Магнитные бури
нашего Отечества


  


ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ МИКЛАШЕВСКИЙ

Знаю я, что не цветут там чащи,
Не звенит лебяжьей шеей рожь,
Потому, пред сонмом уходящих
Я всегда испытываю дрожь.

Есенин

    

27 июля текущего года ушел в иной мир Олег Петрович Миклашевский.

Родился Олег 21 марта 1903 г. в Ялте, в исконно русской дворянской семье. Революция, трагедия России, гражданская война застали его 16-летним юношей. События не могли для него пройти стороной, и при первой же возможности он вступил в Добровольческую армию, "сражавшуюся за честь России", по словам другого поэта. Так 15-й уланский Татарский полк принял в свои ряды нового вольноопределяющегося.
Эвакуировавшись с армией в 1920 году, Олег попал в Галлиполи в Офицерский учебный кавалерийский полк и оставался в Галлиполи до конца, т. е. до 1922 года. После гибели "Белой Вандеи", проведя какое-то время в Константинополе, он добрался до Югославии, где и обосновался в Белграде.
От юношеских лет и до кончины, призванием Олега была сцена. Господь щедро одарил его талантом актера. Только русская смута лишила его возможности занять должное место во всемирно известной плеяде русских сценических деятелей, слышать аплодисменты русской публики, так любящей театр, так умеющей ценить настоящие дарования.
Вместо Александринки или Московского Малого театра пришлось ему выступать на скромной сцене русского театра в Белграде, в Доме императора Николая Второго. Но и там русское искусство было представлено такими корифеями, как "художественники" Греч и Павлов, Ведринская, Черепов. Даже эти имена не смогли затмить талант молодого актера Миклашевского, вскоре ставшего любимцем публики, пусть малочисленной в силу эмигрантского положения, но избран-ной, взыскательной, умевшей отличать и ценить настоящие дарования.

Русский театр в Белграде не мог стать профессиональным ввиду малочисленности русской колонии, но спектакли его всегда были на столь высоком уровне, что даже сербским государственным театрам было чему позавидовать. Олега Миклашевского не раз приглашали на гастроли в сербский государственный театр в Белграде ("Народно Позориште"). Так, в мае 1935 г. он участвовал вместе с М. Ведринской в "Даме с камелиями".
Гастролировал он несколько раз и в Загребе. Позднее, с уходом Черепова, Миклашевский остался режиссером до последних дней театра. Последний спектакль состоялся 3 сентября 1944 года.
Все его постановки отличались той безупречной русской культурой, которую он унаследовал, приумножил, которой широко делился. За годы в театре Олег сыграл все роли своего амплуа - молодого героя, "jeun premier".

В 1949 году О. П. Миклашевский с супругой и сыном прибыл в Соединенные Штаты. Сердце влекло в театр, но русского театра не было. Несколько попыток создать его успехом не увенчались. В огромном Нью-Йорке русской публики оказалось меньше, чем в провинциальном Белграде. Разбросанность города, необходимость отдавать все силы для обеспечения пребывания в новой стране не позволяли русским новоселам посещать театр. А без публики нет и театра. Один из энтузиастов, принужденный признать свое поражение, прямо говорил, что спасти русский театр в Нью-Йорке мог бы только Олег Петрович Миклашевский. Но и у Олега не было возможности взвалить на свои плечи столь тяжелую ношу.

Ушел еще один член нашего "незамеченного поколения", по словам писателя Варшавского.
Трудно, почти не-возможно было нам, проведшим свои лучшие творческие годы на чужой почве, среди людей, говорящих на других языках, оставить по себе яркий, заметный след. Это больше всего относится к служителям искусства, к артистам, в первую очередь.
Никто из нас, имевших радость знать Олега Миклашевского, имевших честь считать себя его друзьями, не может остаться равнодушным к этой новой утрате. Мы скорбим вместе с верной спутницей его жизни Нонной Сергеевной Миклашевской-Белавиной, нашей талантливой поэтессой, с его сыном Игорем Олеговичем, его невесткой, внучками.
Мы сознаем, что моление о "вечной памяти", возноси-мое нашей церковью, в большинстве случаев слишком оптимистично, но мы знаем и то, что до конца жизни последних представителей настоящей, "белой", русской эмиграции память о таких культурных, талантливых и обаятельных людях, как Олег, не изгладится.

Владимир Бодиско



в начало     L3HOME       Кадеты       А.Г. Лермонтов      
lll@srd.sinp.msu.ru
     last update: 22.9. 2002