Магнитные бури
нашего Отечества



Генерал от инфантерии
Лавр Георгиевич КОРНИЛОВ

Из журнала "Кадетская перекличка № 49 1990"             см. также: Н.Н. Львов 31 Марта 1918 года.
К стодвадцатилетию со дня рождения великого русского патриота Генерала от инфантерии Лавра Георгеевича КОРНИЛОВА

В.С. Данилов

18 августа 1870 года в семье отставного хорунжего Георгия Корнилова, казака Усть-Каменогорской станицы, в Западной Сибири, в день Св. Флора и Лавра родился сын, нареченный Лавром в честь святого, поминаемого в день рождения мальчика.
Маленький Лавр начал свое образование в приходской школе, а в 1883 году в возрасте 13 лет поступает в Омский Первый Сибирский Императора Александра 1- го кадетский корпус.
kornilov_k (14K)В 1889 году, закончив корпус с отличием уезжает в Скт Петербург и поступает в Михайловское Артиллерийское училище. Попутно изучает иностранные языки. В 1892 с отличием оканчивает училище и, не воспользовавшись возможностью служить в гвардии, выходит в артиллерийскую бригаду в Туркестан. Изучает нравы, обычаи и языки народов Средней Азии (пушту, дари, фарси, туркменский и др) а также китайский и готовится к поступлению в Академию.

В 1895 году, выдержав первым конкурсные экзамены, поступает в Императорскую Военную Академию Генерального Штаба в Скт Петербурге, которую заканчивает с отличием в 1898 году.
Отказавшись от службе в Генштабе, в столице, возвращается в Туркестан и в городе Термезе на границе с Афганистаном поступает в распоряжение генерала М.И. Ионова, исследователя Средней Азии.
В Афганистане, в 50-ти верстах от границы в ущелье Гинди Куш под руководством англичан, была построена крепость Дейдали. Для получения о ней данных была послана разведка, окончившаяся полным крахом — разведчиков поймали и посадили на кол.
Капитан Корнилов берет трехдневный отпуск и тайком от всех с тремя преданными ему туркменами из племени теке (текинцев), побрив голову и одев халат, отправляется на разведку. Зная в совершенстве местный язык и обычаи, въезжает в крепость под предлогом службы в коннице Великого Абдурахмана, эмира Афганистана. Сделав план крепости, дорог и фотографические снимки, возвращается, проскакав 400 верст, и передает генералу Ионову результаты своего „отпуска".
За проявленную храбрость и представление ценнейших разведданных о крепости, капитан Корнилов награждается орденом Св. Владимира 4-ой степени с мечами и бантом, а за самовольную отлучку заграницу получает выговор с обещанием посадить на гаупвахту на 30 дней.

В 1899 году капитану Корнилову поручают изучение района Кушки и командируют на исследование китайского Туркестана и Кашгарии.
Полтора года продолжалось изучение этой дикой выжженой солнцем страны, сопряженное с опасностями и невероятными физическими лишениями. По возвращении из экспедиции, Корнилов описывает результаты изучения и издает книгу: „Кашгария или Восточный Туркестан". Затем он исследует Харестан, Сейстан, области Восточной Персии. В течение семи месяцев капитан Корнилов путешествует по Дашти Наумед — степи отчаяния и наносит на карту развалины древних городов, пути караванов, кочевых диких племен и изучает их жестокие нравы и обычаи.

Подполковник Корнилов в 1902 году по поручению штаба Туркестанского военного округа редактирует секретное издание:
„Сведения, касающиеся стран, сопредельных с Туркестанским военным округом". До 1903 года командует ротой 1-го Туркестанского стрелкового батальона. В том же году получает направление в Индию для изучения туземных языков, нравов и обычаев.

В Индии застает его русско-японская война. Исполнив поручение в Индии, подполковник Корнилов переводится в действующую армию и получает должность начальника штаба 1-ой стрелковой бригады. С нею принимает участие в боях под Сандепом, Мукденом и Телином. 25-го февраля 1905 года, прикрывая отход 2-ой армии из Мукдена, бригада была окружена превосходящими силами противника, но подполковник Корнилов ночью, воодушевляя свою бригаду, ведет ее в штыковую атаку, опрокидывая японцев, и к утру, считавшаяся погибшей бригада присоединяется ко Второй армии. За проведение этой боевой операции подполковника Корнилова награждают орденом Св Великомученика и Победоносца Георгия 4-ой степени.

