Памяти ушедших

../fo/xm24c.jpg


bagration (6K)

ТИХОН НИКОЛАЕВИЧ КУЛИКОВСКИЙ-РОМАНОВ

СКОРБНАЯ ВЕСТЬ
Из журнала "Кадетская перекличка № 53, 1993"

Уходит старая Россия.
8 апреля 1993 года в Торонто скончался и 13 апреля предан земле капитан датской королевской гвардии Тихон Николаевич Куликовский-Романов, старший сын вел. княгини Ольги Александровны и лейб-гвардии полковника Николая Александровича Куликовского, внук императора Александра Ш и родной племянник царя-мученика Николая II.

Тихон Николаевич, будучи правнуком датского короля Христиана IX, состоял в родстве с датским, британским, норвежским, греческим и испанским королевскими домами. Его уважали за его знание русской истории и истории дома Романовых. Тихон Николаевич был для русского Торонто своего рода символом России, «которую мы потеряли».
Поразительно похожий на своего деда Александра III, высокий, стройный, несмотря на возраст, с военной выправкой, он отличался необыкновенной скромностью в обращении с людьми. В то же время, великолепно зная русскую и военную историю, в дружеском общении Тихон Николаевич был не только информированным, но и доброжелательным, веселым и на редкость остроумным собеседником.

Он родился в 1917 г. в Крыму, а в 1920 г. был увезен родителями в Данию, куда уже прибыла из охваченной революцией России бабушка Тихона Николевича, вдовствующая императрица Мария Феодоровна (до брака с императором Александром II — принцесса Дагмара, дочь датского короля Христиана IX).
Несмотря на то, что детство и отрочество Тихона Николаевича протекали в датских придворных кругах, он был воспитан в русском духе, прекрасно говорил по-русски и был тесно и непосредственно связан с беженцами из России, так как дом его родителей постепенно сделался центром русской колонии в Дании. Достигнув совершеннолетия, Тихон Николаевич вступил в датскую королевскую гвардию и дослужился до чина капитана.

В 1948 г. семье Куликовских пришлось покинуть гостеприимную Данию. Причиной послужило то, что вел. кн. Ольга Александровна с семьей после 2 Мировой войны помогала бежать в Южную Америку русским невозвращенцам и военнопленным, не желавшим возвращаться на родину-мачеху. Советский Союз предъявил претензию датскому правительству. Советские войска стояли в нескольких километрах от датской границы, политическое положение Дании было шатким. Чтобы не доставлять лишних неприятностей стране, семья Куликовских уехала в Канаду, где Тихон Николаевич в течение многих лет работал в Департаменте дорог провинции Онтарио.

Тихон Николаевич был человеком искренне религиозным. Сначала он был прихожанином храма Христа-Спасителя (юрисдикции Американской митрополии), но после принятия Американской церковью автокефалии перешел в Св.-Троицкий храм, принадлежащий Русской Зарубежной Церкви. Последнее время Тихон Николаевич был почетным председателем Фонда помощи России им. Е. И. В. вел. кн. Ольги Александровны, который за полтора года существования переслал ощутимую помощь в обездоленнное наше отечество. Как будет недоставать его благожелательного присутствия на заседаниях правления Фонда и его деловых, разумных советов.

Как-то на одном из Кадетских съездов, делая доклад о своей покойной матери, многолетней покровительнице кадетского объединения в Торонто, Тихон Николаевич сказал следующее: «...она всей своей жизнью дала пример глубочайшей веры в Бога и безграничного доверия к Нему, способствующего все в жизни принимать безропотно. Она также дала пример безусловной и всепоглощающей любви к России и русскому человеку, волею суровой судьбы оказавшемуся покоренным носителями чужеродной идеи, но стремящемуся к общей цели — освобождению России от власти безбожников».
Эти слова его в полной мере характеризуют самого Тихона Николаевича. Любовь к Богу, к России и к русским людям была его главной отличительной чертой.

