Магнитные бури нашего Отечества

Проф. Ильин — идеолог Белого Движения


Из журнала "Кадетская перекличка № 50 1991"
К докладу проф. Полторацкого на тему: «Проф. Ильин — идеолог Белого Движения»
А также из журнала "Кадетская перекличка № 53 1993" Монтаж: Иван Ильин, За Национальную Россию

Сообщение редакции
Доводим до сведения наших читателей, что подлинник доклада проф. Н.П. Полторацкого: „Проф. И.А. Ильин —идеолог Белого Движения", прочитанный на XII кадетском Съезде в Санта Роза, Калифорния, из-за скоропостижной кончины автора, не был получен редакцией.
В стремлении ознакомить читателей полностью с работой Съезда и не нарушать гармонии его рабочей сессии, редакция печатает ниже составленные ею мысли проф. Н.П. Полторацкого, соответствующие теме прочитанного доклада, взятые выборочно из его книги „Иван Александрович Ильин".

В своем докладе Николай Петрович Полторацкий отметил, что „очень немногие, к сожалению, знакомы с идейным наследием проф. Ильина" и с этого начал свой доклад.

Иван Александрович Ильин родился в Москве в 1883 году и получил солидное высшее образование на юридическом факультете Московского Университете, где был оставлен для подготовки к профессорскому званию по кафедре энциклопедии права и истории философии права, после чего был утвержден в звании приват-доцента при юридическом факультете своей альма-матер.
После заграничной командировки преподавал а ряде высших учебных заведений в Москве. Его защита магистерской диссертации была столь исключительного качества, что факультет единогласно присудил ему обе степени: магистерскую и доктора государственных наук.


nesterov_iljin (56K)

И.А. Ильин. Портрет работы Мих. Вас. Нестерова

Ильин был убежденным противником большевизма, и советская власть неоднократно подвергала его арестам. Весной 1922 года на собрании Московского Юридического Общества Ильин произнес знаменитую речь, посвященную выяснению основных задач правоведения в России в свете происшедшей в 1917 году революции, последовавшей за ней гражданской войной и победой большевиков.
В этой речи, в частности, он утверждал, что стать нормальным, не фиктивным субъектом права значит, что такой субъект ощутил и опознал свою собственную природу, как нечто неразложимое на простые животно-телесные потребности. Он нашел себя, как существо духовное, измеряющее человеческую жизнь не голыми нуждами, пользами и интересами, но достоинством, честью, совестью, правотою перед лицом Божиим.

Через пять месяцев после этой публичной речи Ильин был арестован в шестой раз, судим и приговорен к смертной казн которая была заменена пожизненным изгнанием из Советской России. В сентябре 1922 года он, вместе с другими профессорами покинул Россию.
Начался „немецкий" период его жизни, продолжавшийся 16 лет. В этот период он был избран члене корреспондентом Славянского Института при Лондонском Университете. Просвещенный противник марксизма-ленинизма Ильин скоро узнал подлинное лицо национал- социализма и через полтора года после прихода Гитлера к власти был удален Русского Научного Института, где состоял профессором, и вскоре ему запретили все выступления устные и печатные.

Летом 1938 го ему удалось вырваться в Швейцарию, где, благодаря поддержке друзей, (главным образом финансовой помощи С. В. Рахманинова) он прожил до своей смерти в 1954 году.

Обращаясь к философии Ильина необходимо выяснить основы его философской позиции. В посмертно изданной книге „Путь к очевидности" он подытоживает свое отношение к методу создания философских направлений и установлению путей их осуществления. Воспитанный на философских системах германских мыслителей Ильин, однако, отрицал необходимость создания философской системы, что, по его мнению, принадлежит к мнимым задачам культуры. Философия должна быть ясным, честным и жизненным „исследованием духа и духовности", рассматриваемого философом предмета.
Никто не может заранее знать, что исследуемый предмет будет жить по законам нашей человеческой логики и нашего рассудочного рационализма. Главное призвание философа поэтому не выдумывание системы, а изучение рассматриваемого предмета, его опытное описание в объективной реальности.

По мнению Ильина, русская религиозная философия должна пересмотреть свое призвание, предмет и метод в свете всех пережитых блужданий и крушений на основе ясности, честности и жизненности. Прежде всего русская религиозная философия должна отказаться от подражания иностранным образцам. Она должна не выдумывать, а обратившись к глубинам русского национального духовного опыта „стать убедительным и драгоценным исследованием духа и духовности. И перестать праздно умствовать".

