Мы никого не могли найти, ни священника, ни монаха, чтобы нам открыли дверь. Мы заранее не известили о своем приезде, а поэтому никто нас не ожидал. Мой муж сказал Павлу: я должен показать тебе крест, пойдем, разбудим их. И тогда сделали то, чего не следовало бы делать. Конечно это не было хорошо. Они нашли две веревки от колоколов и позвонили в колокола. Колокол, в который мой муж позвонил употреблялся очень редко и у него был странный звон, и те кто слышал его были весьма удивлены. Священник вдруг вырос как будто из под земли, быстро прибежав по тропинке к нам и был очень удивлен увидев кто прибыл. Церковь была отперта и мы смогли помолиться и зажечь свечи перед иконами иконостаса. Но к нашему разочарованию креста не оказалось в церкви, он был отвезен куда-то. После этого мы расписались в книге для богомольцев и отбыли.
Позже, много позже, мы услышали странную историю о нашем приезде в монастырь. Я не суеверна, а поэтому я считаю слышанное только легендой. Мы слышали звон колоколов, в которые позвонили мой муж и кн. Павел. Колокол, в который король позвонил, был колокол смерти, а в который кн. Павел звонил, был колокол жизни. Колокол короля был заупокойный. В него звоили, когда покойников хоронили в монастыре. Поэтому он так странно звучал — заунывно и глухо.


О предстоящей поездке короля во Францию было известно всем, а поэтому шайка хорвата-сепаратиста Павелича, планировавшая аттентат на своего монарха, тщательно подготовлялась к выполнению своей задачи. Субсидировались они итальянцами, черпали свой людской материал из Македонии и Хорватии, а упражнялись в стрельбе и метании бомб в Венгрии, в Янка-Пуста.
«Дубровник» со своим монархом прибыл в Марсель и был торжественно встречен французским флотом. По прибытии короля в Марсель, ему было сообщено, что готовится покушение на Его жизнь. Король спросил, а сколько человек должно участвовать. Ему ответили — два человека. На это он возразил: разве король боится двух хулиганов («зар се едан краль бои двоице вуцибатина»). Когда король одевал свой адмиральский китель, его вестовой подал монарху панцирь-кольчугу, но монарх ее отклонил сказав своему верному Зеке (вестовому):
«Оставь это Зеко, ведь никто не умирает без судного дня («остави Зеко, не умира се без судньег дана»).
Король Александр был солдатом. Он привык смотреть смерти в глаза, а как истинный христианин он верил, что все в воле Божьей, а поэтому никому не уйти от своей судьбы.
Убит был король Александр 9 октября 1934 г. в Марселе разрывной пулей «дум-дум». Последними словами короля были СОХРАНИТЕ ЮГОСЛАВИЮ (ЧУВАЙТЕ ЮГОСЛАВИЮ), которые он прошептал угасая Евтичу. Погиб на своем посту государь и помазанник Божий, христианин и рыцарь — НАШ КОРОЛЬ АЛЕКСАНДР I.

Подведя итог Его жизни, невольно задумываешься о некоторых фактах. Король Александр родился за день до тезоименитства нашего Государя Императора Николая II, крещен был в день нашего, теперь, глубокого траура — убиения Императорской семьи, был наречен в день крещения Александром, в честь ЕИВ Александра III, который умер в больших муках, отравленный медиком-революционером, а его несужденная-нареченная ВК Татьяна Николаевна погибла со всей своей семьей от руки палачей.

Король сердца народного погиб. Россия и король Югославии были связаны узами чести и крови, а смертью своей, давшей Ему бессмертие, Он вознес себя на алтарь мученичества, на котором стоит и распятая наша родина РОССИЯ.

Почтительно же склоним мы наши головы и мысленно вознесем наши молитвы перед гробницей жертвы произвола и ненависти людской, этого истинного рыцаря долга и чести и монарха — короля Югославии и нашего короля, вечная слава и память Тебе боярин Александр.
Во всенародной панихиде тихий перезвон русских колоколов, русские искренние слезы и горячие молитвы об упокоении короля рыцаря, друга России сливаются воедино с великим горем Югославии.

