© RUS-SKY, 1999 г.


Геноцид русских людей в Трехречье
 1929 год

Историческая справка о вооруженном советско-китайском конфликте в Трехречье

Формальное начало этому конфликту было положено акцией, проведенной китайскими властями против советского консульства в Харбине. В мае 1929 г. отряд китайской полиции, в котором находились и русские служащие, подверг насильственному обыску советское консульство в Харбине, где в это время проходило тайное заседание сотрудников Коминтерна (Коммунистического интернационала) Маньчжурии. Были арестованы видные консульские чиновники и работники КВЖД. Показания арестованных, как и захваченные документы, раскрыли полностью характер и масштабы коммунистической деятельности в Китае, направленной к свержению законного китайского правительства и установлению в стране советского строя.

Майская акция китайских властей дала неопровержимые доказательства, что Москва стремилась превратить КВЖД в подсобный орган Коминтерна и широко пользовалась доходами дороги для подрывной деятельности против Китая. Ответственные советские служащие различных отделов КВЖД были больше заинтересованы в выполнении коминтерновских заданий, чем технической службой. В июле 1929 г. китайские власти арестовали на КВЖД видных советских служащих и потребовали у управляющего дорогой сдачи должности китайскому управляющему. Начался организованный саботаж советскими служащими работы КВЖД. Китайские власти усилили меры противодействия, и вскоре число арестованных советских железнодорожников возросло до двух тысяч человек. Были закрыты просоветские организации и газеты. Между Китаем и СССР началась дипломатическая война, в ходе которой Москвой был предъявлен ультиматум, в котором уже говорилось о «харбинских белогвардейцах», готовых использовать назревавший советско-китайский конфликт для борьбы против советской власти.

В среде эмигрантов по своему воспользовались советско-китайским конфликтом. Один из белых вооруженных отрядов прорвался в пределы Забайкалья, другой переплыл Уссури и напал на советскую заставу. Пограничники-эмигранты на службе китайского правительства в стычках на Амуре убили нескольких советских пограничников.

В середине августа советские вооруженные части произвели нападение на угольную станцию к югу от ст. Маньчжурия. К этому времени столкновения белых партизан с красными силами приняли настолько угрожающий характер, что китайские власти были поставлены перед необходимостью отвода белых отрядов, чтобы не довести конфликт до размеров настоящей войны. Советская пресса запестрела заголовками: «Разоружить белобандитов», «Уничтожить белобандитов» и т. д.  В приказе по Дальневосточной армии главнокомандующий Блюхер требовал уничтожить белых эмигрантов, способных носить оружие, которых он насчитывал в Маньчжурии до пяти тысяч.

Осенью 1929 г. советские войска ворвались в Маньчжурию. Под угрозой оказались большие казачьи поселения в Трехречье, в районе, который был ограничен рекой Аргунь, отрогами Хингана и линией КВЖД. Этот богатейший край был населен забайкальскими казаками и переселенцами, которые имели огромное поголовье скота, маслобойные и сыроваренные заводы. Наиболее большим селением была Драгоценка, в которой находились станичное правление, церковь и школа.

Пока регулярные армейские части оперировали  против  китайских войск (т. н. маньчжуро-чжалайнорская операция), карательные отряды НКВД, часть которых была сформирована еще задолго до конфликта Хабаровским отделом ГПУ, расправлялись с мирным населением. Отряды НКВД  «огнем и мечом» прошли по мирным селениям Трехречья. Насилию, разбою и диким расправам не было конца. Только в одном из казачьих поселений было зверски убито 140 человек, включая женщин и детей. Несколько раненых добрались до Хайлара и поведали об ужасах, перенесенных мирным населением. Японское консульство на ст. Маньчжурия пыталось защитить мирное русское население, но ничего не могло сделать. Свыше шестисот трехреченских поселенцев было вывезено в СССР: часть их была расстреляна, большинство попало в концлагеря и тюрьмы.

Эмигрантское население Харбина устроило массовую демонстрацию в знак протеста против советских бесчинств в Маньчжурии и, в особенности, в Трехречье. Оно потребовало от германского консула, взявшего на себя защиту интересов СССР во время конфликта, предоставления Лиге Наций фактов о советских зверствах над мирным населением Трехречья. Хотя требования эмигрантов и не дошли до Лиги Наций, подробности советской расправы над мирным русским населением Маньчжурии предстали во всей полноте перед мировой общественностью. Пострадавшим стала поступать помощь (американский Красный Крест пожертвовал две тысячи долларов).