Правление Фонда Помощи России им. вел. кн. Ольги Александровны выражает глубокое соболезнование супруге Тихона Николаевича, его верной помощнице Ольге Николаевне (председательнице Фонда помощи России им. Е.И.В. вел. кн. Ольги Александровны), его дочери Ольге Тихоновне и падчерице Татьяне Алексеевне с семьей. А Тихону Николаевичу — вечная память и царствие небесное.

Правление Фонда помощи России им. Е.И.В. вел. кн. Ольги Александровны


Последние дни
Тихон Николаевич Куликовский-Романов почувствовал себя плохо 6 апреля и был отвезен в Women's College Hospital. В госпитале установили, что он перенес сердечный припадок (инфаркт миокарда). Его оставили для наблюдения в коронарном отделении, но вскоре, уже в госпитале, произошел второй сердечный припадок — разрыв миокарда. Тихон Николаевич оставался в сознании, отвечал на вопросы медицинского персонала, говорил с супругой Ольгой Николаевной. Утешая ее, он сказал, что боль терпима. Тихона Николаевича перевели в Торонтский General Hospital, где его анестезировали, чтобы дать возможность безболезненно провести некоторые процедуры. Во время этих процедур сердце его остановилось, однако его вернули к жизни.
После полудня 7 апреля д-р Девид, известный хирург-кардиолог, решился на операцию, почти не надеясь на благополучный исход. Операция длилась три часа. После ее окончания хирург объявил семье, что, к его изумлению, операция была успешна. «А теперь все в руках Божьих», — добавил он, так как считал Тихона Николаевича тяжело больным. Воспрянувшую духом семью: Ольгу Николаевну, дочь Ольгу Тихоновну и падчерицу Татьяну Алексеевну пустили к Тихону Николаевичу, бывшему еще под наркозом.

8 апреля утром Ольге Николаевне позвонили из госпиталя, что произошел новый инфаркт. Несмотря на все усилия д-ра Девида и персонала, после второй операции в 8 часов утра Тихон Николаевич скончался.

В храме Св. Троицы на Генри-стрит служили ежедневные панихиды. Тело Тихона Николаевича 2 дня находилось в похоронном бюро, а затем было перевезено в храм Св. Троицы. Панихиды проходили при очень большом стечении народа. Гроб был покрыт русским трехцветным и романовским флагами, на них лежали русский геральдический знак (двуглавый орел) и подушка с военными наградами. Вокруг стояли цветы от семьи, большой белый православный крест из гвоздик.
Венки, корзины, букеты от частных лиц и многочисленных организаций, а именно: кадетских объединений, казачьих станиц, благотворительного Фонда им. Вел. кн. Ольги Александровны (Фонд помощи России), американских помощников Фонда — супругов Стюарт и Ирины Кер из г. Винсент (Индиана), «Сербской братской помощи». Российской организации «Морфлот», семьи гр. Игнатьева, кн. Давида Чавчавадзе с супругой, бывших сослуживцев Департамента дорог провинции Онтарио и многих других.
От молящихся была собрана крупная сумма для отсылки в монастыри на помин души раба Божьего, воина, боярина Тихона, а в Благотворительный фонд помощи России под попечительством Тихона Николаевича поступили многочисленные пожертвования.

Около гроба стояли 4 флага: русский трехцветный и романовский, датский королевский и канадский. Между флагами и гробом бесшумно сменялся почетный караул из русских кадет и чинов датской королевской гвардии, живущих теперь в Канаде.
В переполненном храме 13 апреля 1993 г. было совершено отпевание Владыкой Илларионом Манхеттенским, в сослужении прот. о. Владимира Мальченко, прот. о. Георгия Беляя, прот. о. Иоанна Григоряка и диакона о. Михаила Любощинского.

Присутствовали представители и друзья из-за границы и Канады: от кадет Нью-Йорка — И. И. Агатов, атаман Общеказачьей станицы в Кливленде — Е. М. Ткаченко; член парижского фонда, который помогает России, — А. Ф. Максимов; супруги Хазовы из Швейцарии; начальник «Русского имперского союза- ордена» — К. К. Веймарн и его председатель — Д. К. Веймарн (оба из Монреаля); принц Герман цу Лейнинген, внук царя Бориса Болгарского; многие датчане, живущие в Торонто, во главе с датским консулом г-ном Holm Jensen c его супругой; несколько членов «Ассоциации датской королевской гвардии», один из которых служил в Дании под началом капитана Тихона Николаевича Куликовского.
Также присутствовали члены "The Ontario Modern Soldier Society", членом которого был Тихон Николаевич как знаток и историк русской и иностранной военной формы.