После русско-японской войны подполковник Корнилов назначается на должность делопроизводителя Управления генерал-квартирмейстера Генерального Штаба в Скт Петербурге и по делам Штаба совершает поездки на Кавказ, в Туркестан и Западную Европу. В конце 1907 года командируется в Китай на должность российского военного агента и проделывает весь путь Иркутск — Пекин верхом на коне с тремя казаками-ординарцами. Исполняя эту должность, знакомится попутно с китайской культурой, собирает различные экспонаты, совершенствует китайский язык, завязывает дружеские отношения с китайцами.
Ему сообщают о формировании вооруженного отряда в далекой провинции и обучении его европейским приемам и употреблению современного оружия.
Он надевает пышный китайский наряд и отправляется, чтобы лично осмотреть этот отряд. Его с почестями принимают, как посланника самого Богдыхана, знакомят с успехом обучения и церемониальным маршем отряд проходит перед ним.
Он благодарит начальство за оказанный прием и возвращается в Пекин.
fot/kornilov_lg.jpg
В 1911 гооду полковник Корнилов назначается командиром 8-го эстляндского полка со стоянкой под Варшавой и, отправляясь на место службы, часть пути (Пекин — Туркестан) проделывает верхом.
Вскоре полковник Корнилов получает производство в генерал-майоры и новое назначение: командование двумя пехотными и тремя конными полками, входящими в состав 2-го Заамурского пограничного отряда.
Охраняя границы, отряду приходилось вступать в бой с шайками китайских разбойников — „хунхузов", прекрасно вооруженных. Численность некоторых шаек составляла по несколько тысяч человек. Шайки, появляющиеся в полосе отчуждения железной дороги изгонялись в глубину Китая.

В 1912 году генерал-майор Корнилов получает приказ провести расследование о злоупотреблениях интендантства. Раскрывается взяточничество и привлекаются к ответственности руководители интенданства, но министру финансов, в ведении которого находилась пограничная стража, желая скрыть непорядки в его министерстве, удалось прекратить это дело.
После чего, по его личной просьбе, генерала Корнилова переводят в военное ведомство и назначают командиром 1-ой бригады 9-ой стрелковой дивизии во Владивостоке.

1914 год. Объявлена германская война. Генерал-майор Корнилов командует 1-ой бригадой 49-ой пехотной дивизии и с нею выходит на австрийский фронт. После шести дней тяжелых боев, получает назначение начальника 48 пехотной дивизии, называемой прежде Суворовской, но при генерале Корнилове получает название „Стальной".
Корниловская Стальная дивизия победоносным маршем доходит от Львова до Карпат, переваливает их и спускается в Венгерскую равнину.
Генерал Корнилов лично участвует в боях и примером своей храбрости выводит дивизию из тяжелых положений. Три австро-германские дивизии брошены на 48-ую пехотную дивизию с приказом Германского Генштаба уничтожить ее. Дивизия в боях несет большие потери и у города Санно окружена врагом. Генерал Корнилов лично ведет в атаку два резервных батальона и разрывает кольцо. Дивизия выходит из окружения и занимает господствующую высоту в Закарпатье.

Прорыв фронта по линии Тарнополь-Горлица, отсуствие тяжелой артиллерии и снарядов в конце 1915 года явились причиной отступления Русской Армии из Закарпатья. Дивизия генерала Корнилова прикрывает отступление и ведет бои в двух направлениях: против немцев и против австрийцев. Генерал Корнилов ранен в руку, но остается в строю.
Пропустив отступающую Армию и обозы, отправляет три полка своей дивизии на соединение с уходящей Армией, а сам с Рымникским полком прикрывает их отход и в боях несет большие потери. Остатки Рымникского полка штыковой атакой прорывают окружение, и ночью генерал Корнилов приказывает отходить, а сам остается с одной ротой в арьергарде.
Четверо суток непрерывных боев спасают полк, но от роты остается семь бойцов и с ними тяжело раненый в ногу генерал Корнилов.

