s108 (22K)

Магнитные бури
нашего Отечества



НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ КОЗЯКИН

  

Из журнала "Кадетская перекличка" № 51

     koziakin (20K)26 мая 1991 г. скоропостижно скончался в Нью-Йорке Николай Васильевич Козякин, для нас, его старых друзей и однокашников, незабвенный Коля.
Ушел в иной мир не только уважаемый и любимый друг юношеских, студенческих и зрелых лет, но и руководитель. советник, наставник и идеолог кадетских объединений, редактор журнала «Кадетская перекличка», неизменный участник всех встреч, собраний, съездов.

Старая сентенция утверждает, что нет незаменимых людей. Мы очень опасаемся, что в нашем случае она не оправдается. Мы, кадеты, потеряли мудрого друга, а возрождающаяся Россия лишилась верного сына, который был готов служить ей где и как это только было возможно.

Родился Николай Васильевич Козякин 4 мая 1909 г. в Баку.
Родителями его были офицер Императорской Армии Василий Григорьевич Козякин и его супруга Лидия Ивановна. Отец прошел весь путь царского офицера в мирное время, в годы первой Мировой войны, революции, Добровольческой Армии, Белой борьбы.
Одним из первых откликнулся он на призыв взяться за оружие для борьбы с наступавшим хаосом. Под командованием генерала Врангеля полковник Козякин брал Царицын, потом служил в штабе главнокомандующего, одно время был помощником начальника военно-учебных заведений в Крыму, генерала И. Я. Врасского.
Потом — эмиграция. Семья Козякиных по приезде в Югославию осела в городе Велики Бечкерек, позднее переименованном в Петровград.

Коля начал учиться еще в России, в севастопольском реальном училище, о котором вспоминал с улыбкой, ибо монограмма училища выглядела весьма фривольно, составленная из первых букв его названия. В Югославии Коля поступил в Белградскую Русскую Гимназию, но с 5 класса был переведен в Крымский Кадетский корпус.
Погоны корпуса кадет Козякин носил лишь четыре года, но их оказалось достаточно, чтобы стать кадетом с «большой буквы», полностью воспринявшим традиции, мировоззрение и идеалы российских кадет.

В 1928 г. Николай Козякин окончил корпус в составе его восьмого выпуска и поступил на строительный факультет Белградского университета. В 1934 г. он получил диплом инженера- строителя.

В университетские годы студент Козякин не отделялся от русского общества и его интересов, как это делали многие. При зарождении Национального Союза Нового Поколения он сразу же вступил в его ряды и усердно помогал росту, стабилизации и боевой деятельности этой организации. Одновременно он включился и в жизнь Русского Общевоинского Союза, вступив волноопределяющимся в ячейку 12 Гусарского Ахтырского Великой княгини Ольги Александровны полка.

В течение трех лет инженер Козякин занимал должность городского инженера в городе Призрене, а затем был переведен в город его юности — Бечкерек, где исполнял обязанности помощника директора Технического училища. Тогда же он начал вести строительные работы, принимая подряды от государаства и частных лиц.
Все эти годы инженер Козякин не отрывался от работы новопоколенцев и всемерно старался помогать соотечественникам. Так, например, он с риском подвергнуться репрессиям со стороны немцев принял на службу в свою фирму одноклассника и единомышленника по НСНП — Евгения Дивнича, вернувшегося из России с молодой женой; его работа по внедрению в народ национального самосознания была замечена Гестапо и ему пришлось уехать, чтобы избежать ареста.
Коля очень сожалел о том, что Дивнич по настоянию жены остался в Югославии до прихода советских войск и попал, понятно, на конвеерную ленту ГУЛага.

В 1938 г. Николай Васильевич женился на прелестной Джурджице Грлич, которая при этом перешла из католичества в православие и приняла имя Нины. В 1943 г. у них родился сын Владимир.
В 1944 г., не дожидаясь прихода советских войск, вся семья Козякиных, включая мать — Лидию Ивановну и сестру Евгению Васильевну Перкову с мужем и сыном, перебралась в Германию, где Коля продолжал свою инженерную деятельность, главным образом по ремонту путей сообщения, еженощно разрушавшихся союзной авиацией.

После поражения Германии и начавшегося преследования советских граждан, бежавших на Запад от коммунизма, Николай Васильевич, как и другие новопоколенцы, делал все возможное для их спасения от выдачи.

В 1947 г. вся семья эмигрировала в Соединенные Штаты, и Коля, талантливый и уже опытный инженер, начал работать сначала как служащий большой строительной компании, потом как начальник ее технического отдела, а затем как полноправный партнер. В последние годы имел он и свою собственную строительную фирму.

