Магнитные бури
нашего Отечества


  

Из журнала "Кадетская перекличка" №48, 1990г.



   Также смотрите на сайте L3:

HOME L3

     КАДЕТЫ

Воспоминания А.Г. Лермонтова

А также разделы сайта:

Старый     Физтех

Деревня Сомино

Раскулаченные

полярные сияния

   Назад на стр.
    -КАДЕТЫ-

   
Памяти
ЮРИЯ ВЛАДИМИРОВИЧА ТАРАКАНОВА (1909-1982)

Юрий Владимирович Тараканов, сын ген.-майора Владимира Александровича и баронессы Марии Сергеевны фон Бор, родился в гор. Хабаровске 15 июля 1909 г., где его отец командовал второй Восточно Сибирской стрелковой дивизией. Отец Юры, после участия в японской компании, остался на Дальнем Востоке на Русском Острове, где и прошло детство Юры. Когда, после начала первой мировой войны, отец Юры ушел с дивизией на западный фронт, семья переехала в Петербург, а потом на Юг и в конце гражданской войны эвакуировалась в Югославию.
В 1921 году Юра поступил в Крымский Кадетский Корпус в Стрнище в Югославии. Условия жизни в старых бараках были там очень трудные, но вспоминая об этом, Юра всегда говорил, что это время его закалило. Учился Юра хорошо, но искренно увлекался только гимнастикой и считался отличным гимнастом. Все крымцы хорошо помнят знаменитую пирамиду, где Юра, на ее вершине держит на вытянутых руках Володю Фишера, выжимающего стойку. Этот рискованный гимнастический номер они повторили на гребне крыши корпусного здания в Белой Церкви.
Гимнастикой Юра занимался всю жизнь и еще за три недели до смерти выжимал гири.

В восьмом классе Юра увлекался балетом и выступал на корпусной сцене партнером балерины Тахтамышевой преподавательницы танцев в Мариинском Донском Институте. Неоднократно регент корпусного церковного хора полк. Пограничный предлагал Юре петь в хоре, но он почему-то всегда отказывался. Любовь к пению появилась позже, когда в Белграде в 30-х годах он побывал на гастролях Вертинского, который произвел на него сильное впечатление.

Окончил Юра корпус в 1928 году вице-ун.-офицером, исполняя обязанности вице-фельдфебеля и после окончания поступил на архитектурное отделение Технического Факультета белградского университета, одновременно подрабатывая выступлениями в балете и работая натурщиком в школе ваяния. Из-за экономических соображений университет пришлось вскоре бросить и перейти на геодезические курсы, которые Юра закончил в 1931 году. По окончании курсов до 1941 года он работал в "Катастре", проводя семь месяцев в году в провинции, измеряя землю, на зиму же возвращался в Белград. Во время войны вынужден был оставить государственную службу и устроился петь в русском ресторане "Казбек" хорошо известном всем белградцам.

Первым браком Юра был женат на Елене Крониу. От этого брака остался сын Владимир. В 1941 году после развода Юра женился на харьковской институтке Вере Марасановой. По окончании войны работал картографом, а в 1951 году выехал с женой в Триест и оттуда в Бразилию в Рио-де-Жанейро, где работал в аэрофотограметрической фирме, вначале как картограф, а затем как инструктор картографии, вплоть до выхода на пенсию. После смерти жены Юра в 1974 году женился на Елене Георгиевне Ковач (ур. Герсдорф) и в следующем году переехал в Америку.
Таракановы купили дом на озере, где Юра и провел свои последние семь лет жизни тихо и счастливо, увлекаясь пением и путешествиями. В одну из таких поездок во Флориде Юра заболел, попал в больницу, нашли на легком тумор. Пришлось вернуться домой и подвергнуться операции - диагноз был рак. После операции лечение химеотерапией. Его богатырское здоровье начало побеждать. Он опять прибавил в весе, начал делать гимнастику, начал играть на гитаре, петь, мечтал поехать на кадетский съезд в Лос Ангелос. Все казалось шло на поправку. Жена взяла свободный семестр, чтобы поехать с Юрой куда-нибудь на юг, на острова, в Мексику. Юра никогда не мог привыкнуть к Мичиганскому холоду. Но Бог решил иначе, в середине февраля рак вернулся и развивался с молниеносной быстротой и через две недели Юры не стало. Умер Юра первого марта, в пять часов утра на руках своей жены, без единой жалобы, стона, хотя последнюю неделю очень страдал.
Похоронили его в городе Флинте на православном кладбище. В Детройте и в окрестностях все любили Юру, не только русская колония, но очень многие американцы, коллеги его жены, которые в большом количестве пришли на его похороны.