Пока шли военные операции в северной Маньчжурии, в Мукдене состоялся суд над участниками коминтерновского съезда в Харбине, захваченными при налете на советское консульство. По статье закона о недозволенных сборищах, подсудимые были приговорены к тюремному заключению на сроки от двух до десяти лет.

Военная кампания для китайской армии складывалась неудачно, и 22 декабря 1929 г. был подписан хабаровский протокол, по которому военные действия в Маньчжурии были закончены, советские арестованные освобождены и на КВЖД восстановлено прежнее положение. После подписания перемирия подпольная деятельность советских властей заметно сократилась, но доминирующее положение советских представителей на КВЖД оставалось прежним. Зато стало более затруднительным положение русских эмигрантов. Боясь катастрофического исхода конфликта, китайские власти решили разоружить белые отряды. Также они выслали из Харбина и других городов Маньчжурии видных вождей белой эмиграции. Так началось активное Переселение русских эмигрантов в портовые города Китая и, главным образом, в Шанхай.

Справка составлена К. В. Глазковым по книге П. Балакшина «Финал в Китае», т. I, Германия, 1958 г.

Доколе, о, Господи!

Для наших читателей, незнакомых с Дальним Востоком, мы кратко опишем место происшедших здесь ужасных событий.

Трехречье — это часть провинции Барги, составляющей сверо-восточную часть Внешней Монголии.

Свое имя Трехречьеe получило от трех рек — Хаул, Дербул и Ган. Все три — притоки реки Аргунь, по которой проходит граница России и Китая.

Южная граница Трехречья упирается в участок КВЖД между станциями Манчжурия и Якеши, хотя строго говоря название Трехречье должно относиться лишь к району, омываемому помянутыми выше реками.

28 сентября 1929 г. красный партизанский отряд переправился через р. Аргунь и разграбил поселки Аргунск, Комары и хутор Дамысово, близ поселка Келари.

11 октября произошел новый налет красных партизан на Трехречье, при чем в этот раз вновь пострадал поселок Лабдарин и поселки Кици-нор и Усть-Уровск.

Все сведения, в виду разлива рек, отсутствия телеграфной связи и отдаленности Трехречья от г. Харбина, были разрознены и получены нами с запозданием.

В конечном результате можно предположить, что в Трехречьи действовал один красный партизанский отряд, разбившийся на 3-4 группы силою около 50 человек каждая. Они убили и замучили свыше 300 человек мирного населения.

Кого же и для чего они убивали? Читатели наши не все знают, что в Трехречье, начиная еще с 1919 года, выселилось много людей из Забайкалья, не желавших оставаться в России в эпоху гражданской войны, а затем и утверждения там советской власти. Сюда шли и казаки, и крестьяне, и татары, и разные беженцы из Советского рая. Приток этих поселенцев продолжался и до наших дней. Китайское Правительство приняло всех  этих людей, дало им возможность расселиться по поселкам и хуторам и это русское население, мирное и безоружное, начало понемногу богатеть и жить нормальной жизнью, служа постоянным бельмом на глазу Советской власти, ибо слишком разительна была разница между нищими, обобранными подданными СССР и живущими тут же близ границы, но свободной и трудовой жизнью, русскими поселенцами Трехречья. Мирная работа этих поселенцев была столь успешна, что они явились главными поставщиками разных жизненных продуктов в Харбин и в частности единственными поставщиками великолепного сливочного масла, производство которого они организовали в Трехречьи. Прибавим к этому, что эти поселенцы не участвовали и не участвуют в борьбе против советской власти и не имеют никакого отношения к происходящему ныне конфликту между СССР и китайским правительством.

В данное время, часть, но достаточно проверенных опросом раненых и беженцев из Трехречья, сведений имеется в нашем распоряжении и краткую сводку из них мы сообщаем.

Вот сухой рассказ о разгроме поселков Аргунск, Комары и хутора Дамысово близ поселка Келари. При налете на эти поселки все перебиты, все предано огню, несколько бежавших сообщили, что красные убивали людей из винтовок и пулеметов. Детей сбрасывали в реку. В Дамысово трехмесячный ребенок, мальчик Зырянов, был выхвачен из люльки и разорван на части.