С первых же дней пребывания в Америке Николай Васильевич включился в русскую национально-патриотическую общественную деятельность. Он был одним из основателей Объединения Кадет Зарубежных Корпусов в Нью-Йорке, которое в дальнейшем было переименовано в Объединение Кадет Российских Кадетских Корпусов. Когда это Объединение в 1970 г. решило издать книгу — памятку о русских кадетских корпусах за рубежом, Коля принял в этом деле горячее участие и сам отредактировал часть книги, относящуюся к его родному Крымскому корпусу.

Год спустя, в 1971 г., нью-йоркское Объединение приступило к изданию журнала «Кадетская Перекличка», редакция которого была поручена Павлу Васильевичу Олферьеву. Павел довел журнал до 19 номера в 1978 г., когда тяжелая болезнь лишила его возможности продолжать любимое дело. Все последовавшие номера редактировал уже Н. В. Козякин.

Под его руководством журнал медленно, но неуклонно видоизменялся. Если при П. В. Ольферьеве это был скромный журнал, издававшийся для кадет и поэтому ограничивавшийся почти исключительно темами кадетской жизни, то при Козякине он постепенно превратился в орган политической национально- патриотической мысли. На упреки по этому поводу редактор отвечал, что о кадетском прошлом, быте, идеалах и традициях в любой хорошей библиотеке можно найти обширный материал; мы же, кадеты, боровшиеся всю свою жизнь с коммунистической властью, не имеем права довольствоваться воспоминаниями, а обязаны продолжать борьбу всеми доступными нам средствами, одно из первых — печатное слово.
Нет сомнений, что в этом Николай Васильевич преуспел. Интерес к нашему журналу возрос настолько, что сейчас среди его подписчиков большинство не кадеты. В этом ему в большой степени помог и приглашенный им администратор Евгений Евгеньевич Гирc, сумевший наладить печатание и экспедицию журнала и поставить журнал на коммерческую базу. Женя Гирс, как и Коля Козякин, кадет-крымец. Отсюда связь, взаимное доверие и тесное сотрудничество.

Добился Н. В. Козякин и того, что при первой возможности журнал начал проникать в Россию, где сейчас интерес к нему велик. В последние годы редакция «Кадетской переклички» приступила к печатанию книг об истории нашей родины в текущем веке, о Белой борьбе, ее идеях, развитии, исходе, сохранности в эмиграции. В книгах этих очень мало нового для нас, зарубежников, и издаются они не для нас, а для России. Эмиграция же служит лишь жертвенной поддержкой этой, столь нужной работе.

Общественная деятельность Н. В. Козякина не ограничивалась кадетским объединением. При зарождении Конгресса Русских Американцев он немедленно вступил в его ряды, стал одним из членов- основателей, одно время входил в состав главного правления этой организации.

Последние годы Коликой жизни были нерадостны. В 1974 году скончалась его матушка. У его супруги Нины несколько позже была обнаружена неизлечимая болезнь, длившаяся годами и сведшая ее в могилу в 1987 г. В довершение всех несчастий скоропостижно скончался и его сын Владимир. Это неизбывное горе Коля переживал как незаживающую рану до самой своей кончины.
Теперь не стало и Коли. Еще с кадетских лет мы знали его, ценили, уважали, любили, всегда прислушивались к его голосу. Но только теперь, лишившись его навсегда, мы осознали тяжесть утраты. Нет больше с нами нашего идеолога, нашего скромного вождя и примера для подражания. Недаром Владыка Митрополит Виталий, возглавивший отпевание раба Божия Николая в монастыре Новое Дивеево, в своем надгробном слове назвал покойного человеком государственного ума.

Совсем недавно, минувшей осенью, мы, друзья Коли, собрались, чтобы просмотреть и прослушать последнюю видео-запись встречи с Колей в его доме, в самой непринужденной обстановке. Вот некоторые мысли, которые он тогда высказал:
«Нам нужны контакты с соотечественниками в России. Мы обязаны сделать все возможное, чтобы передать им те ценности, что сумели сохранить и приумножить в течение более чем семидесяти лет эмиграции.
Наш враг не люди, а система, и мы должны приложить все усилия для ее уничтожения. Три четверти века Россию намеренно разрушали. Сейчас пришло время ее воссоздавать. Горбачев, несмотря на многие ошибки, им уже сделанные, и на те, что он, несомненно, еще сделает, войдет в историю нашей родины как положительный герой, положивший начало разрушению тоталитарной системы.
Мы не должны забывать, что в годы советской власти другим народам СССР жилось лучше, чем русскому народу. Сейчас он с правом поднимает голову и гордо называет себя русским, что все эти годы было ему, если не запрещено, то противопоказано.
Сейчас заявляют о своей воле к отъединению многие народы Советского Союза, и прежде всего прибалты. Но мы не должны забывать о том, что среди них живут многие сотни тысяч русских, украинцев и белоруссов, насильственно туда переселенных.
Новый вождь — Ельцин, поспешивший признать независимость Литвы, об этих соотечественниках даже не вспомнил. А ведь эти люди почти несомненно окажутся париями среди народов, добивавшихся отъединения. Мы, русские, должны поднять голос для их защиты».