Австрийцы захватывают его в плен. С первого дня пленения, в госпитале для военнопленных, находящемся в глухом местечке далеко от линии фронта, генерал Корнилов все свои мысли направляет на осуществление планов побега. В организации побега принимали участие русские военный врач и массажисты, работавшие в госпитале, а также санитар, солдат Австро-Венгерской армии, чех Францишек Марньяк, который достал генералу Корнилову обмунидирование и подложные документы австрийского солдата.
Генерал Корнилов с Марньяком благополучно вышли днем из лагеря, пришли на вокзал, сели в поезд и на следующий день прибыли на намеченную станцию Караншебеш. В лесу за станцией переоделись в штатское и продолжили свой путь пешком к румынской границе. Чтобы избежать встреч, обходили селения и терпели голод.

Чех не выдержал и зашел в одну деревушку за пищей, где его арестовали жандармы. Генерал Корнилов продолжил путь один. Дошел до пограничной реки с Румынией у Турн-Северина. Перебрался на румынский берег, переплыв реку под обстрелом пограничников. Из Турн-Северина протелефонировал в Русское посольство и за ним прислали автомобиль. 22 августа 1916 года генерал Корнилов вернулся в Россию.

По прибытию на родину генерал Корнилов получает назначение командующего 25-ым армейским корпусом, а за бои на Карпатах в апреле 1915 года награждается орденом Св. Великомученика и Победоносца Георгия 3-ей степени, а казаки станицы Караклинской присылают своему доблестному станичнику нательный крест и сто рублей деньгами.
С должности командующего 25-м армейским корпусом приказом Государя назначается на пост командующего войсками Петроградского военного округа.

Второго марта 1917 года в 15 час. 05 мин. во Пскове Государь Император Николай Второй отрекся от Престола Государства Российского за Себя и за Сына Престолонаследника и передал право на Престол Своему брату Великому Князю Михаилу Александровичу, но последний отказался от Престола впредь до решения судьбы Россиии Учредительным Собранием, и власть была передана Временному Правительству, возникшему по почину Государственной Думы.
В прощальном приказе к Действующей Армии Государь Император, обращаясь к войскам, повелел повиноваться Временному Правительству.
Генералу Корнилову, по занимаемой им должности командующего войсками Петроградского военного округа. Временное Правительство поручило сообщить Государыне Александре Федоровне, что Она находится под арестом. Генерал Корнилов исполнил это тягостное поручение, желая избавить Ее, в случае его отказа, от посещения другим вестником в лице представителя Балтийского флота и от возможных в таком случае эксцессов, могущих иметь роковые последствия. Исполняя это поручение, генерал Корнилов принял на себя тяжелый крест и не мог не сознавать, что в последствии подвергнется осуждению.

Генрал Корнилов тяготился своим вынужденным сотрудничеством с Временнным Правительством и настоял на уходе на фронт. В мае мясяце он получает назначение командующего 8-ой армией. Ознакомившись с положением на фронте, настроением солдат и их отношением к офицерскому составу, генерал Корнилов первым поднял вопрос об уничтожении комитетов солдатских депутатов и запрещении политических выступлений в Армии. Для поднятия в войсках духа и возрождения желания бороться за свою родину, генерал Корнилов 19 мая 1917 года приказом по 8-ой армии разрешает, по предложению капитана Генерального Штаба Неженцева, сформировать Первый Ударный отряд из добровольцев. За короткий срок трехтысячный отряд был сформирован и 10-го июня генерал Корнилов произвел ему смотр.
После смотра Отряд получил название «Первый Ударный Отряд им. генерала Корнилова»,а с 1-го августа приказом ген. Корнилова он был переформирован в четырехбатальонный полк. Создание войсковой части Русской Армии, основанной на идее добровольчества, послужило началом Национального Добровольческого движения.

