Магнитные бури
нашего Отечества



Князь ВЛАДИМИР ПАВЛОВИЧ ПАЛЕЙ

/К 70-летию убийства юного поэта/
Из журнала "Кадетская перекличка № 40 1986"

Княгиня Ирина Павловна
К 70-летию убийства юного поэта

Князь ВЛАДИМИР ПАВЛОВИЧ ПАЛЕЙ, родившийся в 1897 году, был сыном Вел. Князя Павла Александровича и его супруги Княгини Ольги Валериановны ПАЛЕЙ.
Детство он провел во Франции с родителями и двумя младшими сестрами. Он рано проявил артистические способности. Играл на рояле, рисовал, увлекался театром, но больше всего его привлекала поэзия.

15-ти лет он поступил в Пажеский Е.В. Корпус и жил у воспитателя поковника ФЕНУ, с которым его связала глубокая дружба. Он возвращался домой на Рождественские, Пасхальные и Летние каникулы. Каждый его приезд вносил невыразимую радость. Он любил шутить и даже поддразнивать, но, вместе с тем, был внимателен, ласков и нежен.

В 1914 году, из-за войны, ускоренным выпуском он был произведен в корнеты в Гусарский Его Величества полк. Война конечно произвела на него ужасающее впечатление, но он исполнил свой долг и был награжден темляком Св. Анны 4-й степени «За храбрость». Солдаты настолько его любили, что неоднократно, прежде чем он мог опомниться, ложились на него в окопах, чтобы предохранить от взрывов шрапнелей.

Его морально поддерживала страсть к поэтическому творчеству, и каждую свободную минуту он посвящал ему. Большинство стихов были помещены в первом сборнике его стихотворений, изданном в начале 1915 года.

Драма «Князь Иудейский», написанная Вел. Князем Константином Константиновичем, произвела на него большое впечатление. Он увез книгу с собой на фронт и перевел на французский язык. При первом отпуске он с родителям поехал в Павловск, чтобы прочесть перевод автору. Сначала К.Р. настроен был несколько скептически к произведению 18-ти летнего поэта, но постепенно выражение его лица менялось, и под конец у него были слезы на глазах. Он попросил дать знать в Париж, что он отныне не ищет больше переводчика и, обернувшись к Владимиру Павловичу, добавил:

«Я испытал сегодня благодаря тебе одно из самых глубоких душевных переживаний. Я скоро покину этот мир, — я передаю тебе свою лиру. Я тебе завещаю ее, как если бы ты был моим сыном».

Владимир Павлович мечтал, когда настанет мир, в одном из парижских театров поставить эту замечательную драму. Но, увы, этот преревод пропал во время Революции. Также, как и Сборник № 3 его стихов, готовый к печати, из которого сохранились лишь две поэмы, переписанные друзьями.

Настала революция со всеми притеснениями, унижениями, обысками, домашним арестом и постоянными угрозами — но поэт жил с родителями, сестрами, и впятером, поддерживая друг друга, жизнь была еще терпима. Все, кто знали Князя Палея, были им очарованы, а сестры его просто обожали. Он уделял им много времени. Читал им свои стихи и произведения разных авторов. Он привозил им с фронта короткие французские пьесы в стихах, учил их играть и сам рисовал костюмы и декорации. Он сыграл в их жизни незабываемую роль.

Но настал ужасный 1918 год! В марте комиссар УРИЦКИЙ, принуждал всех членов «бывшей царской Семьи» и тех, кто был причастен к ней, явиться в Чека. Княгине Палей удалось, благодаря медецинским свидетельствам, временно спасти мужа от этой угрозы, но, несмотря на все старания, не смогла отстранить ее от сына. Владимиру Павловичу пришлось явиться к Урицкому. Возможно, что взглянув на красивого и даровитого юношу, он захотел его спасти от ужасной участи, что его ожидала. Но что мог придумать изврег его породы? Он предложил Князю Палею отказаться от своего отца!

«Если вы подпишете этот лист, вы будете немедленно свободны. Иначе вы подпишете другой, и это — ссылка!»

Владимир Павлович ответил:
«А вы бы отказались от своего отца?» и подписал второй лист, то есть приказ о ссылке.
Когда он вернулся домой, все, конечно, одобрили его ответ, но были в отчаянии при мысли о разлуке с ним.

Перед отъездом он успел всем раздать 2-й Сборник своих стихов, только что вышедший из печати. 4 апреля 1918 года он уехал с Вел. Князем Сергеем Михайловичем и тремя сыновьями Великого Князя Константина Константиновича, Князьями Иоанном, Константином и Игорем.

Первым местом ссылки оказался гор. Вятка. Узников там поместили в реквизированном для этого доме. Там жилось ещё неплохо. Они могли выходить и писать свободно. Князь Палей там нашел старинное и редкое издание Лермонтова и очень этому обрадовался, ибо желал посвятить поэту драму в стихах. Он то развлекал всех своими шутками и прибаутками, то внезапно умолкал и уходил писать. Через некоторое время возвращался и читал только что написанные стихи.
Он делил комнату с Вел. Князем Сергеем Михайловичем, очень с ним подружился и писал о нем умилительные отзывы.

Семья его жила еще в Царском Селе и ожидала его писем.
В конце апреля ссыльные были перевезены в Екатеринбург, где находилась Царская Семья. Владимир Павлович описывал родителям, как он бродил вокруг Ипатьевского дома. Его высокий палисадник и окна, обклеенные газетами, не позволяли взглянуть на кого-либо из Семьи. В Екатеринбурге была к ним присоединена Вел. Княгиня Елизавета Феодоровна с двумя монахинями.

18 мая, в телеграмме, посланной его сестре ИРИНЕ, Владимир Палей сообщал, что их всех перевозят в АЛАПАЕВСК, что окончательно привело семью в отчаяние. Там условия резко изменились. Их поместили в местную школу, где грязь была невероятная — Князья сами должны были скрести пол!
Скоро им запретили выходить в сад, окружающий школу, и, несмотря на дикую жару, они вынуждены были сидеть взаперти. У них отняли все одежды, оставив лишь одну смену белья. Письма Владимира Павловича стали более редкими. Он старался посылать их с оказиями. В одном из последних он писал матери:

«Все, что меня ральше увлекало: блестящие балеты, современные картины и музыка, все это мне кажется теперь бесцветным и бесвкусным. Я жажду Истины, лишь Истины, Света и Добра!».

Господь видимо готовил его молодую душу к переходу в иной мир!
Ночью с 17 на 18 июля 1918 года им велено было одеться и сказано, что их перевозят в другую местность, но чтобы они оставили багаж. Они, конечно, поняли, что их ожидает. Их посадили в коляски и увезли примерно на 12 километров в лес. Всю дорогу они читали молитвы и пели псалмы. Место назначения оказалась угольная шахта, из которой уже давно ничего не добывали, и куда их бросили живыми одного за другим, засыпав землей и камнями.

Так погибли невинные жертвы кровавого режима и среди них поэт 21 года, которому литературные критики предсказывали, что настанет день, когда Россия будет им гордиться. Увы, эти пророчества не осуществились. Его искалеченное тело лежало на дне глубокой шахты!

Княгиня Ирина Павловна


Одно из стихотворений Князя Владимира Павловича Палей


L3HOME     Кадеты      А.Г. Лермонтов     Библиотека       Кулаки      Деревня Сомино       Старый физтех
Автор сайта XXL3 - Л.Л.Лазутин.
This page was created by
Leonid Lazutin
lll@srd.sinp.msu.ru
last update: 18.10. 2005