Короткий разговор между случайно собравшимися друзьями. Но ведь в нем вся программа дальнейших действий, заветы Коли, его нам завещание.
Кончина Коли — тяжелый удар прежде всего для его сестры и друга на протяжении всей жизни, Евгении Васильевны Перковой, ее супруга и их сына.
Но это огромный удар и для всех нас, лишившихся своего идейного правофлангового.

Мы шлем выражения нашего глубокого сочувствия милой Евгении Васильевне и ее семейству. Мы низко склоняем головы перед могилой на кадетском участке кладбища в Новом Дивееве и с горечью повторяем слова поэта, сказанные по другому поводу и в другом контексте, но столь нужные нам в эти скорбные дни:
«Не говори с тоской — их нет, а с благодарностию — были».

Друзья-кадеты


ЭСТАФЕТА В РОССИЮ
(Памяти Н. В. Козякина)


Мы не в изгнании, Мы в послании.
Н. Берберова

Историческая роль русского зарубежья заключается в сохранении правды о России, в защите ее доброго имени, в разоблачении лжеучения марксизма-ленинизма, в сохранении наших традиций и духовных ценностей. В течение свыше 70 лет русское зарубежье было в "послании", представляя в свободном мире русский народ, лишенный свободы.

Тот, кто исполнял свой долг перед подъяремной Россией, участвовал в эстафете для передачи грядущим поколениям русских людей нашего исторического и духовного наследия.
Одним из таких людей был Николай Васильевич Козякин, которого я знал более сорока лет как политического и общественного деятеля, выдающегося инженера-строителя и хорошего знакомого.
Наше близкое и непрерывающееся сотрудничество на политической арене оформилось двадцать с лишним лет тому назад, тогда, когда зародилась мысль создать в США надпартийную организацию, представляющую интересы американских граждан русского происхождения перед американскими властями и законодателями.

Н. В. Козякин сразу вошел в инициативную группу по созданию русского представительства нового типа. Когда инициативная группа численно выросла, был созван учредительный съезд, на котором возник Конгресс русских американцев. Николай Васильевич вошел в состав Главного правления и переизбирался в его состав в течение семи сроков. По крылатому выражению того времени "Конгресс русских американцев нанес русскую этническую группу на карту Америки".
Установились контакты с Белым Домом, членами Палаты, Представителей.
Началась борьба с русофобией, неправильным отождествлением понятий "русский" и "советский" или даже "коммунист, "Россия" и "СССР". Американские власти стали отмечать день Октябрьской революции как день скорби и непримиримости, с поминовением всех жертв большевизма.

Н. В. Козякин активно участвовал во всей этой многогранной работе Главного правления и способствовал уравновешенному ходу дел. Николай Васильевич обладал качеством находить решения во многих спорных вопросах. Он умел владеть аудиторией. Им были безукоризненно проведены 6-й Всеамериканский съезд Конгресса русских американцев и съезд российских организаций в 1982 г.
Н. В. Козякина можно без оговорок охарактеризовать как человека государственного ума.

В то время, когда Николай Васильевич отдавал свои силы общероссийской деятельности в рамках Конгресса русских американцев, он также принимал деятельное участие в работе Объединения кадет российских кадетских корпусов за рубежом. Он взял на себя редактирование и издание журнала "Кадетская перекличка". Журнал стал попадать в Россию, в руки военных. Их очень заинтересовало духовное наследие и традиции зарубежных кадет.
Эстафета Николая Васильевича достигла цели и нашла в России почву для возрождения русской национальной военной традиции. Идя навстречу жажде русских людей в России узнать правду о новейшей русской истории и о борьбе русского народа с большевизмом, Н. В. Козякин организовал издание двух книг: "Белое движение на юге России" Василия Матасова и "Россия в XX веке" Ю. В. Изместьева.
Эти книги предназначались, в первую очередь, для распространения в России.

Так случилось, что за несколько часов до внезапной кончины Николая Васильевича автор этих строк заехал к нему, и мы пробеседовали около часа о событиях в России и о возможном содействии освобождению российского народа от наследия коммунистической идеологии. Он с воодушевлением рассказал мне о получении восторженных откликов русских людей на зарубежные книги и журналы.

Николай Васильевич донес свою эстафету до русского народа. В своей деятельности он был посланником русского народа. Нужно пожелать, чтобы его дело продолжалось. Оно так нужно сейчас возрождающейся России. Продолжение его дела будет лучшим памятником этому жертвенному русскому патриоту.

Е. Александров


L3HOME       Кадеты       А.Г. Лермонтов      
lll@srd.sinp.msu.ru
     last update: 28.10. 2005