Магнитные бури
нашего Отечества


  

Из журналов "Кадетская перекличка" №№39 и 40, 1985-86г.



   Также смотрите на сайте L3:

HOME L3

     КАДЕТЫ

   Кадетская Перекличка № 47

   Кадетская Перекличка № 48

   Кадетская Перекличка № 49

Воспоминания А.Г. Лермонтова

А также разделы сайта:

Старый     Физтех

Деревня Сомино

Раскулаченные

полярные сияния

   Назад на стр.
    -КАДЕТЫ-

   
СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ ДОРОГОГО ДРУГА.

6-го июня в городе Каракасе в Венецуэле, скоропостижно скончался кадет 1-го Русского Великого Князя Константина Константиновича Кадетского Корпуса
НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ ДОМЕРЩИКОВ.
Покойный родился 17-го марта 1912-го года в Петербурге, эвакуировался с семьей в 1920 году и, попав в Югославию, вскоре поступил в корпус в Сараево, который кончил вице-фельдфебелем XI выпуска в 1931-м году в Белой Церкви. По окончании корпуса Коля поступил в Лувенский университет в Бельгии, где учился один год, после чего вернулся в Югославию и поступил на строительный факультет Белградского университета, который закончил в 1938-м году.
После окончания университета Коля отбывал воинскую по-виность в школе артиллерийских резервных офицеров и был произведен в чин резервного подпоручика. Во время войны он был мобилизован, попал в плен, был освобожден, уехал в Германию и работал инженером в Берлине, где был ранен в бомбардировке.
Перед концом войны ему удалось соединиться с семьей в Тироле. Там он женился в 1945-м году на Марии Александровне Хитрово. Вскоре он с женой выехали в Венецуэлу, куда понемногу съехалась вся его многочисленная родня. Тут у Домерщик-вых родились две дочери, Елена и Мария.
Смерть Коли большой непоправимый удар для его семьи, для его родственников и для венецуэльского Объединения, председателем и вице-председателем которого был он многие годы. Мы потеряли друга и товарища, которого все любили и уважали. Вокруг его высокой фигуры все мы объединялись не только воспоминаниями давно минувших дней. Нас объединяли также его бесспорный авторитет, его спокойный и рассудительный характер, его тонкое чувство юмора, его поэтический талант.
Коля принимал деятельное участие в жизни венецуэльского Объединения. Он был одним из его основателей, и организатором двух наших Съездов, последнее время его вице-председателем.
Венецуэльское Объединение потеряло своего правофлангового, друга и товарища, носившего незримые погоны с такой любовью и с таким достоинством.
Да будет же легка тебе, дорогой Коля, венецуэльская земля и да пошлет тебе Господь Вечную Память...
Семье и родственникам покойного выражаем искреннее соболезнование и сочувствие в постигшем их, и всех нас, горе.
Правление Объединения Кадет Российских Кадетских Корпусов в Венецуэле. (КП39)

НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ ДОМЕРЩИКОВ
Да упокоит Господь душу усопшего раба Своего болярина и воина НИКОЛАЯ,
вице-фельдфебеля Одиннадцатого выпуска Княже-Константи-новского Кадетского Корпуса.
Покойный Николай Николаевич принадлежал к старинному русскому роду Домерщиковых. Отец его был пажом и полковником гвардейской конной артиллерии, а мать дочерью генерала от инфантерии Павловского.
Как своего далекого друга детства и товарища по Кадетскому Корпусу я его дальше буду называть Колей. Коля имел счастье родиться в Санкт Петербурге, почему и может считаться одним из последних могикан рожденных под двуглавым орлом в столице Российской. Я знаю, что он гордился этим.
Приблизительно с 1925-го или 26-го года, когда семья Коли из-за служебного перевода его отца покинула рудник Любию, где до того времени мы с Колей проводили каникулы наша связь продлжалась исключительно в стенах нашего Корпуса в Сараеве.
В 1929 году по окончании мною Корпуса наш связь оказалась прерванной вплоть до 1952 года. То есть до того момента когда я будучи со своей семьей в беженском лагере г. Триеста получил от него письменную весточку, что он со своей семьей, родителями и сестрой Мариной находится в Каракасе. После этого у нас установилась письменная связь которая продолжалась и после моего прибытия в Америку. Вскоре я убедился в его поэтическом таланте и советовал ему издать томик стихов. Он же по своей скромности всегда сводил мои настояния к шутке.
Наконец нам удалось снова встретиться на Кадетском Съезде в Лейквуде, где я познакомился и с его милой супругой Маней и убедился, что они составляли идеальный брак даже несмотря на разные харктеры; у Мани динамичный, у Коли более спокойный до флегматичного.
Колю любили и ценили не только его сверстники, товарищи по корпусу, но и многие имевшие с ним контакт. Любили и ценили за его рассудительность, за трезвость ума, за твердо выработанные политические и житейские взгляды. К тому же за правдивость, глубокий патриотизм и товарищество, как его принято понимать кадетами.
Мне жаль, что я о нем не могу сообщить больше. Надеюсь, что об этом сообщат его одноклассники и те кто с ним был в контакте более долгое время чем я.
Я хочу привести маленькое доказательство насколько Коля пользовался симпатией даже у иностранцев.
После Кадетского Съезда во Франции я продолжал дорогу в Югославию. Туда же приехала и чета Домерщиковых. Так как нас обоих интересовало Сараево в котором мы провели долгие кадетские годы то мы предварительно согласовались о встрече в Сараеве. Перед этим я остановился в Зенице (50 км. от Сараева), где провел свои последние годы службы по возвращении из плена и, где у меня оставались кумовья и наши хорошие знакомые. Там я посетил своего друга архитектора Беру Костиала и его супругу бывшую мою сослуживицу. Они уговаривали меня остаться еще на один день в Зенице. Между тем с Колей у меня была согласована встреча на следующий день. Объясняя им причину моего отказа я упомянул фамилию Домерщиковых.
"Свидание с Николай Николаевичем"? неожиданно спросил меня Костиал.
Оказалось, что Коля вместе с Костиалом, в середине тридцатых годов был в Школе для Запасных Артиллерийских Офицеров. Я удивился, что от того времени без малого прошло сорок лет и Беро помнит его имя и отчество, он ответил мне приблизительно так:
"Как я могу забыть высокого, подтянутого, с породистым лицом молодого человека, который выделялся между нами дружеским отношением к каждому из нас, скромностью и воспитанием. Он у нас пользовался общей симпатией".
И я верю, что это именно так. Коля умел очаровывать, не проявляя к этому никаких усилий.

Мир праху Твоему, дорогой друг и товарищ. Да будет легка Тебе чужая, не Петербургская, земля. Скоро и моя очередь следовать за Тобой.
Алексей Мальчевский. (КП40)





Сайт Л. Л. Лазутина
This page was created by Leonid Lazutinlll@srd.sinp.msu.ru
     last update: 28.11. 2004