Тихо и проникновенно пел хор, пополненный хористами св. Воскресенской церкви и храма Христа Спасителя. Траурный кортеж растянулся на несколько кварталов — Торонто провожал Тихона Николаевича в последний путь.

Он был погребен на кладбище Йорк (Торонто) рядом со своими родителями Е. И. В. вел. кн. Ольгой Александровной и лейб-гвардии полковником Н. А. Куликовским.
После похорон все собрались в зале Св.-Троицкого храма на поминальную трапезу, которую, оторвавшись от собственных предпраздничных хлопот, устроило сестричество храма. Церковный зал был переполнен. В конце трапезы о. Владимир сказал краткое слово об усопшем.
О. В. Гипп, Н. Г. Косачева и Джеме Литл прочитали письма и телеграммы от: Ее Вел. Маргариты, королевы датской; Объединения кадет Лос-Анджелеса; Благотворительного фонда им. вел. кн. Ольги Александровны; А. М. Хохлушина и И. В. Николаева — представителей отделения Благотворительного фонда им. вел. кн. Ольги Александровны в Санкт- Петербурге; д-ра В. А. Владимерцева с супругой и А. А. Зеленова — представителей отделения в Москве; князя и княгини Никиты Романова из Нью-Йорка; князя и княгини Николая Романова из Рима; В. В. Гранитова, председателя Союза членов русского корпуса (Сан-Франциско); Ассоциации датской королевской гвардии (Торонто); Марфо-Мариинской общины; Объединения кадет (Вашингтон); Православного братства во имя царя- мученика Николая II (Москва), попечителем которого являлся Тихон Николаевич; его Высокопреосвященства Архиепископа Антония Сан- Францисского; Екатеринбургского православного братства св. царских мучеников; Ланги-коского музейного общества (Финляндия), в ведении которого находится усадьба с рыбачьим домом царя Александра III; Нового Валаама (Финляндия), а также многих частных лиц.
Телеграммы Ее Величества королевы Елизаветы и принца Филиппа пришли с опозданием на следующий день.
Из Вильмаусона (Франция) прот. Вениамин Жуков прислал икону св. мученика царевича Алексея.
В России, узнав о болезни Тихона Николаевича, молились сначала о его здравии.
Как пишут из Православного братства во имя царя-мученика Николая II, были оповещены духовные лица Санкт-Петербургской, Екатеринбургской, Костромской и Воронежской епархий. Совершались молебны во многих московских и подмосковных церквах и соборах. Узнав о кончине Тихона Николаевича, по всей России начали молиться за упокой. Братство сообщает, что «за это время свои глубокие соболезнования выразили: Московское дворянское собрание, община Марфо-Мариинской обители, руководящий и преподавательский состав императора Алексанадра III Донского кадетского корпуса, община храма Симеона Столпника на Яузе, община храма св. Ильи Пророка, представители других патриотических организаций и множество частных лиц».

Характерно, что из потока соболезнований, шедших со всех концов света, ясно вырисовывался образ Тихона Николаевича — истинно русского, исполненного душевного благородства, но на редкость скромного человека, посвятившего свою жизнь делу возрождения России.
Как сказал в своем слове О. В. Гипп: «Для многих Тихон Николаевич был символом веры, порядочности и любви к отчизне. Для многих он был лучом надежды на возрождение России».

«Православная Русь», № 10, Джорданвиль, 1993



     назад на сайт XXL3 "Кадеты, Белое дело"    

L3HOME     Кадеты      А.Г. Лермонтов     Библиотека       Кулаки      Деревня Сомино       Старый физтех
Автор сайта XXL3 - Л.Л.Лазутин.
This page was created by
Leonid Lazutin
lll@srd.sinp.msu.ru
last update: 6.11. 2005