К СОДЕРЖАНИЮ секция "РОССИЯ, СИБИРЬ И СОПРЕДЕЛЬНЫЕ СТРАНЫ ВОСТОКА"



В.А. Бармин
(Барнаульский государственный педагогический университет)
УЧАСТИЕ СИБИРСКИХ ЧАСТЕЙ КРАСНОЙ АРМИИ
В РАЗГРОМЕ БЕЛОГВАРДЕЙСКИХ ВОЙСК В СИНЬЦЗЯНЕ
(МАЙ-СЕНТЯБРЬ 1921 г.)

Весной 1920 г. после разгрома основных сил адмирала Колчака, на территорию китайской провинции Синьцзян перешли крупные отряды разбитой белогвардейской армии под командованием атамана Оренбургского казачьего войска Дутова, командира корпуса колчаковских войск генерала Бакича, командующего Семиреченской армией атамана Анненкова и др. На китайской территорий командование этих войск достаточно быстро восстановило боеспособность частей и стало готовить новые операции против Советской России. При этом подразделения Белой армии совершенно перестали считаться с китайскими властями провинции, деморализуя мирную жизнь населения. Количество людей, перешедших китайскую границу в массе отступающих войск, точно установить практически невозможно, однако большинство источников сходятся на том, что только в марте 1920 г. и только в пограничных округах Синьцзяна осело 25-30 тыс. военнослужащих и членов их семей. Между тем в течение года число беженцев постоянно увеличивалось за счет продолжавших прибывать остатков войск, а также участников разгромленных кулацко-эсеровских восстаний. В


405


результате к исходу весны 1921 г. на территории провинции оказалось около 50 тыс. русских солдат, офицеров и беженцев.

В первые недели своего пребывания в Китае эта огромная деморализованная масса военных и гражданских лиц в какой-то мере подчинялась распоряжениям китайских властей, однако даже в первые дни это подчинение было весьма относительньм. Надо отметить, что практически все подразделения белогвардейских войск, интернированные на территории Синьцзяна, сумели сохранить большую часть своего вооружения либо, закопав его при переходе границы, как это сделали отряды Анненкова, Дутова, Щербакова и того же Бакича, либо просто переходя китайскую границу нелегально и сохраняя при этом оружие и боеприпасы, как это делали в большинстве своем более мелкие подразделения.

Между тем, дав разрешение на размещение белогвардейских отрядов на территории провинции, ее администрация очень скоро осознала, что поступила весьма опрометчиво. Очевидец событий, белоэмигрант Камский писал по этому поводу в своих воспоминаниях: «Местные китайские власти первое время совершенно растерялись и только с ужасом смотрели на все новые и новые толпы пришельцев и, не обладая никакой сколько-нибудь серьезной военной силой, не могли бы оказать противодействия каким-либо начинаниям русских» [2].

Зимой 1920/1921 гг. военная часть русской эмиграции в Синьцзя-не вступила в этап необходимой консолидации антисоветских сил и разрозненных воинских частей, объединения их под командованием одного военачальника. Этот процесс не мот не вызвать ожесточенной схватки между претендентами на должность командующего. В результате этой борьбы власть оказалась в руках генерала Бакича, который после смерти Дутова оказался и по званию, и по должности самой крупной фигурой в среде синцьзянской белегвардейской эмиграции. Он и развернул энергичную деятельность по объединению под своим командованием всех отрядов белогвардейцев, оказавшихся на территории провинции. Отряды Бакича стали совершать нападения на территорию Советской России, уничтожать гарнизоны небольших селений, вырезать семьи партийных работников и советских служащих. Бакич планировал, превратив территорию провинции в свой плацдарм, попытаться в то же время объединить антисоветские силы на территории России для того, чтобы совместными действиями начать новый этап борьбы с советской властью. В ходе подготовки к осуществлению своих планов Бакич не только совершенно перестал считаться с администрацией округов, где размешались его войска, но начал разоружать


406


китайских веннослужащих, захватывая с этой целью населенные пун-ты и крепости, где стояли гарнизоны. Ввиду малочисленности китайских правительственных войск и их слабой подготовки оказать сопротивление действиям Бакича оказалось некому. Не обладая реальной силой для борьбы с белогвардейцами, китайские власти оказались заложниками собственной недальновидности. Выход из этого положения был один: искать помощи у Советской России, которая только и была заинтересована в уничтожении войск белогвардейцев.

Дислокация десятков тысяч белогвардейцев в ближнем приграничье не могла не вызывать и у советского руководства вполне оправданного беспокойства. Бесконечные набеги небольших отрядов белоэмигрантов на территории сопредельных с Синьцзяном российских областей, проблема беженцев осложняли и без того напряженную обстановку в этом регионе и требовали быстрейшего решения. Первые попытки снять с повестки дня эти вопросы российская сторона предприняла уже в 1920 г., т.е. буквально через несколько месяцев после ухода белых в Синьцзян. В сентябре 1920 г. в соответствии с предписанием Сибревкома была создана «Комиссия по переговорам с китайскими представителями Алтайского округа Синьцзяна о выдаче бандитов, перешедших границу» [3]. Комиссия, в которую вошли командующий группой войск Егоров, член Усть-Каменогорского уисполкома Рычков-Ракая, командир батальона 229-го Новгородского стрелкового полка Никольский, 14 сентября 1920 г. провела переговоры на пограничном посту Телектинский с китайской делегацией, возглавляемой начальником бюро по сношениям с иностранцами Алтайского округа Ма Цзином. Стороны подписали совместный протокол, где, в частности, говорилось, что всем бандитам и беженцам, проживающим на границе китайской территории, будет сообщено, что в случае их возвращения на Родину им всем будет объявлена амнистия. Если же они откажутся от возвращения, то китайские власти обяжут их выехать в глубь Китая.