Уже из этих замечаний ясно, что его собственная философия — религиозная, но иного типа, чем та, с которой более всего связано представление о русской религиозной философии. Действительно Ильин питался духовно и интеллектуально из других источников и приходил к иным выводам, чем некоторые главные представители русского религиозно- философского ренессанса начала XX века.

Ильин отталкивался от того, что он называл „школой" Розанова- Мережковского-Булгакова-Бердяева, и эта школа платила ему тем же.
В особенности обнаружилась эта неприязнь, когда вышла книга Ильина „О сопротивлении злу силой", и они обрушились в печати на ее автора.

Эта духовная, политическая и философская рознь не могла не привести к тому, что об Ильине, как мыслителе, создалось во многом неверное представление. Его последующее философское творчество оказывалось в русской печати нередко замолчанным, или искаженным. Исключениями являлись проф. Лосский, положительно оценивший книгу Ильина и академик П.Б. Струве, назвавший ее „блестящей книгой на сложную и жестокотрудную нравственно-политическую тему".
Характеристика Ильина, данная Струве, гласила:
„Формально — юрист, он по существу философ то есть мыслитель, а по форме — изумительный оратор... Такого как он, русская культура еще не производила и он в ее историю войдет со своим лицом, особым и неподражаемым, со своим оригиналоным дарованием, сильным, резким во всех мыслях".

Книга „О сопротивлении злу силою" является как бы ответом на труднейший для христианского сознания вопрос: „Смеет ли человек, стремящийся к нравственному совершенству, сопротивляться злу силой и мечом? Смеет ли человек, религиозно принимающий Бога, не сопротивляться злу силой, а когда необходимо, то и мечом?" В своей книге Ильин подвергает уничтожающей критике учение Толстого о добре и зле, завершившееся фактическим отказом от борьбы со злом. Ильин также не принимает решений данных у Лютера и иезуитов. Правильное решение он находит лишь в древнем духе Православия, исходившего из Апостольских посланий (Апостола Петра 2,13-16 и Апостола Павла римлянам 13,3-5), из последующей святоотеческой литератруры и толклвании святителей.
Применение силы, меча, смертной казни не оправданы, но допускаются как необходимость, когда иные методы борьбы со злом оказываются недействительными. В таких случаях применяющий силу будет не праведен, но прав.

Идеи Ильина о сопротивлении злу силой породили острую полемику. Со стороны враждебной Ильину оказались большевики, эсеры (Керенский), демократы (Милюков) и религиозный философ Бердяев.
С другой стороны его идеи поддержала Русская Православная Церковь и представители Белого лагеря. Два крупнейших русских религиозных философа приняли учает в полемике: Франк на стороне противников, Лосский — сторонников Ильина.

Поддержка Русской Православной Церкви за Рубежом и Белого Движения была очень важна Ильину, а Белое Движение получило впервые идеологическое обоснование. Опубликованные Ильиным „Девизы Белого Движения" дают некоторое представление об Ильине, как идеологе Белого Движения. Сам Ильин находился во время гражданской войны в захваченной большевиками Москве и не был участником вооруженной борьбы, но он сразу же приветствовал героически- жертвенное движение генералов Алексеева и Корнилова на Юге России и связался с ген. Алексеевым, а попав впоследствии в Берлин, — и с представителем ген. Врангеля, генерал-лейтенантом А.А. фон-Лампе.

Покоренный глубоким проникновением в национально-патриотический дух и государственный смысл Белого Движения, да еще со стороны человека в нем физически не учавстовавшего, ген. Лампе в конце 1926 года поместил большую статью Ильина „Белая Идея" в качестве приложения к первому тому серии сборников „Белое Дело" (Летопись Белой борьбы)» выходивших тогда в Берлине под редакцией генерала Лампе.
Перепечатывавшиеся в „Русском Возрождении" „Девизы Белого Движения", взятые из издаваемого самим Ильиным журнала „Русский Колокол", являются своеобразным концентратом этой статьи.

