Магнитные бури нашего Отечества

Адмирал КОЛЧАК

  

СОДЕРЖАНИЕ
Б.Павлов - Адмирал А.В. КОЛЧАК
Стенограммы Допрос Колчака
 
АДМИРАЛ А. В. КОЛЧАК — К 60-ЛЕТИЮ ЕГО СМЕРТИ
Борис Павлов

     20-го февраля (по н. ст.) 1920 года, т. е. 60 лет тому назад, был расстрелян адмирал Колчак, избранный Белыми Силами России стать ее Верховным Правителем. Ему было только 46 лет, когда чехи предательски выдали его красным в Иркутске.
Его отец был инженером-металлургом на Обуховском сталелитейном заводе под Петербургом. Род его происходил от турецкого паши Колчака (отуреченого боснийца по происхождению).
взятого русскими в плен в 1793 г. при штурме крепости Хотина.

Родился А. В. Колчак 4 ноября 1874 г. В 1894 году он с отличием (Премия адм. Рикарда) окончил Мор. Кад Корпус Спокойная жизнь мирного времени его не удовлетворяет Он увлекается идеей открытия Южного полюса (тогда еще не открытого) и исследованием Северных морей, где еще было так много неизвестного. За книгами и картами он проводит свободное от службы время, изучая океанографию полярных морей. В 1900 г. он получает приглашение Российской Академии Наук принять участие в Северно-Полярной экспедиции бар. Толя. Там он себя показал исключительно храбрым готовым для спасения других жертвовать собой и в то же время проявил себя талантливым научным работником После двухлетнего пребывания в районе Новосибирских островов, бар. Толь, передав командование Колчаку, приказал экспедиции возвращаться домой. Сам же вместе с тремя матросами остался там, надеясь открыть еще один неизвестный остров.
В течение нескольких месяцев от бар. Толя не поступало никаких сведений. Обеспокоенный его участью, Колчак до. бивается организации его поисков. Он плывет на китобойном вельботе (корабля типа ледокола не оказалось), взяв с собой только четырех охотников на тюленей и двух матросов - добровольцев. Они провели несколько месяцев в упорной борьбе со стихией. Колчак прекратил поиски только, когда он убедился, что бар. Толь со своими тремя спутниками погиб.
За эту экспедицию Российская Академия Наук наградила Колчака Большой Константиновской медалью, которой до него было награждено только два путешественника. Так будущий адмирал Колчак начал свою деятельность.

Во время японской войны, несмотря на тяжелый суставной ревматизм, полученный во время Полярной экспедиции, он в Порт-Артуре у адмирала Макарова командует миноносцем «Сердитый». За смелую и удачную вылазку и установку мин под Порт-Артуром (на этих минах взорвался японский крейсер «Такосадо») он награждается Георгиевским оружием.

После Японской войны, кончившейся позорной гибелью почти всего русского флота, Колчак, уже капитан 2-го ранга, работает над возрождением русского флота. В 1906 году он назначается начальником Организационно-Тактического отдела Морского Генерального Штаба и становится одним из его самых деятельных работников по проведению судостроительной программы. Нужно было спешить, т. к. чувствовалось, что новая война не за горами.
Последние годы перед Мировой войной Колчаку поручается подготовка флота и разработка планов на случай войны в Балтийском море. Колчаку флот обязан тем, что, когда грянула война, мобилизация его прошла блестяще — каждый корабль знал свое место, минные заграждения поставлены и русские гавани находились в недосягаемости для немецких кораблей.

Первые годы войны, как флаг-капитан по оперативной части, он руководил всеми операциями Балтийского флота. Под его личным руководством минируются входы в немецкие гавани этого моря. Как результат — только под Данцигом на его минах взорвались 4 немец. крейсера, 8 миноносцев и 11 транспортов. Осенью 1915 года за исключительно Удачную операцию флота под Ригой, которой он руководил лично, и которая остановила наступление немцев на суше, он был награжден орденом св. Георгия 4-ой степени.