Бежавший казак сообщил о зверском убийстве 8-ми татар из Хайлара, в поселке Цанкыр.

Священник о. Модест Горбунов из Верх-Кули был убит со своими сыновьями.

В письме из Трехречья нам сообщают:
«30-го числа к нам привезли убитых — священника, его сына и семью Круглик из 6-ти человек (муж, жена и четверо детей).

Они были убиты и сожжены на масле, а еще убит с ними один возчик, у него здесь осталась жена и трое ребят. Вид убитых ужасный, священника можно узнать, лицо сохранилось. У жены Круглика лицо сохранилось и одна грудь, вот поэтому и узнали женщину, а у детей всё сгорело. Запаха от них нет, потому что они зажарились с кожей; для священника сделали гроб, для женщины и сына священника другой, а остальных шесть человеке положили в один гроб».

В одном поселке красные партизаны и бывший при них отряд комсомольцев убивали мужчин и женщин, а детей бросали живыми в реку или разбивали им головы о камни.

В другом поселке женщин и детей загнали в протоку и в воде расстреливали их, а оставшихся на берегу добивали кольями или бросали в разложенные костры.

Лишь в поселках Аргунском, Комары и на хуторе Дамысово убито около 120 человек.

В поселке Кацинор красные убили всех мужчин и много женщин.

При последнем налете на Усль-Уровск 11 октября с. г., жители в отчаянии отстреливались от красных партизан из дробовых охотничьих ружей и старых берданок, красные окружили поселок и открыли по нему огонь из пулеметов и из орудий, стоявшей на р. Аргунь, советской канонерской лодки. В результате этого налета перебито не менее 200 человек русского и китайского мирного населения.

Что к этому прибавить? Что убитый священник о. Модест Горбунов предварительно был подвергнуть пыткам, что его привязали за волосы к лошади, которая протащила его тело по земле. Что женщины и девушки, перед тем, как быть замученными или убитыми, были изнасилованы красными партизанами и комсомольцами.

Прибавим еще и то, что по словам самих красных партизан (эти слова лично слышали некоторые бежавшие из Трехречья — они посланы советской властью с приказанием истребить всех без исключения русских переселенцев, живущих в Трехречьи, и уничтожить все их имущество. В тех местах, где красные партизаны побывали, они точно исполнили этот приказ сатанинской власти и не их вина, если некоторым жертвам удалось бежать и передать нам точно все, что они видели и слышали в эти ужасные дни.

В связи с этими событиями надо отметить еще, что 9 октября в г. Харбине был убит на улице, двумя комсомольцами, надзиратель уголовного розыска Николай Михайлович Гиацинтов, после которого осталась без всяких средств к существованию беременная вдова и двое маленьких детей.

Мы кратко даем вам, дорогие читатели, выборки из того, что уже стало известным.

Мы умышленно выбрали лишь то, что точно проверено и слышано от живых людей.

Мы умышленно не нагромождали деталей ужасной расправы, которую чинили красные палачи над женщинами и малолетними детьми.

Теперь вы знаете суть дела и знаете его без прикрас и без искажения фактов.

Что же делать? Здесь в г. Харбине во всех церквах была отслужена панихида по невинным жертвам новой жестокости коммунистической «народной» власти. Церкви были полны молящимися, русское население г. Харбина обратилось с телеграммой к правительствам всего мира с изложением обстоятельств этого страшного дела.

До сих пор страдания нашего народа под пятой нерусской и варварской власти не доходили до сердца других народов; они равнодушно смотрели на эти страдания, не верили, когда им говорили о мучениях русских людей. События в Трехречьи выходят из ужасных, не привычных для других народов, рамок.

Гражданской войны, которой до сих пор большевики объясняли зверства своих чрезвычаек, давно нет; с ними больше никто не борется, а они, презирая все законы, ворвались на чужую территорию и там замучили, привычным для них, варварским образом, более 300 мирных русских людей и безнаказанно ушли обратно в свои владения.

Льстивые, скрытые, друзья коммунистов обыкновенно говорят, что вера христианская запрещает мстить за обиды, что надо прощать своих врагов и т. д.