Юра был необыкновенно скромный, простой и приветливый человек, никогда не отказывался помочь людям чем мог. Больше всего он радовал людей своим пением. Пел он безвозмездно для разных русских организаций в Детройте. Пел с группой песни и пляски Окландского университета, где преподает его жена, ездил с этой группой по разным городам Америки и побывал с ними в Польше. Студенты его очень любили за приветливость и за готовность всегда помочь в пеньи. Последний свой концерт 19 марта 1982 г. они посвятили Юрию Тараканову и рассказали публике, какой он был замечательный человек и как они с ним дружили несмотря на разницу лет.
Больше всего Юра радовал своих друзей своими песнями в дружеской обстановке. Юра напел несколько касет, одну со старыми русскими военными песнями. Эти песни передавались по радио "Свобода" из Мюнхена в Советский союз. Его касеты разными путями дошли до России и вот года два назад он получил известие, что в Переделкине, где живет много писателей, его военные песни имели необыкновенный успех и даже можно услышать напевающих на улице: "Эй, прохожий, дай дорогу, Крымский корпус наш идет!" Для Юры было очень важно, чтобы сохранились старые русские военные песни для будущих поколений. Ушел от нас хороший, скромный, необыкновенно добрый человек, любивший жизнь и людей. Любил Юра и свою кадетскую семью, которую радовал песнями на двух съездах, Накануне смерти сказал жене:
"Не надо цветов, когда я умру, пусть все, кто хочет послать цветы - пошлет эти деньги Кадетскому объединению".
Переживая горечь утраты, кадеты шлют слова сочувствия дорогой Елене Георгиевне.
Мир праху твоему, дорогой друг.


НЕСКОЛЬКО ПРОСТЫХ СЛОВ О БОЛЬШОМ ДРУГЕ

"Ты знаешь, в "Казбеке" выступает Юра Тараканов", - так встретила меня одна подруга, когда я в тяжелое время войны была вынуждена переехать из провинции в Белград.
Юра Тараканов... И сразу память бросила меня на много лет назад в детство, в институт, и живо замелькали в воспоминаниях далекие дни.
Воскресенье. День "приема", когда девочек навещают родители и родственники. В верхнем коридоре раздается голос дежурной по "приему": "Наташа Тараканова на прием!" Мы все знаем: пришел брат. И вниз по лестнице, через две сту-пеньки (а кое-кто съезжает прямо по перилам) спешат девочки, чтобы посмотреть издали на стройного интересного кадета, Наташиного брата, Юру. Он, вероятно, и не знал тогда, сколько глаз любовалось им. Кто стал бы обращать внимание на малышей? А в то время четыре класса разделяли нас на два разных мира. Но мы все знали Юру. Мы с замиранием сердца смотрели на всех парадах гимнастические упражнения кадет. Снимки "пирамиды" с Юрой и Володей Фишером наверху хранились у многих девочек и не одна тайком думала о Юре.

И вот теперь в оккупированном Белграде Юра выступает в ресторане "Казбек". Что он делает? Поет под гитару. Я не знала об этом его таланте. И мы в один из вечеров отправляемся компанией в "Казбек". У Юры оказалась своя особая манера петь и даже такие старые романсы, как "Караван", в его исполнении звучали по новому. Публика сходила с ума. Видно было, что он популярен и любим. Скромно и приветливо реагировал Юра на долгие аплодисменты.

Война и все ее последствия изменили жизнь всех нас. Разные далекие страны неожиданно стали нашим домом. Юра попал в Бразилию. В 1975 г., после смерти жены (Веры Марасановой), он переехал в США и женился на быв. Донской институтке, Лене Герсдорф. Мы снова встретились. Все тот же подтянутый и стройный Юра и если бы не седина в волосах, показалось бы, что корпус почти что за плечами, так молодо он выглядел. И та же чудесная простота и скромность в обращении со всеми, то же спокойное дружелюбие, какое-то поистине братское тепло. За годы расширился Юрин репертуар и какие прекрасные романсы и песни появились в нем. На некоторые стихи Юра сам писал музыку. Как мы все накинулись на него на кадетском съезде в Венецуэле в 1978 г. Сколько "заказов" слышалось все время. И Юра пел, стараясь ис-полнить каждую просьбу, только изредка спрашивая: "Я вам еще не надоел?" Сколько было скромности у этого человека.
В июне 1981 г. Таракановы должны были заехать к нам, по пути из Флориды, но пришла открытка, что у Юры температура и они едут прямо домой. И это было началом тяжелой болезни. Несколько месяцев страшных мучений, которые Юра переносил кротко и мужественно и 1-го марта 1982 г. Юра скончался.
Передо мной снимок Юры в гробу. Нет, я не хочу смотреть на это. Я поставлю напетую Юрой касету, буду слушать его пение и смотреть на карточку, где он снят с гитарой. Буду вспоминать его с теплым и радостным чувством потому, что был он в числе дорогих друзей. В то же время в этих воспоминаниях будет глубокая душевная боль, т. к. нет его больше с нами, живого, веселого, и только светлая память о нем осталась в наших сердцах.

Нонна Белавина.


Памяти Ю. Тараканова.

Все уже круг. И замкнутей, суровей 
Становится земная жизнь моя. 
И вот теперь с потерей этой новой 
Уже не знаю жив иль нежив я.
     Мы времени не чувствуем, не знаем,
     Пока не подойдет последний час, 
    Пока не приоткроется пред нами 
    Бездонье, поглощающее нас.
И вот тогда, в смертельном исступленьи 
Один лишь вопль несется из груди:
О Господи! Услышь мое моленье, 
Повремени, помилуй , подожди!!!
               Но все молчит. И нету нам ответа
              Ни с вышины, ни из глубин веков...
              И только знаем мы, что в жизни этой
              Так было встарь. Так есть. Так будет вновь...

В. Строгов



Сайт Л. Л. Лазутина
This page was created by Leonid Lazutin lll@srd.sinp.msu.ru
     created 3.12. 2004, last update: 13.02.06