Памяти ушедших

../fo/xm24c.jpg


 (6K)

ИГОРЬ ВЛАДИМИРОВИЧ ГНЯЗДОВСКИЙ


Осиротело наше Венесуэльское объединение. Не стало его возглавителя, его души — И. Гняздовского. Воспитанный, тактичный, внимательный, мягкий, но когда нужно и настойчивый, он умело вел наше объединение в течение многих лет через все пороги на жизненном пути.
Со своей болезнью он боролся героически, а главным его помощником в борьбе была его супруга, маленькая, худенькая испанка Мария, урожденная Кальдерон. Игорь в последнее время говорил, что с горечью ждет утра, которое всегда несет с собой необходимость посещать одного или нескольких из четырех докторов, глотать бесконечные пилюли и таблетки, двигаться на сильно болящих ногах. Как умный человек он знал, конечно, что дни его сочтены, но никогда об этом не говорил, не прекращая борьбы за жизнь.

Сын ротмистра 16-го уланского Новоархангельского полка, отца своего Игорь посещал редко. Мать с отцом разошлась в первые же годы эмиграции и жила в Белграде, а отец переехал в придунайский район Хомолье, известное некоторой отсталостью и безоговорочным национализмом своих обитателей. Жил ротмистр Гняздовский в городке Майданпек и оставил после себя теплые вспоминания всех, кто его знал.

Был у Игоря отчим, генерал-майор Е. В. Иванов, последний командир 9- го гусарского Киевского полка. Жили дружно, и от отчима Игорь унаследовал любовь к России, ее прошлому, армии. И мать, и отчим после войны добрались до Венесуэлы, где и скончались, окруженные заботами сына.

Несмотря на сравнительную молодость, Игорь успел побывать во всех трех русских корпусах в Югославии. Начал с Донского, куда его направила «Державная комиссия по делам русских беженцев», решившая в тот год открыть первый класс именно в Донском. Там ему было очень трудно, малышам приходилось носить воду на верхний этаж зимой и летом, в любую погоду. «Маменькин сынок» Гога «возопил гласом велием», и мать сделала все возможное, чтобы перевести сына в Крымский корпус, в котором к тому времени имелся уже второй класс. Было это в прискорбном для крымцев 1929 году.
Я, старый крымец, отлично помню появление в кадетском церковном хоре маленького кадетика с головой, покрытой большими проплешинами, и звонким дискантом, вскоре ставшим солистом. Проплешины со временем покрылись курчавыми волосами.
Вспоминаю и выступление кадета Гняздовского — солиста кадетского хора, в роли Стрекозы, когда хор пел басню Крылова, переложенную на музыку, а партию Муравья исполнял младший Унтилов, имевший чудный бархатный альт.
Носить погоны крымца Игорю суждено было только несколько месяцев, ибо корпус был расформирован и частично влился в состав 1-го Русского, который Игорь окончил в 1935 году в составе 15-го выпуска.
Позднее мы называли этот выпуск «мыловарным», так как там из 27 кадет впервые в истории кадетских корпусов два были произведены в вице- фельдфебели, и еще девять — в вице-унтер-офицеры, среди которых был кадет Гняздовский и другой — наш бывший председатель объединения Владимир Рогойский.

Потом Игорь студентствовал в Белграде, был усердным посетителем многочисленных эмигрантских балов. Война помешала окончить университет. Перед приходом советских войск Игорь с матерью перебрался в Германию, а оттуда уже по окончании войны в Венесуэлу.
Здесь, как и большинству, поначалу было трудно. Одно время Игорь работал даже шофером такси на реляции Каракас—аэродром. Потом, подучив английский, он устроился в американскую фирму «Дженерал электрик», прослужил ряд лет с постепенным повышением в должности. Потом открыл собственное небольшое техническое предприятие, которым владел почти до конца жизни.
Последняя его супруга Мария за эти годы успела окончить юридический факультет, но адвокатской практикой не занималась. От предыдущего брака у Игоря был сын Андрей, которому отец дал возможность окончить университет в Канаде и там организовать свою жизнь.
В нашем объединении Игорь, Гога, состоял с первых же дней, но поначалу никаких должностей не занимал, много времения отдавая заботам о матери и отчиме. Когда его друг и одноклассник Владимир Рогойский отказался от должности председателя объединения, Игорь принял на себя эту обязанность. Но житейские заботы призвали его снять с себя эти полномочия и передать их новому председателю Б. Е. Плотникову. Потом необходимость заставила Бориса уйти, и Игорь вновь стал председателем и был на этом месте до самой кончины, шутя иногда, что «должность эта не пыльная, но жалованье уж больно маленькое».

Теперь Игоря не стало. Все мы отлично знаем, что заменить его, с его воспитанием, тактом, этикой, дружелюбием, самоотверженностью, рыцарством, никто не сможет. Но объединение маленькое, дряхлое, усталое, должно жить, хотя бы во исполнение предписаний своего ушедшего в иной мир председателя, не раз говорившего, что объединение окончит свое существование, лишь когда предпоследний кадет выпьет бокал «горького вина» в память последнего.

Наша милая и самоотверженная Мария-Маруся-Нена знает, что ее горе — наше горе, что мы не только ей искренне и душевно сочувствуем, но вместе с нею горько оплакиваем незабвенного усопшего.
Сыну же Игоря шлем выражения нашего соучастия.

В. Бодиско



     назад на сайт XXL3 "Кадеты, Белое дело"    

L3HOME     Кадеты      А.Г. Лермонтов     Библиотека       Кулаки      Деревня Сомино       Старый физтех
Автор сайта XXL3 - Л.Л.Лазутин.
This page was created by
Leonid Lazutin
lll@srd.sinp.msu.ru
last update: 16.11. 2005