sib_gerb (5K)

Магнитные бури нашего Отечества


НАЧАЛО И КОНЕЦ РУССКОГО ТРЕХРЕЧЬЯ


В.В. ПЕРМИНОВ

Информационный портал "Города Сибири"
Чита 

Чита


НАЧАЛО И КОНЕЦ РУССКОГО ТРЕХРЕЧЬЯ

Теперь уже общеизвестно, что район северо-востока Китая в судьбе русского народа сыграл особую роль, став пристанищем для многих сотен тысяч россиян, волею судьбы оказавшихся вне своей исторической родины Первое массовое появление русских здесь было связано с началом строительства Китайской Восточной железной дороги КВЖД в конце XIX века, связавшей русское Приморье (Владивосток) с Забайкальем (Читой) В ту пору полоса отчуждения вдоль железной дороги приняла тысячи русских семей, осевших в пристанционных поселках и начавших освоение прежде совершенно пустынного края Грянувшая в начале XX века русско-японская война, а затем исход беженцев из России в гражданскую войну сформировали на территории Маньчжурии диаспору российской эмиграции, насчитывавшую несколько сот тысяч человек.

Кроме Маньчжурской территории, русское население в Китае в результате бурных социальных процессов первой половины XX века сосредоточилось также в Шанхае, Тяньцзине, Циндао, но в количественном отношении оно уступало северо-восточным районам.

Расселившись, в основном, вдоль линии КВЖД, русское население не представлялось единой территориальной обособленностью, но тяготело, ставным образом, к городам Харбину и Хайлару, а также сформировало девять отдельных районов с преобладающим русским населением Из них Трехречье выделялось не только потому, что там было сосредоточено больше русского населения, было больше деревень, оно имело более давнюю русскую историю, но самим укладом жизни оно представлялось, как сохранившийся до августа 1945 г обособленный район забайкальского казачества.

Рабочей группой начальника строительства и расквартирования войск - заместителя министра обороны Географически этот район вписывается в бассейн трех правобережных притоков Аргуни - Гана, Дербула и Хаула, от которых он получил свое собственное имя, и его естественными границами являются с северо-запада -пограничная река Аргунь, с севера и востока - водораздельные хребты отрогов Большого Хингана, с которых берут начало Хаул, Дербул и Ган со своими притоками, с запада и юга граница проходит по водораздельному хребту между Ганом и притоком Аргуни Мергелом.

По Нерчинскому договору 1689 г левые притоки Аргуни отошли к России, правые - к Китаю Таким образом, все правобережье Аргуни юридически и исторически было китайским (маньчжурским), но этнически - чисто русским с давних времен и практически до наших дней

Когда первые казачьи караулы были основаны на Аргуни, территория по ее правому берегу была заселена лишь редкими кочевыми племенами тунгусов, ороченов, солонов, дауров и монгол С давних времен казаки-аргунеи, привлеченные благодатью и красотой правобережья Аргуни, косили там сено, пасли и зимовали со скотом на заимках по договору с китайскими властями, часто за символическую плату.

Установить точную дату поселения русских в Трехречье невозможно из-за отсутствия достоверных документальных источников. По всей вероятности первые зимовья и заимки появились там на рубеже XVIII и XIX веков. По крайней мере, известный поэт, публицист и революционный деятель М.Л. Михайлов, отбывавший в середине XIX века каторгу в Кадае, писал в своих очерках и воспоминаниях о бегстве политкаторжан на маньчжурскую сторону Аргуни По материалам, собираемым на протяжении десятилетий, главным образом в устных опросах старожилов, писатель и этнограф А.М. Кайгородов, выросший в трехреченской деревне Дубовая, сумел установить даты основания и имена первых поселенцев почти всех деревень Трехречья. Все они основаны в период с 1880 г до середины 1920-х годов.

Первые русские заимки по Хаулу ближайшей к Аргуни реке, появились в 1870 г Постепенно они разрастались в хутора и маленькие деревни. Так, в 1885г. появился хутор Ернишная, основанный Парамоновым, и поселок Черноучиха, основанный Титом Ивановичем Лопатиным. Здесь впервые появилась пашня, и рожь дала невиданный урожай. К 1890 г самая нижняя по Хаулу заимка Степана Лаврентьевича Шестопалова разрослась в богатую деревню Манерка, название которой трансформировалось в современное Намерсика.

Приток населения на реку Хаул усилился с началом революции и гражданской войны в России, благо для этого всего лишь нужно было переправиться через Аргунь и преодолеть небольшой хребет. Население этого района увеличилось в десятки раз. Но и до Хаула дотянулась рука красных партизан, в первую очередь - карательных отрядов Степана Толстокулакова. Его кровавые рейды заставили население сниматься с уже обжитого места и уходить дальше от границы. Так пошло заселение долин Дербула и Гана и их Междуречья Хаул опустел, русские боялись здесь селиться, остались лишь китайцы, у большинства которых жены были русскими.

Начало коллективизации и большевистский террор 30-х годов сделали этот период годами массового притока русских, главным образом забайкальских казаков, в Маньчжурию, в том числе и Трехречье. Казаки бросали родные станицы и поселки и массами уходили за Аргунь от голода, произвола и насилий. В то время возникли и разрослись многие деревни, как правило, вокруг существовавших издавна заимок и охотничьих избушек.