К вам, боголюбивые читатели нашего журнала, мы обращаем эти наши слова. Довольно крови! Довольно лжи! Мир задыхается в них. Да, надо прощать врагов своих, но никто и никогда не учил прощать врагов своего ближнего. Никто не приказывал оставлять беззащитными беспомощных женщин и детей.

Наоборот, Тот, Кто велел прощать врагов своих, — Он же сказал, что «больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положить за други своя» (Иоан. 15, 13).

Эти слова Спасителя всегда давали основание для нашей Церкви ясно объяснять своим чадам, что значит прощать своим чадам, что значит прощать своих личных врагов и что значит умирать за спасение и счастье ближних.

Эти слова всегда давали ясное представление о том, что такое война и военные действия и они же осуждают на вечную муку убийц и грабителей.

Да, прощать убийц целой страны нельзя. Защищать слабых и безоружных есть долг каждого христианина, независимо от его взглядов или занятий. Увы! Русские люди — те, в ком не угасла вера Христова и кто не забыл поруганной, несчастной нашей Родины, у вас нет ни сил, ни средств, чтобы с оружием в руках защищать от врагов Христовых Церковь и народ православный. Но помните, что не только оружием может быть поражаема безбожная, варварская власть коммунистов.

Есть и другие средства и эти средства в ваших руках. Вас в изгнании около 1,000,000 человек, ваш единодушный голос не может не быть услышанным.

Но этот голос должен быть единодушным. Здесь, в оторванном от всего мира, Харбине, русские люди, как могли, этот голос возвысили и сообщили о событиях в Трехречьи. Но наш голос здесь слаб.
Мы зовем вас всех, наши дорогие читатели, куда бы вы ни были заброшены — сумейте чутким сердцем понять весь ужас зверств, бывших в Трехречьи, вспомните, что души замученных и убитых невинных русских людей вопиют к Небу, и каждый в месте своего жительства соберите всех русских людей и голос их передайте правительствам и печати тех стран, где вы живете — это может разбудить, даже заснувшую совесть нынешнего материалистического века.

Вы, Пастыри Духовные — настоятели русских Православных Церквей, разбросанных во всех странах мира, Вы — русские писатели, русские журналисты, сумейте разбудить вашими словами совесть людей, живущих в мирной обстановке вдали от страданий и мучений невинных детей Великой Православной Мученицы — России, и да поможет вам, в этом деле  Господь Бог Всемогущий.

Просим все русские и иностранные газеты и журналы перепечатать.

(«Хлеб Небесный», №13, 1929г., г. Харбин, печатается в сокращении)

Поселок Танехэ — одна из жертв большевиков

Свидетелей страшного события из старших в живых осталось немного, а нас в то время малолеток, теперь преклонного возраста судьба разбросала в разные стороны.

В 1920 году жители Забайкалья от преследований советской власти покинули Родину и нашли убежище в Китае. Односельчане поселка Новоцурхайтуй осели у подножия горного хребта около 50 км от станции Якэши, назвав поселок Танехэ. Жили спокойно, занимаясь сельским хозяйством. Малые дети, играя, безбоязненно уходили далеко от жилья, не было ни диких зверей, ни злых людей. Молоденькая учительница, Яблоновская Тамара Валентиновна, общая любимица, в праздничные дни забирала не только учеников, но и ребятишек-дошкольников и уходила на плоскогорье хребта над селом, играли там даже в лапту. Однажды нас там сфотографировали.

Но... в 1929 году в Читинской области сформировался отряд большевиков и в сентябрь они перешли Китайскую границу, учиняя на пути кровавую расправу над русскими, своими бывшими земляками-белыми. Итак, 27 сент. ранним утром раздались выстрелы над поселком Танехэ. С плоскогорья хребта спускались конные всадники. Первой жертвой пал Якимов Гриша, мой двоюродный брат. Он ходил за лошадью в поле, ему надо было ехать в город Хайлар, где он учился в гимназии. Его заставили гнать лошадей домой во двор, а затем скомандовали идти на место сбора жителей, но на полпути застрелили. Вооруженные пулеметами, винтовками, штыками и гранатами, бандиты носились по поселку, выгоняя людей на край села, поджигая дворы и опустошая хаты. Наши родители, Сергей Ананьевич и Анна Васильевна, взяли нас, своих детей (три девочки и младший мальчик четырех лет) и пошли на указанное место, откуда наш папа уже не вернулся домой. Враги оцепили собравшихся, кружась на лошадях, о чем-то совещались, а мы в страхе ожидали недобрый конец. Вскоре объявили женщинам с детьми идти по домам, а мужчин 80 человек, где были глубокие старики и 14-летние подростки, быстро погнали за посёлок.