Положение на фронте становилось критическим. Несмотря на запрет, в Армии продолжались митинги и распропагандированные солдаты, при малейшем натиске противника, массами покидали позиции и уходили в тыл. Корниловский Ударный полк не мог закрыть собой все прорывы и фронт был открыт.
Стремясь восстановить фронт. Временное Правительство назначает 7 июля генерала Корнилова командующим Юго-Западным фронтом, а 19 июля — Верховным Главнокомандующим.
Для восстановления дисциплины в Армии, по требованию ген. Корнилова Временное Правительство вводит смертную казнь. Решительными и суровыми методами, с применением в исключительных случаях расстрелов дезертиров, генерал Корнилов возвращает Армии боеспособность и восстанавливает фронт.
Воспользовавшись своим положением Верховного Главнокомандующего, генерал Корнилов предъявляет Временному Правительству ультиматум, известный как „Корниловская военная программа". В Москве на Государственном Совещании 13-15 августа ген. Корнилов, в своем обширном докладе указал на катострофическое положение на фронте, на губительное действие на солдатские массы законодательных мер, предпринимаемых Временным Правительством, на продолжающуюся разрушительную пропаганду, сеющую в Армии анархию. Он ясно показал, что Русская Армия, всегда исполнявшая без колебаний свой долг перед родиной, превращена в обезумевшую толпу людей, потерявших всякий образ воина.

Без дисциплины нет Армии,
говорил ген. Корнилов, — Армия, спаянная железной дисциплиной, ведомая единой и непреклонной волей своих вождей, способна к победе и способна выдержать любые испытания. Дисциплина в Армии должна быть восстановлена. «Нужны решитемость и твердое, непреклонное проведение намеченных мер...»
Этими словами закончил свой доклад ген. Корнилов.

Он требовал установления военной диктатуры и сам выражал готовность беспрекословно подчиниться тому, кому будут вручены диктаторские полномочия. Все стремления генерала Корнилова были направлены на спасение родины, тонущей в революционном хаосе, а социалиста Керенского — на укрепление „завоеваний" революции. Назревало неизбежное столкновение между этими двумя столь противоположно мыслящими людьми, и это столкновение произошло, как следствие подозрения Керенского, что посланный с фронта в Петроград, по просьбе Временного Правительства, конный корпус ген. Крымова на случай восстания большевиков, может быть использован для выступления генерала Корнилова против Временного Правительства и объявления им военной диктатуры.
Одержимый этим подозрением, стремясь любыми путями сохранить власть за собой и предотвратить политический переворот в Петрограде, Керенский решается на „великую провокацию": 26 августа 1917 года приказывает ген. Корнилову сложить с себя звание Верховного Главнокомандующего и, обвинив генерала в „великом преступлении" — в заговоре против Временного Правительства, измене революции, предает его суду.
Генерала Корнилова и его ближайших соратников помещают на положении арестованных в Могилеве в гостинице „Метрополь", а 4-го сентября их всех переводят в Быхов, в здание бывшего монастыря превращенное в тюрьму. Охрану узников несут: внутреннюю Текинский конный полк, а внешнюю — Георгиевский батальон.

31-го авгуса 1917 года. Чрезвычайная Следственная комиссия, созданная указом Временного Правительства для расследования дела генерала Корнилова, не нашла доказательств каких-либо намерений со стороны Верховного главнокомандующего вести вооруженную борьбу не только с совдепом, но и с законным Временным Правительством.
Однако, быховские узники продолжали находиться в заключении. Тем временем, 25-го октября большевики подняли в Петрограде второй по счету мятеж, который на этот раз принес им долгожанную власть.
Новоиспеченный Главковерх Керенский трусливо бежал из Зимнего дворца, бросил на произвол судьбы оставшиеся верными ему отряды юнкеров и девушек-ударниц и бесследно исчез. Должность Верховного Главнокомандующего принял на себя начальник Штаба ген. Духонин, категорически отказавшийся признать законность власти большевистских узурпаторов. Узнав, что большевики готовятся ликвидировать ставку и быховских узников, Духонин распорядился немедленно освободить из под стражи Корнилова и его соратников и послал им телеграмму, чтобы они немедленно уезжали в Донскую область, в Новочеркасск, где генерал Алексеев начал формировать Добровольческую Армию.

Второго декабря утром Быковскую тюрьму покинули разными путями генералы Деникин, Марков, Лукомский и Романовский, а поздно вечером и генрал Корнилов с отрядом верных ему Текинцев. Все они последовали на Дон.
Генерал Духонин, отлично сознавая, что подписал себе смертный приговор, остался на своем посту. Он был зверски убит матросами из отряда нового „главковерха" Крыленко, назначенного большевистским правительством и прибывшего с целью ликвидировать Ставку и быховских узников.