Кто-то с дореволюционных времен имел здесь большие стада, кто-то сумел перегнать свои табуны через Аргунь в гражданскую войну, но большинство людей пришло сюда с одними котомками, будь то бывшие семеновцы, каппелевцы или беженцы от коллективизации. Однако благодаря казачьему укладу жизни, основанному на принципах демократии, общинного землепользования, трудолюбия, взаимовыручки и братской поддержки, не обремененному тяжестью налогов, край этот очень быстро расцвел и обеспечил людям высокий достаток Понятие "бедность" стало весьма относительным: бедняком считался тот, у кого во дворе было менее 30 голов скота и он освобождал ся от поселковых налогов В немалой степени процветанию хозяйства способствовали благодатные природные условия края.

Вокруг заимок первопоселенцев со временем на момент расцвета Трехречья в 1945 г выросли 19 полнокровных деревень практически со стопроцентным русским населением, русским казачьим укладом жизни, традициями, нравами, обычаями· Драгоценка, Дубовая, Ключевая, Тулунтуй, Караганы, Попирай, Щучье, Покровка, Верх-Кули, Усть-Кули, Лабдарин, Чилотуй, Светлый Колуй, Барджакон, Лапцагор, Верх-Урга, Усть-Урга, Ширфовая и Нармакчи.

Во многих деревнях были построены православные храмы (в том числе и старообрядческие), возле каждой деревни со временем образовались кладбища-погосты, на которых нашли упокой сотни Георгиевских кавалеров, героев китайского похода, русско-японской и первой мировой войн.

После ухода в Маньчжурию атаман Г.М Семенов организовал управление русскими поселениями, сформировав 18 казачьих станиц, объединивших 65 поселков Население всего Трехречья было сведено в Трехреченскую станицу с центром в поселке Драгоценка (в период японской оккупации - Найрумту, китайское название - Саньхэ). С Трехреченской станицей соседствовали станицы: Найджин-Булакская, Хайларская, Цаганская, Чжалайнорская, Якешинская и Хунхульдинская, но в них не превалировало русское население, как в Трехречьи, да и численностью было значительно меньше.

Первоначально административным центром района был поселок Щучье, где располагалась резиденция китайского уездного начальника (далиня) С организацией Трехреченской станицы в 1932 г (уже при японской оккупации) центр административного управления переместился в Драгоценку, где находилось станичное правление, был главный собор Св. Петра и Павла, находилась большая школа с пансионом и мастерскими, построенная на деньги атамана Г.М. Семенова, в которой учились ребятишки со всех деревень Трехречья, имелась электростанция, паровая мельница, небольшие заводы по переработке сельхозпродукции, магазины, харчевни и т.д. Здесь была наибольшая доля китайского населения. В период японской оккупации тут было представительство японской военной миссии, жандармерия и небольшой гарнизон Квантунской армии.

Первым атаманом Трехреченской станицы был еще до японской оккупации Евграф Васильевич Волгин, которого сменил Георгий Евгеньевич Мациевский, сын Забайкальского военного губернатора ?.?. Мациевского, герой русско-японской войны, генерал, сподвижник атамана Г М. Семенова.

Недолгое время атаманом был Александр Константинович Шульгин, умерший от тифа. Последним атаманом, завершившим казачью историю русского Трехречья, был Всеволод Леонидович Сергеев, полковник, друг ГМ Семенова, который в августе 1945 г. вместе с женой был зверски заколот штыками отступающими японцами.

В природно-географическом отношении Трехречье достаточно четко разделяется на три зоны· степную, лесостепную и лесную. Такое деление и обусловило основной вид занятий для каждой зоны, среди которых определяющими были, соответственно, скотоводство, хлебопашество и таежный промысел.

Скота, особенно овец, в степной полосе у казаков Трехречья было несметное количество, громадные отары бродили по степи круглый год. Нередки были хозяйства, как, например, у Петра Александровича Морозова в Чилотуе, у которого было 7000 голов овец, или у Ивана Елизаровича Бизьянова в Светлом Колуе, у которого овец было более 6000 голов. В некоторых деревнях, как в Лапцагоре, в каждом из 20 дворов было более чем 1000 голов разного скота.

Общее население всех 19 деревень Трехречья в момент его расцвета в 1945 г ориентировочно составляло 20-25 тыс. человек. В дальнейшем численность русского населения Трехречья уменьшается, а доля китайцев увеличивается; одни поселки приходят в полный упадок и исчезают, другие же появляются на новых местах. Уже после войны 1945 г. появились небольшие поселки - Шувыр и Михайловка на Хауле, Шивили и Икен - на верхних притоках Гана. Некогда большая и богатая деревня Верх-Урга, насчитывавшая более 800 жителей, исчезла вовсе.

В историко-экономической жизни русского Трехречья можно обозначить 8 периодов, через которые прошли его расцвет и угасание: период первых заимок, становления, японская оккупация, война 1945 года, первое раскулачивание, депортация, второе раскулачивание и упадок.