На повороте высокой горы этого хребта, против кладбища скомандовали стать на колени, говоря с насмешкой: «Вы верите Богу, пусть Он спасет вас!»... Обстрел из пулемета, куча окровавленных тел, раненых всячески добивали. Спешно расправились варвары, боясь преследований, и скрылись.

Утром этого дня двое из наших мужчин, имея во дворе коней, под градом вражеских пуль сумели ускакать в соседнее село, откуда с ними прибыли люди оказать помощь пострадавшим. Громкие рыдания и причитания огласили деревню. Во время трагедии на горке против хаты сидела старуха, закутанная большой шалью, с ребенком на руках... это был Тунашев дядя Ваня, одетый в женское платье. Чудом остались живыми два подростка и мужчина средних лет, которых извлекли из-под тел убитых.

Стояла «золотая осень» 28 сент., на другой день после трагедии, привезли вдов и детей-сирот на место гибели. Оплакали своих родных, попрощались. Женщины стали устилать дно могилы сухой травой, а мы, дети, собирали ромашки под головушки своих отцов и братьев. 29 сент. поселок опустел. Все выехали, в основном на станцию Якэши.

...И снова побег: в ноябрь этого года — советско-китайский конфликт. Эвакуация в город Харбин. Образовался беженский комитет, общежитие. Детей стали устраивать в приюты при храмах или в католические конвенты.

С двумя младшими наша мама вернулась на станцию Якэши, я с сестрой оказалась в «Доме милосердия» — детском приюте, основанном и архиепископом Нестором. Так для меня «Дом милосердие» стал вторым родным домом, где я прожила 16 лет. Незабываемая, сердечно-глубокая благодарность владыке Нестору и его сотрудникам. Заботой владыки я в числе нескольких девочек-приютянок окончила женскую гимназию Оксаковской Марии Алексеевны. Также чувство глубокой благодарности живо во мне к начальнице гимназии Марии Алексеевне и преподавателям, которые безвозмездно дали нам образование. Светлая память всем им!

На месте расстрела в поселке Танехэ в 1943 году на братской могиле был поставлен памятник замученным. У моего брата, Якимова Павла Сергеевича, есть картина памятника, нарисованная по памяти, правда не очень талантливо исполненная. Может, у кого-то  есть  фотокарточка того памятника?  Не известная миру, в глухой степи, меж гор осталась братская могила, а памятник теперь, наверное, стёрт временем. Ни часовни, ни храма никто не построит на крови мучеников — там не осталось русской души.

Н. С. Якимова г. Тула, янв. 1994 г.

Этот материал предоставлен приходом храма Пресвятыя Богородицы «Всех скорбящих Радостей».

РПЦЗ — Ишимско Сибирская епархия. Село Воскресенка Калачинского района Омской области.
(«Православный Благовест, печатный орган Ишимско-Сибирской епархии Русской Православной Церкви Заграницей,       сент. 1994 г. № 24, название дано редакцией «ПР»)   

 

Дополнение о Танехэ

В № 13 харбинского церковного журнала «Хлеб небесный» за 1929 г. сообщаются некоторые подробности нападения на этот поселок. Здесь говорится, что 1-го, а не 27 сент. было совершено нападете на поселки Танехэ и Цанкыр. В отряде кроме русских большевиков, находились мадьяры. Этот красный партизанский отряд, разграбив Танехэ и Цанкыр, разбился на группы и начал грабить и убивать на различных путях Трехречья, напав на пути на ряд поселков — Наджин-Булак, Усть-Кули, Лабдарин, Верх-Кули. Уходя обратно на советскую территорию, отряд грабил и жег все на своем пути.