С.С. Дурилин, кадет XXVII вып. РВККККК



БИБЛИОГРАФИЯ:
Албум Династие Караджержевич
Државна Штамларяи, еБоград — 1931 г.
Югословенске Илустроване Новине
Београд — Ноевмбар 1934 г.
Краль Александр 1 Нараджеряжевич (1888-1934)
М. Вукович-Вирчавин
Изданье Пишчево — Минхен — 1974 г.
FOR A KINS'S LOVE / The Intimate Recollections
by Queen Alexandra of Yugoslavia
Odham Press Limited, Long Acre — London
DIE JU50SLOW1SCHE FRAGE UNO DIE JULIKR1SE 1914
von Ernst Anrich Verlag von W. Kohlhammer 
— Stuttgart — 1931
YUGOSLAVIA
by Phyllis Auty Walker and Cpmpany — New York — 1965
THE RUSSIAN DAGGER / Cold war in the Days of the 
Czars by Virginia Cowles
Harper and Row, Publishers, — New York
HISTORY OF YUGOSLAVIA
(перевод с сербскохорватского языка)
Vladimir Dedijer, Ivan Bozie, Sima Cirkovic, Milorad 
Ekmecic Me Graw Hill Book Company — 1975
SERBIA, NIKOLA PASIC AND YUSOSLAVIA
by Alex N. Dragnich Rutgers University Press —
» New  Brunswic — 1974
THE WAR WE LOST / Jugoslavia's Tragedy and 
the Failure of the West
by Constantine Potitch
The Viking Press — New Pork — 1948
ALEXANDER OF YUGOSLAVIA / The Story of the King 
Who was Murdered at Marseilles
by Stephen Graham Archon Books — 1972
THE YUGOSLAVS
by Z. Kestelski Philosophical Library — New York — 1952
YUGOSLAVIA IN CRISIS 1934-1941
J. B. Hoptner Columbia University Press — New York — 1962
THE DANUBE
by End Longyel Random House — New York
BALKAN BACKGROCND
by Bernard Newman The МасшШап Company Y New York — 1945
YUGOSLAVIA
by Stevan K. Pavlowitch Praeger Publishers — New York — 1971
A HISTORY OF MODERN SERBIA 1840 • 1918
by Michael Boro-Petrovic Harcourt Brace Jovanovich — New York
A HISTORY OF BALCAN PEOPLES
by Rene Ristelhueber Twayne Publishers, Inc. — New York
BALCAN POLITICS / International Relations in No Man's Land
by Joseph S. Koucek
Stanford University Press — Stanford
TWENTIETH CENTURY YUGOSLAVIA
by Fred Singleton Columbia University Press — New York 1976
THE BALKANS SINCE 1453
by L. S, Stavrianos Holt, Rinehart and Winston — New York
THE BALKANS IN OUR TIME
by Robert Lee Wolff Harvard University Press 
— Cambridge — 1967
MONARCHS IN WAITING by Walter J. P. Curley, 
Jr. Uodd, Mead and Company — New York — 1973
Король Должен Умереть
М. А. Сеченов Сан llayao, Вразилия 1961 г.
РОССИЯ / Издание Союза Русских Плсателей и Журналистов / 
Белград, 17 ноября 1934 г.
РУССКИЙ ИНВАЛИД / Орган Русских Инвалидов за Рубежом / 
Париж 1939 г. 
СЛОБОДА / Сербская газета издаваемая в 
Чикаго, США. 12-26-75
Зборник за историо ерик и кньижевкост српског 
народа
Српске Кральевске Академие / друго одельенье кньига III •— 
пародия, штампарця — еоград 1931 г.

 

Также смотрите на сайте L3:
КАДЕТЫ, БЕЛОЕ ДЕЛО, МАРТИРОЛОГ
HOME L3
Библиотека Белого Дела Старый Физтех
Воспоминания А.Г. Лермонтова Деревня Сомино
Поэзия Белой Гвардии Раскулаченные
Белое движение. Матасов В.Д. полярные сияния

Автор сайта XXL3 - Л.Л.Лазутин.
This page was created by Leonid Lazutin
lll@srd.sinp.msu.ru
updated: 13.04. 2005, 12.07.06