Магнитные бури
нашего Отечества


  

Из журнала "Кадетская перекличка" № 4, 1972г.


Сергей Александрович Колобов

ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО

Федор Захарьин, 8-го вып. Р.К.К.

   Также смотрите на сайте L3:

HOME L3

    КАДЕТЫ

Воспоминания А.Г. Лермонтова
А также разделы сайта:
Старый     Физтех
Деревня Сомино
Раскулаченные
полярные сияния
   Назад на стр.
    -КАДЕТЫ-
   

kolobov (4K)Скоропостижно, на 64-м году жизни 17-го апреля 1972 г. в Загребе, скончался инженер Сергей Александрович Колобов 8 в. Р. К. от повторного сердечного припадка.
Неожиданно закончил свой жизненный путь мой одноклассник и друг, с которым я не прерывал связи с окончания корпуса, много лет прожил в одном городе, был свидетелем его жизненных успехов как инженера-строителя и находился с ним в постоянной переписке.
Его последнее письмо, от 27-го марта с. г., написанное по возвращении из Опатии, где он с женой Верой отдыхал, под наблюдением врачей, после первого припадка, как и все его письма было бодрым:
«Провел время отлично! Меня починили и чувствую себя совсем хорошо. Прихожу на службу позже и, в сущности, не работаю, а лишь принимаю участие в идейной фазе проектов ...»
И так быстро пришло второе письмо — в нем было только траурное объявление и трудно было, не хотелось верить в возможность этой тяжелой утраты.
В последующих письмах от его жены и нашего однокашника были вложены газетные вырезки, описание похорон и исключительной, трогательной заботы со стороны сослуживцев покойного о его вдове: они взяли на себя все хлопоты о похоронах, о получении высшей пенсии, о закреплении квартиры на ее имя «я только подписывала какие-то бумаги...» пишет жена.


В трех Загребских газетах и в Белградской «ПОЛИТИКЕ» были помещены траурные объявления:
«С искренним и глубоким сожалением сообщаем всем коллегам и приятелям, что неожиданно скончался член нашего коллектива Дипл. инж. СЕРГЕЙ КОЛОБОВ высший строительный советник С его смертью мы потеряли выдающегося специалиста и руководителя, преданного коллегу и любимого человека высших моральных качеств. Его многолетняя и самопожертвованная работа, как инженера, останется надолго в памяти всех тех кто его знал».

Из письма нашего однокашника: «На похоронах была масса народу несмотря па проливной дождь. Речь произнес директор «коллектива» . . . Все стояли молча и, только когда Верочка направилась к выходу — все молча пошли вслед за ней. Во всем этом чувствовалось уважение к Сереже, к Верочке и к ее горю ...»
В техническом журнале «ГРАДЖЕВИНАР», с фотографией покойного, был помещен некролог:
«17 апреля 1972 г. от сердечного удара, в Загребе, скончался известный конструктор и проектант Дипл. Инж. Сергей Колобов.
Рожден в 1908 г. в Санкт-Петербурге. Тяжело, на всегда, расстаться с человеком каким был Колобов. Расстаться с тяжелым сердцем, с глубокой болью отдать должное уважение человеку, работнику, выдающемуся конструктору, который так много сделал для общего блага, особенно для «ИНДУОТРОПРОЕКТ-а» интересами которого он жил, в котором работал последние годы до смерти.
Трудно в короткой форме изложить жизнь и деятельность инж. Колобова. Список его работ слишком длинен, много должностей он исполнял. Велико количество объектов от Ясеницы до Джевджелии, в которые он вложил свою работоспособность, свое знание, искусство и гений строителя. А как мало получил он за все это.
Но его жизненный труд не закончился: его постройки живут, его работу продолжит поколение молодых, которых он воспитал, поколение, которому он был учителем, советником и примером.
Инж. Колобов работал до последнего момента. Умер на своем рабочем посту».

Далее следует неполный перечень его работ: более сотни объектов самого разнообразного значения: заводы, фабрики, отели, больницы, жилые комплексы и т. д. Участвовал в конкурсных работах, которые получали 1-ую, 2-ую и 2 3-их награды.

С 1948 г. работал в комиссиях ревизии проектов, инспекциях, в институте строительства, в городской комиссии, был членом экзаменационной комиссии для выдачи лицензий инженерам. Для Союза лабораторий Югославии разрабатывал Югославские стандарты, вырабатывал условия постройки зданий в районах подверженных землетрясениям, куда каждый раз ездил после катастроф. Писал статьи в научных журналах. Бывал за границей для ознакомления, со значительными постройками, в СССР, в Швейцарии, где его бюро сотрудничало с Англо-Швейцарской Ко.
За свои работы получал денежные награды, книги, золотые часы, а за постройку (в современном стиле) водонапорной башни с рестораном наверху, над резервуаром вместимостью в 1600 куб. мет., получил золотой знак от г. Вараждина, который эта башня украсила.

Некролог заканчивается следующей фразой:
«За общественную деятельность, за сотрудничество в научных журналах, в комиссиях, на. специальных экзаменах и т. д.. Союз инженеров-строителей и техников на годовом собрании в г. Сиске, 19 мая 1972 г., выбрал посмертно Инж. Колобова почетным членом».
Его жена. Вера, была ему другом и помощницей в его работах, корректируя и перепечатывая написанное. Владея английским и др. иностранными языками, переводила нужные ему статьи из иностранной технической: литературы, много сделала переводов по сейсмологии, что дало возможность Сереже стать авторитетом и в этой области. В написанной им книге о Югославских землетрясениях и о разработанных им, конструкциях сейсмически устойчевых построек, он провел параллель с Калифорнийскими катастрофами. О нем знали и здесь в США: получил личное приглашение приехать на конгресc сейсмологов в Калифорнии для прочтения лекции. Расходы по поездке брали на себя Объед. Нации.
Но приглашение пришло поздно ... «В один момент он умер. Мы сидели на скамеечке, в больнице, ожидая результата анализа; было 10.30 ч. вечера ...» пишет его жена Вера.

Будучи в корпусе отличным товарищем, таковым остался и в дальнейшей жизни. Его дом был открыт всегда для друзей, куда любили приходить и его сослуживцы. Как традиция — каждый год собирались у него на празднование корпусного праздника те, кто помнил и любил свой корпус.
Свою жизнь он не ограничил только работой инженера:
будучи спортсменом он основал клуб по стрельбе из лука и, как один из лучших, ездил на состязания в Юогславии и за границу. Собрал богатую коллекцию холодного оружия, был отличным фотографом, любил жизнь, любил компанию — «он был у нас как бы консулом и его дом был нашим домом ...» пишет наш однокашник.
Занимая должность руководителя он был, прежде всего, человеком и жертвенным другом, готовым всегда и во всем помочь и поэтому так много искренней теплоты и печали в некрологе, написанном его сослуживцами.
Получая от него письма мне всегда казалось, что он все еще не дошел до высшей точки — в нем было так много энергии и так много желания работать и жить.
Но письмо от 27-го марта было его последним письмом . ..

Спи спокойно мой дорогой друг! Немногим дано оставить такой глубокий и светлый след в жизни. Сторицей вернул ты стране, давшей тебе среднее и высшее образование, и оставил несчетное число друзей в искреннем горе.

Федор Захарьин, 8-го вып. Р.К.К.



Сайт Л. Л. Лазутина
This page was created by Leonid Lazutin lll@srd.sinp.msu.ru
     last update: 25.12. 2004