Бежавший из Танехэ рассказал, что всех мужчин и мальчиков красные выгнали из поселка, поставили на колени и расстреливали из пулеметов. Один из бросившихся бежать был ранен в шею и упал, образовавшаяся около него на земле лужа крови спасла его; он услышал громкую команду начальника красных палачей — «пройтись наганом по головам — штыками по животам» и услышал выстрелы, которыми добивали раненых, и слова около себя  —  «ну, этого не стоит добивать — он мертв».

Более детально нам сообщили, что красные партизаны первоначально вошли в поселок Цанкыр, где их приняли за белых, ибо они разбрасывали листовки «Русской Правды». По их просьбе один из крестьян проводил их в Таныхэ и по пути выяснилось, что это красные. Они убили этого крестьянина и зятем часть их вошла в поселок, в котором они собрали всех мужчин и повели их к Крестовой пади. Одна из женщин посёлка оказалась сестрой старшего в этой группе красных Клавдия Топоркова и она на коленях молила брата пощадить её мужа, на что брат её ответил: «Ничего не могу сделать... заставляют нас... Буду защищать, так самого убьют... Тебя могу защитить... кочуй за нами».

Жители Танехэ узнали в красных партизанах или своих односельчан, служащих в красной армии, или земляков с того берега Аргуни из поселков Цюрухайтуй, Зарюльск, Капцегайтуй и Уреленегуевск. Начальником этого отряда красных был некий Моисей Жуч, одетый в красное платье. Помощник его Клавдий Топорков, Александр и Михаил Мунгаловы, Карп Пинегин, Яков Федоров, Иван и Трофим Пинегины, Прокопий и Феофил Щукины, Иван по прозвищу Неспятин, Николай Баянов. Большинство этих красных партизан служат в красной армии.

Вот имена некоторых расстрелянных в Танехэ:

1) Николай Пинегин — 12 лет, 2) старик Мунгалов, 3) старик Топорков — 80 л., 4) С.С.Тюкавкин, 
5) М. Госьков, 6) Тискин, 7) Аксенов, 8) Аникиев, 9) Якимов, 10) Павел Баженов— 15 л., 11) Елевферий Баженов.

Всего в Танехэ расстреляно 62 человека взрослых мужчин и мальчиков.

 

Печалование первоиерарха Русской Зарубежной Церкви

В 1929 г. большевики на Дальнем ВОСТОКЕ вторглись в пределы Китая в Трехречье, населенное русскими беженцами, преимущественно участниками белой борьбы с большевиками в Сибири. На это событие владыка Антоний отозвался обращением к народам всего мира. Обращение это было послано главам всех правительств, главам всех православных, инославных и иноверных Церквей и редакциям главнейших газет в Европе и Америке.

«Душу раздирающие сведения идут с Дальнего  Востока.

Красные отряды вторглись в пределы Китая и всей своей жестокостью обрушились на русских беженцев выходцев из России, нашедших в гостеприимной Китайской стране убежище от красного зверя.

Уничтожаются целые поселки русских, истребляется все мужское население, насилуются и убиваются дети, женщины. Нет пощады ни возрасту, ни полу, ни слабым, ни больным. Все русское население, безоружное, на китайской территории Трехречья умерщвляется, расстреливается с ужасающей жестокостью и с безумными пытками. Вот замученные священники: один из них привязан к конскому хвосту. Вот женщины с вырезанными грудями, предварительно обесчещенные; вот дети с отрубленными ногами; вот младенцы брошенные в колодцы; вот расплющенные лица женщин; вот 80 летние старцы в предсмертных муках расстрела; вот реки, орошаемые кровью убегающих в безумии женщин и детей, расстреливаемых из пулемётов красных зверей.

Кровь леденеет, когда читаешь сообщения  компетентных лиц с Дальнего Востока о зверствах красных  в захваченной ими части Китая. Все существо содрогается от этой небывалой кровавой расправы с безоружным  населением и детьми.

Вопиют архипастыри и пастыри Дальнего Востока, протестуют пред всем миром русские общественные организации, взывает ко всем русская печать.

Но не слышно ни о помощи, ни слов утешения.

Припоминая как еще недавно раздавались горячие протесты из-за резни в Палестине и как заволновались тогда некоторые державы, у нас создается впечатление, что мир задался целью уничтожить русский народ и в этом осуществляется какой-то диавольский план.