Большевики, узнав о побеге Быховских узников, послали в догонку бронепоезд и отряд красногвардейцев. Несколько раз ген. Корнилов с текинским отрядом попадали в засады и под обстрел бронепоезда, но продолжали движение на юг, на Дон. При одном переходе, попав в полузамерзшее болото, отряд потерял много лошадей, и генерал Корнилов, видя тяжелое положение, отпустил своих верных текинцев, а сам,, переодевшись в крестьянскую одежду, сел на поезд на глухом полустанке и 19 декабря прибыл в Новочеркасск.

После встречи с генералом Алексеевым, формировавшем Добровольческую Армию для борьбы с большевиками, генерал Корнилов принял предложение последнего возглавить эту формирующуюся Армию и быть Главнокомандующим.

kornilov_1 (11K) Весть о создании Добровольческой Армии для борьбы с большевиками привлекла истинных русских патриотов и они, преодолевая немыслимые трудности, стекались на Дон для пополнения ее рядов. Разными путями, по одиночке и группами, съезжались Корниловцы в Новочеркасск и в декабре 1917 года, полковник Неженцев собрал заново свой полк.
Корниловский полк был первым полком Добровольческой Армии. Сформированы были и другие полки, батальоны, отряды, но численность Армии не была велика: три тысячи штыков, двести сабель, несколько пулеметов, пушек и крайне ограниченное количество боеприпасов. Непоколебимое стремление к борьбе за честь своей родины влекло русских патриотов и являлось главной силой Доровольческой Армии.

Добровольческая Армия стояла в Ростове на Дону, несла гарнизонную службу, отряды охраняли железную дорогу Ростов-Таганрог, отражали нападения бесчисленных большевистских банд, неся при этом большие потери. Недоброжелательное отношение масс населения и казаков к Добрармии и желание избежать гибели в результате возможного полного окружения, заставили командование принять решение покинуть Ростов и двинуться на Юг, в Кубанскую область, где, по имевшимся сведениям, казаки подняли восстание против большевиков. Полученная с Кубани информация давала надежду на обретение поддержки и пополнения.
Добровольческая Армия всего в 4500 боцов и при восьми орудиях, возглавляемая генералами Корниловым и Алексеевым, выходит из Ростова, переправляется через Дон и задерживается в Станице Ольгинская, откуда, после реорганизации, продолжает путь на Юг.

Так начался Первый Кубанский поход Добровольческой Армии, вошедший в историю гражданской войны как Ледяной Поход генерала Корнилова.
Без тыла, окруженная в десятки раз превышающими силами войсковых соединений красных, пробивала себе дорогу Корниловская Армия, одерживая победу за победой и добывая боеприпасы захватом их у врага. Корнилов держал направление на Юг в Ставропольскую равнину, а затем в область кубанского казачества на соединение с армией Кубанского правительства.
Однако этот план рухнул. Когда Добровольческая Армия находилась на расстоянии всего только двух переходов от Екатеринодара, поступили неутешительные сведения о Кубанских делах: в ночь на первое марта столица края под давлением многократно превосходящих сил красных,была оставлена.

Несмотря на всю тяжесть создавшегося положения, генерал Корнилов принял решение идти на Екатеринодар и штурмом взять его. Приблизившись к окрестностям Екатеринодара, Добровольцы, несмотря на значительный перевес засевших в городе красных, начали готовиться к штурму. Генерал Корнилов расположил свой командный пункт на ферме Екатеринодарского Экономического общества, в трех верстах от города, откуда наблюдал за боем и руководил подготовкой к штурму, назначенному на первое апреля. Несмотря на то, что большевики держали ферму под сильным артиллерийским обстрелом, ген. Корнилов отказался перевести свой штаб в другое место, ибо выбранная ферма, находящаяся на высоком берегу реки Кубани представляла идеальный наблюдательный пункт для руководства предстоящими боевыми действиями.