В 1916 году Колчак производится в вице-адмиралы и назначается командующим Черноморским флотом. В то время там положение было не из блестящих. В море безнаказанно пиратствовали немецкие подводные лодки и быстроходные крейсера Гебен и Бреслау. Колчак быстро восстановил господство русских в Черном море, плотно заминировав выходы из Босфора и Варны (в то время стоянки немец. подводных лодок). Во всех этих операциях Колчак участвовал лично, чем сразу завоевал популярность и уважение подчиненных.
kolchak (6K) Ему было также поручено разработать план занятия Константинополя и Дарданелл (так называемая «Босфорская операция») и подготовить его осуществление весной 1917 года. Этот план был им разработан, но наступившая революция помешала его осуществлению.

После революции благодаря авторитету Колчака Черноморский флот держался дольше всех. Но агитаторы большевики и здесь сделали свое дело — начались митинги, разоружение и убийство офицеров. Когда матросский комитет, явившись к Колчаку потребовал у него Георгиевское оружие, он выбросил за борт свой кортик, с презрением, как вызов, швырнув им в лицо: «Не вы мне его давали! »
Сдав командование флотом своему помощнику, он едет в Петроград, чтобы доложить о происходящем во флоте. Там он убеждается, что у Временного Правительства нет ни сил, ни желания спасти флот и что при таких условиях командовать им он не может. Выйдя как бы в отставку, он получает приглашение правительства США принять участие в подготовке американского десанта в Дарданеллах. Уже знакомый с этим вопросом и рассматривая это как продолжение борьбы России с Германией, он принимает это предложение. Однако по приезде в США он узнает, что эта операция откладывается. Ему предлагают вступить в американский флот и командовать минной дивизией, но он от этого отказывается и возвращается в Россию.
По дороге Колчак получает распоряжение ехать в Пекин. Там ему российским послом, кн. Кудашевым, было предложено приступить к созданию на Дальнем Востоке Добровольческой армии, на подобие той, которая была уже создана ген. Алексеевым и ген. Корниловым на Юге России.
Прибыв в Манджурию, адм. Колчак находит там несколько небольших антибольшевистских отрядов, объединить которые ему к сожалению не удалось. Помешало честолюбие возглавляющих их атаманов и сопротивление находившихся там японцев, поддерживавших материально эти отряды в надежде использовать их для оккупации нужных Японии русских областей.
Идея объединения отрядов встретила особенное противодействие со стороны атамана Семенова, что испортило отношения между ним и адм. Колчаком. Впоследствии отказ атамана Семенова объединить силы борьбы печально отразился на успехе Белой борьбы в Сибири.
Потерпев неудачу в Манджурии, Колчак решает пробираться на юг России, к ген. Алексееву, которого он очень высоко ценил. По пути туда, он останавливается в Омске и там узнает о гибели ген. Корнилова и смерти ген. Алексеева. В Омске ему предлагают пост Военного министра в Сибирском правительстве. После долгих уговоров он соглашается. Политическая обстановка в те дни в Омске не сулила ничего хорошего. Единства, которое было так необходимо для успеха борьбы с большевиками не было, а только борьба за власть между эсеровской Директорией и более умеренными кругами, имевшими опору в офицерстве и в казачьей среде.

В ночь с 17-го на 18-ое ноября 1918 года произошел переворот и Директория была свергнута. Колчак стоял в стороне от этой борьбы и переворот произошел без его ведома. Совет Министров Сибирского правительства предложил Колчаку, имя которого тогда знала вся Россия, возглавить новую власть, приняв звание Верховного Правителя.
Колчак, который по всем отзывам о нем, не был честолюбив и не стремился к власти, после тяжелых колебаний решил, что наступил момент, когда от служения родине и ответственности отказываться нельзя.
Как известно и ген. Деникин на Юге России, и ген. Юденич на Западе, и ген. Миллер на Севере признали Верховную власть адм. Колчака. Только атаманы Семенов и Калмыков, ставленники японцев, отказались подчиниться Колчаку и этим сыграли на руку большевикам.

В своем первом приказе адм. Колчак писал, что он не пойдет «ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности» и что после свержения большевиков «народ сам, в лице своих полномочных представителей, установит формы годарственного правления, соответствующие национальным интересам России».