Вообще в 20-х и 30-х годах Ильин много раз выступал в печати и в публичных собраниях по вопросам, относящимся к тому, что может быть объединено понятием „Белой идеологии". Во второй половине 40-х и первой половине 50-х годов эти, и многие другие аспекты политической философии Ильина получили окончательную формулировку и обоснование в его „листках", первоначально издававшихся и рассылавшихся руководством Русского Обще-Воинского Союза „только для единомышленников". После смерти Ильина они были изданы в Париже в 1956 году для всеобщего ознакомления в виде двух томов большого формата под названием „Наши задачи". Во втором томе была также перепечатана целиком давняя статья Ильина „Белая Идея". К этому двухтомнику и к этой статье мы и отсылаем всех желающих глубже вникнуть в идеологию Белого движения и в общее политическое мировозрение И.А. Ильина.

В кратком докладе мы можем лишь отметить его идейную направленность. Так в первом номере своего журнала „Русский Колокол" Ильин четко выразил свое отношение к Белому Движению, сформулировав то, что он назвал „Девизами Белого Движения".
„Русское Белое Движение имеет свой глубокий и непреходящий смысл — религиозный, патриотический, и государственный.
Гражданская война против интернационалистов и коммунистов была лишь первым проявлением этого движения, его героическим военным началом. Впереди его ждет трудное, но славное будущее... Цель движения — религиозное, государственное и культурное величие России".


Таким образом в предисловии сразу же указывался и религиозный план Белого Движения. Среди девизов, выражавших и закреплявших духовные основы этого движения, Ильин выдвигал и такие девизы, в которых прямо подчеркивалась религиозная и религиозно- нравственная сторона движения: „Господь зовет! Сатаны убоюсь ли?"; „Моя молитва — как меч, мой меч — как молитва"; „Служу России. Отвечаю Богу"; „Моя святыня, мое слово, мое дело"; „Молиться, любить и умереть в свободе"; „В правоте моя победа"; „Любовью ведом, жертвою очищаюсь"; „Жертвую, но не посягаю; соревную, но не завидую"; „Побеждаю, но не мщу"; Достоинство в служении"; „Любовью и кровью спаенные".

И думается, что все эти тезисы глубоко определяют идеологическую сущность Белого Движения, тем более, что они написаны много лет после окончания физической борьбы Белых Армий. Причины, вызвавшие гражданскую войну были не борьба экономических систем, как ныне многие утверждают, не стремление к восстановлению старого порядка, а сопротивление рожденным Западом идеям воиствующего безбожия, антихристианства, материализма, отрицающего совесть и честь, вселенского властолюбия, разрешающего себе все средства, и как венец всего тоталитарного — коммунимзма.
Революция стала возможной при попустительстве нашей интеллигенции, хотя и не вполне принявшей эти идеи, однако приветствующей наступление нового мира. Она не понимала своего народа, не разумела его монархического правосознания, не умела вести его и отвернулась от своих Государей. Помогло революции и народное невежество, его ребячливая доверчивость и имущественная жадность народной массы.
Главным же фактором национального крушения 1917 года было наличие больного и слабого правосознания возникшего потому, что ни в простом народе, ни в интеллигенции не был воспитан и укреплен национальный, духовный характер, потому что в нас колебались основы религиозной веры и национального патриотизма, потому что в душах царила смута, маловерие и неверие, слабоволие в добре и снисходительность ко злу, потому что Церковь была подчинена государству, потому что интеллигенция верила в соблазны западной демократии и иронически улыбалась при словах „Господь". и „Государь"...

Все эти и подобные им заблуждения и недуги должни быть изжиты русскими людьми.
Необходимо развить в себе чувство собственного духовного достоинства. Это есть великая жизнесдерживающая и жизненаправляющая сила. Это чувсво усиленно подавлялось большевиками в русском народе.

Интересно отметить, что глава Белого Движения ген. П.Н. Врангель в 1923 году, обращаясь к кадетам Крымского корпус сказал:
„Здесь на чужбине, каждый из вас должен помнить, что с представляет нашу родину и высоко держать русскую честь".
Эти слова, как бы отражая перечисленные Ильиным предреволюционные недуги интеллигенции, стремились укрепить,в русской зарубежной молодежи чувство национального достоинства так ярко светившееся в участниках Белого Движения. В свои трудах, включая и посмертно изданные, Ильин особенно много внимания посветил вопросу „Обновления духа в России". Так, частности, в статье „Мы были правы" он пишет, что люди его умонастроения были правы, когда:
— поднимались за родину и отдавали за нее все свое;
— отстаивали свою религиозную веру;
— обороняли свободу России и русского народа;
— не ждали спасения для России от республиканской формы правления;
— видели в революции не спасение, а смертельную опасность;
— не приняли соблазнов бесчестия, которым многие тогда поддались;
— отказались от непротивления и приспособления;
— не потеряли веру в духовные силы русского народа и его грядущее возрождение.