Японская оккупация длилась с 1932 г по август 1945 г Японское присутствие хозяйственной жизни Трехречья не затронуло: японцы были заинтересованы иметь такую богатую житницу для снабжения своей армии продовольствием, лошадьми и сырьем. Однако японские оккупационные власти, установив свои жесткие порядки, использовали русское население Маньчжурии, в том числе и трехреченцев, для создания русских военных формирований в составе армии Манкчжоуго на основе принудительной мобилизации. Так были созданы отряды под начальством японского майора Асано Такэси (или Асано Макото) в 1938 г и отряд под командованием есаула Ивана Александровича Пешкова численностью 105 человек в 1942 г Однако в войне 1945 г. эти отряды выступили против японцев, а отряд И.А. Пешкова был японцами расстрелян.

Первый удар, от которого Трехречье не смогло уже оправиться, был нанесен ему в августе 1945 г. Передовые части боевых эшелонов советской армии прошли мимо Трехречья, а имевшийся гарнизон Квантунской армии ушел через Хинган на Цицикар. Удар русскому Трехречью был нанесен вторым эшелоном войск НКВД: громадное количество было реквизировано, и, главное, была арестована и депортирована в ГУЛАГ примерно четвертая часть мужского, самого работоспособного населения. Десять лет спустя все они будут реабилитированы, многие - посмертно.

Второй удар нанесен осенью 1949 г, когда был собран и обработан отменный урожай. По тайной инициативе советского консульства было проведено раскулачивание и организация колхозов, что привело к массовой гибели скота и общему упадку. Однако по инициативе китайских властей весной 1950 г было приказано все, что осталось, вернуть прежним хозяевам.

Тем не менее, общая политика китайцев, вероятно, по высшему межгосударственному соглашению с СССР, неуклонно шла к депортации русского населения из Маньчжурии. И эта депортация началась в 1954 г. под видом репатриации на освоение новых земель.

Для вывоза переселенцев к железной дороге в г Хайлар хайларская транспортная контора выделила грузовики. Небольшие деревни вывозили за один раз, большие - в 2-3 приема. Скот, дома, сельхозинвентарь шли за бесценок, а на полученные деньги народ купить ничего не успевал. Так и ехали все товарными эшелонами, как при эвакуации, в основном в Казахстан.

Оставшиеся после депортации основного населения Трехречья примерно 3 тыс. человек в 1959 г подверглись еще одному раскулачиванию, на сей раз - китайскому. Теперь забирали все и навсегда, не разрешали сеять хлеб, оставили на семью только по корове, лошади и 5 овечек. Но уже через несколько лет хозяйства казаков снова начали возрождаться.

С 1962 г. китайские власти стали выпускать русских из Трехречья в страны иного мира: Австралию, Бразилию, Боливию, Парагвай, Аргентину. Большинство из них уехало в Австралию (80% - 225 семей), поселившись главным образом в Сиднее, Джилонге и Брисбене.

Но некоторые казаки упорно держались своих родных мест, хотя уже были уничтожены православные храмы, распаханы китайцами русские кладбища, а бревенчатые избы покинутых поселков заселены южанами-китайцами, неспособными ни к скотоводству, ни к земледелию в этих суровых для них условиях.

Последние трехреченцы, дожив до начала 70-х годов в родных поселках (Дубовой, Усть-Урге, Покровке, Верх-Кулях), все-таки выехали в Казахстан, а в 1944 г приехали в Забайкалье как переселенцы и образовали казачий поселок Сенькина падь недалеко от Приаргунска, как раз напротив Трехречья, через Аргунь.

По имеющимся данным, в 1972 г. во всем Трехречьи насчитывалось 23 человека русских, которые проживали в Дубовой, Усть-Кулях и Тулунтуе, но позже по-видимому куда-то выехали, и в конце 70-х в Дубовой умерла последняя русская женщина Полина Ельчина.

Изменился сейчас и общий облик Трехречья: распаханы некогда бескрайние степи, появилось много новых мелких китайских поселений, восточную лесную его часть пересекла железная дорога, интенсивно ведутся лесные разработки, появились горные разработки угля, золота и полиметаллов, исчезло былое изобилие лесного зверя и рыбы.

Утратил свое значение как административный центр поселок Драгоценка (Саньхэ), но вырос поселок Лабдарин, превратившись в город Аргунь, взявший на себя административные функции.
Теперь на земле Трехречья от его почти вековой русской истории остались русские рубленые избы, в которых живут китайцы, пепелища от русских православных церквей, русские кладбища без крестов да русские названия деревень, произносимые на китайский лад.
>Осталась и частица русской духовности, заложенная в родившихся от смешанных браков (отец - китаец, мать - русская; их сейчас около 8 тыс человек, из которых 2500 крещеные), которые в 2000 г в бывшем Лабдарине построили православный храм. И его, этот храм, можно рассматривать как символический памятник русскому Трехречью.


В.В. ПЕРМИНОВ, краевед

На нечальную страницу "Трагедия Русского Трехречья"  /   Белое дело, кадеты  /  Первая страица портала XXL3.RU