Трагедия Колчака, а что еще более важно, трагедия России была в том, что он не оказался тем человеком, который был нужен в этот момент. Он был отважным и талантливым флотоводцем, жертвенным патриотом, безукоризненно честным и нравственно чистым человеком, брезгливо сторонящимся всяких интриг, может быть иногда чересчур горячим, а пост Правителя в это время требовал быть искусным и гибким политиком, холодным, расчетливым и, если нужно, даже жестоким. Нужно было руководить не только армией, но и управлять огромной областью. Нужно было разрешать наболевшие вопросы, чтобы привлечь широкие массы населения на сторону белых. Мудрых же помощников, готовых пойти на широкие реформы, не нашлось; деревня не поддержала Колчака, т. к. не был разрешен главный для нее — земельный — вопрос.
Даже офицерство, оплот Старой России и армии, как это ни горько признать, далеко не все приняло участие в активной борьбе с большевиками, предпочитая занять выжидательную позицию. Некоторые из них даже пошли на службу к большевикам и помогли им создать Красную армию, разбившую белых.

В тылу Белой армии, сражавшейся в предгорьях Урала, на огромных просторах Сибири, тоже было не очень благополучно. Там хозяйничали бывшие военнопленные чехи, захватившие в свои руки железную дорогу и, пользуясь слабостью белых, забили ее своими эшелонами, увозившими «благоприобретенное» русское добро. Своевольничали и атаманы, так до конца и не признавшие власть Колчака. А эсеры, заключившие союз с большевиками, подготовляли и поднимали в тылу у белых восстания.

У Колчака не было достаточно сил со всем этим справиться. К тому же начались неудачи на фронте, что и привело к окончательной катастрофе. При отступлении, под Иркутском, на станции Иннокентьевской, чехи, якобы еще союзники белых, чтобы обеспечить себе беспрепятственный проезд на Приморье, выдали адмирала Колчака эсерам, поднявшим в тылу у белых восстание и захватившим в свои руки Иркутск.

Для суда над Колчаком была создана «Чрезвычайная Следственная Комиссия», состоящая из эсеров, меньшевиков и большевиков.
Существует стенографическая запись (Архив Русской Революции, т. 10- ый) допросов этого суда. На суде Колчак подробно, в течение нескольких дней, рассказывает свою жизнь. Перед нами встает фигура человека, честно служившего своей родине, образ одного из мучеников нашего страшного лихолетья. Он никого не обвиняет и всю ответственность за все ошибки содеянные во время его правления, kolchak2 (12K) даже совершенные без его ведома, он берет на себя.

Интересно мнение об этой «профанации суда» историка Мельгунова, политического противника адм. Колчака. Он пишет:
«Колчака судил «революционный суд». Подсудимый во всех отношениях оказался выше своих судей, и с чувством какой-то глубокой обиды и поруганной личной чести мы перелистываем страницы допроса адмирала Колчака. Зачем его не судили только большевики? Зачем на эту позорную страницу занесены помимо комунистов и имена представителей партии соц.-революционеров и соц.-демократов? Зачем в этой комедии суда, в этом недостойном зрелище, в роли статистов, впрочем не пассивных, выдвинуты демократы? Этого пятна не смоет никакая «объективная история».
И дальше:
«Такие вещи действительно не изглаживаются из исторической памяти».
(Мельгунов: «Трагедия Колчака»).

Суд большевикам не удалось закончить. К Иркутску подходила отступавшая Белая армия. Была возможность, что город будет занят белыми, а потому 20 февраля (по н. ст.), в 4 часа утра, на берегу речки Ушаковки, притока р. Ангары, А. В. Колчак был спешно расстрелян.
Его тело там же было спущено под лед.

Как пишет участник расстрела И. Бурсак:
«Колчак вел себя спокойно. На мое предложение завязать глаза Колчак отвечает отказом». («Разгром Колчака», Москва, 1969 г., стр. 280).
Постановление Иркутского военно-революционного комитета о расстреле Верховного Правителя адмирала Колчака и председателя Совета Министров Пепеляева было подписано Ширямовым, председателем комитета и его членами А. Своскаревым, М. Левенсоном и Отрадным.

Борис Павлов.


     L3HOME       Кадеты       А.Г. Лермонтов      


lll@srd.sinp.msu.ru
     last update: 23.05. 2005