Вот уже 12 лет насильники в Москве раздирают русские души, уничтожают древнейшие святыни, подвергают гонению духовенство и верующих, морят и гноят в тюрьмах множество невинных людей, культивируют утонченные пытки, перед которыми бледнеет все, ведомое в этой области истории.

Искусственно развивается голод и эпидемии болезней, инсценируются восстания и бунты. Все это для увеличения террора. Идет поголовное истребление русского народа. И народы мира молчат. Упорно безмолвствуют, а многие из них якшаются с злодеями, а иные даже всячески поддерживают их, хотя они отлично осведомлены обо всех этих зверствах и ужасах и через печать, и через своих агентов и по личным наблюдениям, и по сообщениям и рассказам бежавших оттуда своих же подданных, и через Лигу Обера и т.д.

К вам, народы всего мира, к вам, правители государств, к вам союзники России, через жертвы которой стали вы победителями, к вам братья православные славяне, которых Русские Цари и Русский народ всегда носили в сердцах своих, жертвуя кровью лучших сынов своих в помощи вам, к вам обращаю свое старческое слово, к вам взываю. Возвысьте свой голос в защиту истребляемого русского народа. Положите предел этой жестокости красных зверей.

Если не во имя Бога, то хоть во имя гуманности, цивилизации, во имя идеи разоружения народов, о чем столько конференций собирается, хоть во имя всего этого явите свою милость, проявите человечность, культурность, гуманность. Обратите внимание на несчастный народ в тяжких муках и оковах находящийся. Вы знаете, вы имеете способы и средства прекратить этот произвол, насилие, надругательства над человеческой личностью, эти безумные убийства и жертвы.

Пастыри всех народов, ежегодно собирающиеся по несколько раз на конференции (в Женеве, Лозанне и т. д.) для обсуждения вопросов о проведении в жизнь евангельских принципов и установлении в народах порядка нравственности и мира. Начните осуществление взятой вами миссии с советской России. Обратите внимание и свое и своих пасомых, и народов на Россию. Там попирается Св. Евангелие. Там вытравляется нравственность, там уничтожается религия, там похуляется Бог.

Ваш долг, как руководителей паствы, и сугубый, раз взяли на себя миссию объединения Церквей в утверждении евангельских принципов в народах. Но Ваши конференции молчат об этом. За это время вы ни разу не возвысили на них своего голоса.

Вы были глухи к замогильным воплям русского народа. Вы, как иудейские левиты, проходили мимо израненного разбойниками русского народа.

Услышьте же теперь этот вопль и возвысьте ваш голос. Без этого ваши конференции, ваше церковное служение пустой звук, пустое действо, граничащее с лицемерием.

Мне, бессильному чем-либо помочь своему народу, остается вопить и взывать, как многократно делал я.

И ныне взываю и вопию к Вам в унисон с предсмертными стонами и криками моего народа».

— В этом послании полностью раскрылось сердце владыки Антония, сердце человека-христианина, в нем он показал любовь, которой было переполнено его сердце, любовь к своему народу, любовь апостольскую, готовую быть «отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти...» (Рим. 9, 3). Владыка сораспинался своей страждущей пастве, сострадал ей своей любовью отца за убиваемых и гонимых чад. Это был вопль бессильного старца, вопль безутешный и, увы, одинокий.

Обращение это не встретило никакого отклика и владыка Антоний, с горестью, возвестил об этом своей пастве, призывая ее к вооруженной борьбе против большевиков.

«...от имени Христова молим вас, отцы, братия и сестры во Христе, подняться с того далекого края нашего отечества по сию и даже по ту сторону Китайской границы, восстать против врагов нашей родины, против злых безбожников и руководящих оным христоненавистников, иудеев, именно тех, которые стоят за спиной неразумных большевиков, и вместе с тем, вразумлять последних, чтобы вспомнили о своей душе, проданной диаволу, и откупились бы от него слезным покаянием.

А самим вам взяться при первой возможности за благословенное оружие и устремиться на спасение Православной родины нашей и Православной Церкви за веру, Царя православного и отечество, как это сделали нижегородцы 300 лет тому назад, когда они, собравшись вместе, как снежный ком, покатились к Москве, а к ним приставали все благочестивые и мужественные люди, так что тот снежный ком рос и рос, пока не обратился в огромное народное ополчение, которое изгнало врагов России из Москвы и возвело на престол царский родственника царскому роду юношу Михаила Феодоровича Романова, потомство которого вот уже 300 лет царствовало над всею Русью...