Правильность этого пути теперь постоянно подтверждается. Хотя и медленно, но в России зреет обновление духа. Это соревнование состоит в том, что колеблющиеся и отпавшие возвращаются на нашу стезю — на путь патриотизма, свободы, верности и национальной государственности, с тем, чтобы мы могли найти в них своих братьев. Не знаем, когда пробьет этот час, но знаем, что он пробьет, и что это будет праздник нашего всенародного оправдания.

Этот путь бесспорно был начертан на знаменах Белого Движения, там на полях гражданской войны и в сердцах участников его, оставшихся там в советском общегосударственном „Гулаге" и здесь на чужбине, у навсегда покинувших свою родину Белых воинов и их здравствующих потомков.
Ильин был ярким русским патриотом, верным до смерти России, русскому народу и русской культуре. Он любовно обозревал, знал и ценил их прошлое, и твердо верил в их светлое будущее.

Едва ли мы ошибемся, полагая, что в будущем, когда идейное наследие Ильина будет полностью познано и оценено, Иван Александрович Ильин окажется в числе тех, кого можно по праву считать русскими национальными учителями.

Составил Н.В.К


ИВАН ИЛЬИН, 1883— 1954
ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ РОССИЮ

Монтаж

СЕМЬЯ
Человек родится не только в недрах своей родины, но и в лоне семьи. Семья есть первая родина. Родина есть великая, национальная семья. Как соты пчелиные состоят из запечатанных ячеек с благоухающим медом, так жизнь народа состоит из семей: каждая ячейка отделена и запечатана, и все-таки все они вместе сращены в единство; в каждой ячейке свой мед, но из этих медов состоит единый мед целого улья. Разрушьте ячейки — и вытечет мед, и распавшуюся вощину отдадут на переплавку...

Только в семье любовь чиста, верна и органически строительна. Вне семьи она становится распутною и приучает людей к безответственности, измене, анархии и общественному распаду: безответственные и распущенные родители плодят беспризорных людей.

Нам не удастся ни освободить, ни возродить Россию без чувства национального достоинства, без веры в благие силы своего народа. Где же научатся этому русские дети, если не в своей родной семье?
Семья есть родовой очаг всех здоровых традиций. Человечеству нелепо начинать все сначала каждые двадцать лет. Опыт и мудрость накапливаются тысячелетиями. Культура без традиции невозможна; а традиция передается верно и полно только в знак любви и заботы, то есть в семье.
Семья есть трудовой очаг, трудовое, наследственное единение людей. Где прочна семья, там народ работает и богатеет, там цветет народное хозяйство. Вот а каком смысле семья есть хранилище национального духа и здорового правосознания.

ЧТО ЕСТЬ ИСТИННЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ
Есть закон человеческой природы и культуры, в силу которого все великое может быть сказано человеком или народом только по-своему, и все гениальное родится именно в лоне национального опыта, уклада и духа. Денационализуясь, человек теряет доступ к глубочайшим колодцам духа и к священным огням жизни. Ибо эти колодцы и эти огни всегда национальны: в них заложены и живут века всенародного труда, страдания, борьбы, созерцания, молитвы и мысли.
Национальное обезличение есть великая беда и опасность:
человек становится безродным изгоем, беспочвенным и бесплодным скитальцем по чужим духовным дорогам, обезличенным интернационалистом, а народ превращается в исторический песок и мусор.

Всей своей историей и культурой, всем своим трудом, созерцанием и гением каждый народ служит Богу, как умеет. И для этого служения каждый народ получает свыше дары Святого Духа и земную среду для жизни и борьбы. И каждый по-своему приемлет эти дары и по-своему создает свою культуру в данной ему земной среде.