Все более наглое поведение белогвардейской эмиграции на территории Синьцзяна, а также ее открытая подготовка к походу против Советской России, которая грозила китайскому руководству самыми непредсказуемыми последствиями, вынудила в конце концов последнее вступить в переговоры с советским военным командованием в Туркестане и Сибири относительно проведения совместной военной операции против частей Бакича и Новикова. В результате переговоров, которые с советской стороны вел член Реввоенсовета Сибфронта Воронин, 17 мая 1921 г. был подписан договор, в соответствии с которым


407


на территорию провинции вводились части Сибфронта и Уркфронта «...для совместной ликвидации белых армий Бакича и Новикова» [4]. В соглашении определялось, что «советские войска, вступившие на китайскую территорию согласно этого договора, имеют целью ликвидацию белых отрядов Бакича и Новикова. После этой ликвидации немедленно отводятся на территорию Советской России». Статья седьмая договора гласила: «Российское Советское правительство заявляет, что войска Красной Армии, введенные в пределы Китая, не будут нарушать интересов граждан Китайской Республики и будут стоять на позиции сохранения международных правил». На первые семь дней операции советские войска должны были иметь запас собственных продуктов, если же боевые действия не были бы закончены за этот период, то китайские власти обязывались обеспечить поставку продуктов по красноармейским пайковым нормам. Предполагалось, что после завершения операции Советское правительство компенсирует эти поставки в натуральном или денежном выражении. Кроме того, китайская сторона обеспечивала части Красной Армии гужевым транспортом [5].

Проведенная в соответствии с подписанным соглашением в мае-июне 1921 г. так называемая Чугучакская операция оказалась не совсем удачной, и значительной части белых войск под командованием генерала Бакича удалось вырваться из окружения. Потеряв около 1000 убитыми и 1500 пленными, бросив обозы, раненых и семьи офицеров и казаков, белогвардейцы, вырвавшись из окружения в количестве 5000 солдат и офицеров, ушли в Алтайский округ. Не встречая со стороны китайских войск каких-либо попыток остановить их, 2 июля 1921 г. войска Бакича практически без боя захватили крепость Шара-Сумэ. В качестве трофеев им досталоь «...около 400 винтовок, 12 пулеметов и столько же орудий, 1000 снарядов, 60000 патронов, 1000 пудов риса и пшеницы». Несколько оправившись от поражения, генерал Бакич к середине июля стал фактическим хозяином Алтайского округа, возобновив энергичную работу по подготовке своих войск к дальнейшей борьбе [6]. В результате сложившихся обстоятельств китайские власти вынуждены были вновь обратиться к Советской России с просьбой о помощи в окончательном разгроме Бакича. Однако на этот раз просьба провинциального правительства Синьцзяна о проведении повторной операции натолкнулись на серьезные возражения командования Сибфронта, которое считало, что в ближайшее время ее проведение невозможно «ввиду отсутствия в данный момент свободных и достаточных сил» [7]. Тем не менее, острая необходимость в


408


восстановлении торгово-экономических связей с Синьцзяном, а они могли стать логическим продолжением военного сотрудничества сторон, вынудила советское руководство принять волевое решение о проведении повторной операции против Бакича.

Для окончательного разгрома частей Бакича в соответствии с новым договором, подписанным 12 сентября 1921 г. «Особоуполномоченным Реввоенсовета войск Сибири по заключению соглашения» Погодиным, части Сибфронта вновь были введены на территорию Алтайского округа провинции. Условия нового соглашения, обеспечивавшие Красной Армии более выгодные условия пребывания на китайской территории, а главное - большую свободу действий, позволили ей в ходе нескольких операций к началу октября 1921 г. уничтожить остатки войск белогвардейцев [8]. Этот шаг советской стороны в свою очередь был достаточно высоко оценен центральным китайским правительством и сыграл в дальнейшем весьма позитивную роль в нормализации советско- китайских отношений. Генерал Бакич после разгрома его войск в Синьцзяне бежал в Монголию, где был вскоре пленен и выдан советским властям. По приговору военного трибунала он в 1922 г. был расстрелян в Новосибирске.

ПРИМЕЧАНИЯ

1.АВП РФ. Ф. О./100-в. Оп. 4. П. 102. Д. 2. Л. 7.

2.Камский. Русские белогвардейцы в Китае. М., 1923. С.14.

3.РЦХИДНИ. Ф. 495. Оп. 154. Д.48. Л. 3.

4.АВР РФ. 100. Оп. 41а. П. 163. Д. 1. Л. 27-29.

5.Там же.

6.Молоков И.Е. Интернациональная помощь РСФСР и ДВР Монго лии н Синьцзяну (Китай) в разгроме белогвардейцев в 1920-1922 гг. С. 82.

7.АВП РФ. Оп. 0/100в. П. 101. Д. 1. Л. 3.

8.Советско-китайские отношения. 1917-1957: Сб. док. М., 1959. С. 59-60.