И вот около 8 часов утра 31 марта (13 апреля по нов.ст.) 1918 года, накануне штурма Екатеринодара Добровольческой Армией, разорвавшейся русской гранатой, пущенной из русской пушки преступной русской рукой был убит в своем штабе, на ферме Великий Русский Патриот, поднявший меч борьбы за честь своей родины России генерал от инфантерии Лавр Георгиевич КОРНИЛОВ.

Возложил Воин ЛАВР на алтарь чести своей родины России самое дорогое, что имел — свою жизнь. Память вечная и вечная слава болярину воину ЛАВРУ!
Убит генерал Корнилов, любимый вождь и вдохновитель Добровольческой Армии. Душа его отошла к Богу Всевышнему, но дух борьбы добровольцев остался непоколебим, и гибель Главнокомандующего еще больше укрепила желание бороться за честь своей родины. Свершилось то, что изменило ход истории борьбы против покушения сил интернациональных проходимцев на уничтожение Великой Империи Российской и превращения ее в плацдарм распространения по всему миру безумных идей коммунизма.

Добровольцы оставляли Екатеринодар и уходили на Север. Уносили с собой тела Корнилова и полковника Нежинцева, убитого в атаке за два дня до гибели генерала. В окрестностях небольшой немецкой колонии Гначбау, добровольцы решили временно похоронить тела и темной ночью, тайно, несколько корниловцев опустили два гроба в могилу, засыпали землей и сравняли, чтобы скрыть могилы во избежании надругательства. Ни холмика, ни креста. Ни воинской почести, ни салюта. Только кононада большевистской артиллерии нарушала жуткую тишину темной ночи.

Оставив дорогие сердцу могилы. Добровольческая Армия продолжила свой отход с новым главнокомандующим генералом Деникиным под прикрытием конницы генерала Эрдели. Двигались по дороге повозки с ранеными и обозом, а по бокам шли цепи нечеловечески усталых, измученных, но по прежнему полных мужества и отваги бойцов.

Большевики, преследовали Добровольцев. Войдя в оставленную Армией колонию Гначбау, они по свежевскопанным следам обнаружили могилы, откопали и подняли гробы. Тело генерала Корнилова вынули из гроба, отвезли в Екатеринодар и там предали „суду народа богоносца". Толпа, одержимыя нечеловеческой злобой безчинствовала над трупом, обнажив его до гола, плевала, топтала ногами, колола штыками, удовлетворяя свои „высокие революционные чувства". Затем изуродованный труп пытались повесить на суку дерева, но веревка оборвалась и тело упало на землю. Останки положили на телегу, вывезли за город на свалку и там сожгли. Так были отданы „великим русским народом" в порыве революционного подъема последние воинские почести Великому Русскому Патриоту.

В конце осени 1918 года, после освобождения Екатеринодара во время Второго Кубанского похода Добровольческой Армии, на месте раззоренной, опустошенной варварами-большевиками могилы генерала Корнилова и полковника Неженцева, духовенство отслужило первую панихиду в присуствии Корниловцев, Добровольцев других полков, всех тех, кому была дорога память погибшего русского Воина — болярина Божиего ЛАВРА.

„Не умеете вы, русские ценить своих талантливых полководцев" сказал командующий оккупационными германскими войсками на Украине, весной 1918 года, генерал фон-Арним, явившейся к нему делегации „красного Ростова", когда, поинтересовавшись судьбой генерала Корнилова, услышал в ответ торжественное заявление, что „военнослужащий Корнилов убит под Екатеринодаром".
Не ценил русский народ, а судьба не уберегла для России русского патриота поднявшего первым мечь борьбы за спасение России.
Память и вечная слава генералу от инфантерии Лавру Георгиевичу КОРНИЛОВУ!

В.С. Данилов
Ударник 1-го Корниловского Ударного полка


При составлении биографии Л.Г. Корнилова использованы материалы из книги полк. Левитова „Корниловский Ударный полк".



  Кадетская Перекличка   #31   №32   №35   №38-39   №40  

L3HOME     Кадеты      А.Г. Лермонтов     Библиотека       Кулаки      Деревня Сомино       Старый физтех
Автор сайта XXL3 - Л.Л.Лазутин.
This page was created by
Leonid Lazutin
lll@srd.sinp.msu.ru
last update: 26.10. 2005