Видит Бог, как бы я рад был последние годы или даже месяцы своей уже 66-летней жизни провести с вами и умереть не беженцем, а впереди мужественного ополчения против тех безбожников».

В начале 1929 года владыка Антоний обратился к архиепископу Кентерберийскому с особым посланием и умолял его, как брата во Христе, выступить на защиту русского народа, угнетаемого большевиками. Копии письма владыки Антония были разосланы всем 72 епископам Англиканской Церкви и всем членам Палаты лордов и Палаты общин. Архиепископ Кентерберийский откликнулся на призыв владыки Антония и выступил в Палате лордов с энергичным протестом и его выступление нашло отклик во всей Англии и прежде всего во влиятельной печати.

Первый митинг протеста в Лондоне вызвал такой интерес, что вскоре был устроен другой митинг, на который собралось свыше 2000 человек и в тот же день состоялся женский митинг протеста. Митинги начинались молитвой за притесняемых и гонимых в СССР. Попытки коммунистов, очевидно подосланных большевиками, помешать ораторам, оканчивались изгнанием из собрания этих людей. В резолюциях английское общество призывалось к походу против красных врагов религии и культуры, с призывом ко всему миру бороться с тем варварством XX века, которое представляет из себя советское правительство с его чудовищными гонениями на человеческую и религиозную свободу, верующие призывались к неустанному труду для свободы русского народа.

Из Англии протестное движение перекинулось в другие страны. В Париже состоялся грандиозный митинг, на котором было вынесено решение требовать от правительства прервать всякие сношения с большевиками. Испанский посол отказался подать руку советскому послу Сокольникову. В Чехословакии выступил верный друг России Крамарж с яркими речами, в которых раскрывал сущность советской власти. В Женеве состоялся грандиозный митинг, на котором впервые были выражены яркие мысли и слова сочувствия русскому народу. Такие же митинги прошли в Германии, Сербии и Болгарии.

(Из книги «Письма митрополита Антония /Храповицкаго/», 
Св. Троицкий монастырь, Джорданвилл, 1988 г.)

Казачат расстреляли

Видно ты уснула, жалость человечья?!
Почему молчишь ты, не пойму никак.
Знаю, не была ты в эти дни в Трехречьи.
Там была жестокость — твой извечный враг.

Ах, беды не чаял беззащитный хутор...
Люди, не молчите — камни закричат!
Там из пулемета расстреляли утром
Милых, круглолицых, бойких казачат...

У Престола Бога, чье подножье свято,
Праведникам — милость, грешникам — гроза,
С жалобой безмолвной встанут казачата...
И Господь заглянет в детские глаза.

Скажет самый младший: «Нас из пулемета
Расстреляли нынче утром на заре».
И всплеснет руками горестными кто-то
На высокой белой облачной горе.

Выйдет бледный мальчик и тихонько спросит:
«Братья — казачата, кто обидел вас?»
Человечья жалость прозвенит в вопросе,
Светом заструится из тоскливых глаз.

Подойдут поближе, в очи ему взглянут —
И узнают сразу. Как же не узнать?!
«Был казачьих войск ты светлым Атаманом,
В дни, когда в детей нельзя было стрелять».

И заплачут горько-горько казачата
У Престола Бога, чье подножье свято.

Господи, Ты видишь, вместе с ними плачет
Мученик-Царевич, Атаман Казачий!

Эти стихи из сборника, изданного в 1929 году в Харбине. О судьбе его автора, Марианны Колосовой, рассказывает нам только её поэзия, но и этого не мало. Совсем юным человеком она приняла участие в Белом сопротивлении; воевала в сибирских партизанских отрядах. Она потеряла единственного для себя человека, его расстреляли в Иркутске, и оказалась совершенно одна на чужбине, в эмиграции.

О. Ходаковская ("Веди" № 6-7 /19/, г. Алма-Ата)


© RUS-SKY, 1999 г.   Последняя модификация 16.11.03

 

http://www.rus-sky.org/history/library/trexrechie.htm


На нечальную страницу "Трагедия Русского Трехречья"  /   Белое дело, кадеты  /  Первая страица портала XXL3.RU