Итак, национальное чувство есть любовь к историческому облику и к творческому акту своего народа.
Национализм есть вера в его духовную и инстинктивную силу; вера в его духовное призвание.
Национализм есть воля к творческому расцвету моего народа — в земных делах и в небесных свершениях.
Но истинный национализм учит и покаянию, и смирению — при созерцании слабостей и крушений своего народа:

За все, за всякие страданья,
За всякий попранный закон, 
За темные отцов деянья, 
За темный грех своих времен, 
За все беды родного края, —
Пред Богом благости и сил
Молитесь, плача и рыдая,
Чтоб Он простил, чтоб Он простил!
(Хомяков)

Истинный национализм открывает человеку глаза и на национальное своеобразие других народов; он учит не презирать другие народы, а чтить их духовные достижения и их национальное чувство, ибо и они причастны дарам Божиим, и они претворили их по-своему, как могли.
Истинное величие всегда почвенно. Подлинный гений всегда национален.

О ЗДОРОВОМ ПРАВОСОЗНАНИИ
Напрасно думают о праве и о государстве, что им есть дело только до «внешнего поведения» человека; что если это «внешнее поведение» в порядке, то внутренняя жизнь человека безразлична.
Все, что человек творит, он творит изнутри; и если он хочет сделать что- нибудь хорошее, то он должен сам стать внутренне лучше. В этом нравственная аксиома христианства.
Поэтому мы, русские люди, должны прежде всего обуздать, воспитать и укрепить в добре свои души. Жадные люди создадут общественный строй злобы и террора; продажные люди сведут все к взятке и предательству.

Мы должны утвердить в себе чувство собственного духовного достоинства, уважая в себе подобие Божие и звание русского человека. Только это застрахует нас от всяческой кривизны и низости.

Мы должны чтить в каждом человеке бессмертную душу, брата пред лицом Божиим и свободного субъекта прав.
Помышляя о России, мы должны всегда идти не от частей к целому (от людей, сословий, классов — к государству), но от целого к частям, понимая, что государство не только дает права и выгоды, но требует от всех служения и жертв. Один за всех, все за одного. Только жертвою и служением восстановим Россию.

О ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Политика требует не ловкого проходимца и не хитрящего интригана, а человека настоящего (волевого и духовного) качества. Отсюда в высшем смысле слова аристократическая природа государства, значение духовной традиции, отбора характеров и профессиональной подготовки.

После революционной ставки на жадность, на слепоту, на трусость и на бесчестье — Россию спасет только ставка на качество. Из хаоса, из разложения, из оскудения — есть только один путь: к сосредоточению благородной воли, к волевой дисциплине, к интенсивному труду, к отбору и выдвижению лучших национальных сил. Надо творчески развязать качественные силы России.

Россия будет голодать по знающим и способным людям на всех поприщах: от бухгалтерии до медицины, от профессуры до агрономии, от церкви до армии. И особенно — в политике.

России необходимы воля и талант. Их нельзя ничем заменить, ибо талант творит новое, а воля строит и держит организацию народной жизни.
Революцию скомпрометировал партийный отбор; новый отбор должен быть деловым, предметным, а не партийным.

Дорогу честности! Дорогу знанию и таланту! Дорогу русскому гению!

Новая, качественная эпоха нужна нашей родине, эпоха, которая довершила бы все упущенное, исцелила бы и зарастила бы все язвы революционного времени. Только так создадим новую, сильную и национальную власть в России.

О ВЛАСТИ
Власть есть духовная сила; она покоится на уважении и доверии, на согласии людей повиноваться авторитету. Это согласие надо беречь, оно драгоценно. Если его разочаровать и растратить, то власть сведется к страху и насилию.

Только тщеславные люди пьянеют от власти; только глупцы впадают в «административный восторг» и в суетню;
только неумелые люди начинают возвышать голос и махать руками. Власть есть бремя; надо нести его достойно и спокойно. Всякая власть имеет свои пределы; необходимо их строго соблюдать, не впадая в «превышения». Власть организует и движет жизнь, бездействие власти разрушает живой порядок.

Надо, чтобы люди постоянно ощущали, что власть хочет добра, что она неподкупна и справедлива, что она сильна и тверда и что ее дело действительно удается ей.

Власть есть проявление духовного достоинства и воли. Кто вручает власть недостойным людям, тот губит ее. Кто вручает власть безвольному, тот подрывает ее.



  Кадетская Перекличка   #31   №32   №35   №38-39   №40  

L3HOME     Кадеты      А.Г. Лермонтов     Библиотека       Кулаки      Деревня Сомино       Старый физтех
Автор сайта XXL3 - Л.Л.Лазутин.
This page was created by
Leonid Lazutin
lll@srd.sinp.msu.ru
last update: 4.11. 2005