Магнитные бури нашего Отечества

kp12 (17K)

Алексей Борисович Иордан (1923 - 2002)



Дорогие кадеты и друзья,

Алексей Борисович Иордан скончался дома 21-го августа 2002г. и погребен на кладбище Ново-Дивеево под Нью Йорком 23-го августа в присутствии всей своей многочисленной семьи и друзей.
Мы потеряли любимого мужа, отца (четверо детей), дедушку (11 внуков), верного и примерного друга и кадета, любившего Россию, и работавшего до последнего своего часа на её возрождение.
Вечная ему память.

Юрий Шидловский.

 
О А.Б. Иордане вспоминают друзья и близкие
Мария Александровна Иордан - АЛЕКСЕЙ БОРИСОВИЧ ИОРДАН
Эржан Сагимбекович Юсупов - Я потерял друга...
Генерал-майор А. А. Друкарев - Памяти моего друга...
см. также на этой странице
Воспоминания А.Б. Иордана - О последнем выпуске К.К. в 1941г.
доклад А.Б. Иордана - О русской молодежи в изгнании


АЛЕКСЕЙ БОРИСОВИЧ ИОРДАН
(28-го февраля 1923 - 21-го августа 2002)

Алексей Борисович Иордан родился в Паличе, Югославия, 28 февраля 1923-го года. Отец Алексея Борисовича, Борис Михайлович Иордан, окончил Пажеский Его Императорского Величества Кадетский корпус и два курса Николаевской военной академии, служил офицером Уланского Его Величества полка, участвовал в Первой Мировой войне. После революции примкнул к Белому движению и эвакуировался в Югославию. Борис Михайлович скончался в США (1956) и похоронен на православном кладбище в Магопаке, штат Нью- Йорк.
Мать Алексея Борисовича, Кира Анатольевна Гудим-Левкович, родилась в Киеве и была фрейлиной Императрицы Александры Федоровны. Во время Первой Мировой войны она работала сестрой милосердия на фронте и получила 4 Георгиевские медали за храбрость. Скончалась в 1929 году в Югославии.
У Алексея Борисовича была сестра, Надежда Борисовна, замужем за доктором Георгием Ю. Боткиным, внуком лейб-медика, доктора Евгения Сергеевича Боткина, погибшего в Екатеринбурге с Царской Семьей.

Алексей Борисович окончил Первый Русский Великого Князя Константина Константиновича Кадетский корпус в Белой Церкви, в Югославии. Был вице-фельдфебелем ХХ1-го выпуска (1940-1941 годы). Его имя было занесено на мраморную доску за отличные успехи.
Учился в Белградском университете. С начала Второй Мировой войны его отец и Алексей Борисович служили в «Русском Охранном Корпусе» под командованием генерала Михаила Феодоровича Скородумова в Югославии.

Когда Алексей Борисович перебрался в Париж, однажды, идя по мосту, он увидел тонувшую женщину и бросился ее спасать. За это Алексей Борисович получил медаль и стипендию в лучшую экономическую школу (Ecole de Hautes Estudes Commerciales, HEC). По окончании школы, Алексей Борисович прибыл в США и учился в N.Y.University, где получил степень магистра экономических наук.
В 1958 году женился на Марии Александровне Шишковой. С 1956 года до выхода на пенсию он работал в банке.

У Алексея Борисовича и Марии Александровны родилось четверо детей: Николай (1959 год), Михаил (1962 год), Борис (1966 год) и Екатерина (1967 год). Сегодня у них 11 внуков.

Алексей Борисович был 15 лет казрачеем Нью-Йоркского Кадетского объединения. После смерти Н.В. Козякина в 1992 году Алексей Борисович возглавил "Кадетскую перекличку" и стал ее редактором.
С первого кадетского съезда в 1957 году Алексей Борисович присутствовал на всех 17-ти съездах и на многих помогал по мере надобности.
В 1996 году на обще-кадетском съезде в Сан-Франциско было проголосовано устроить следующий съезд, в 1998 году в России. Устройство этого съезда пало на Нью-Йоркское объединение. Должность главного организатора и председателя этого съезда пали на Алексея Борисовича. На подготовку этого исторического съезда он потратил, с помощью друзей-кадет, целый год почти беспрерывной работы. Ездил три раза в Россию на переговоры. В России он работал совместно с нахимовцами, суворовцами, новыми корпусами и многими людьми, которые много постарались помочь зарубежным кадетам исполнить заветную мечту их родителей и дедов: поднять бокал за Россию на Русской земле. Съезд прошел очень удачно и с большим подъемом.

Алексей Борисович был активным членом приходского совета Свято-Серафимовского прихода в Си-Клифе, Нью-Йорк, и Свято- Сергиевского и Свято-Покровского приходов в Глен Кове, Нью-Йорк. Был пять лет казначеем Восточно-Американской епархии. Был ревизором во многих русских зарубежных организациях. Преподавал 22 года в церковно-приходских школах.

iordan1 (13K) Владимирские конкурсы проводились, после революции, первоначально в русских учебных заведениях в Югославии. После переезда в США Алексей Борисович много лет проводил Владимирские конкурсы в церковно-приходских школах. Когда ученики этих школ перестали писать сочинения на русском языке, Алексей Борисович начал эту работу среди Суворовских, Нахимовских, Кадетских корпусов и в скаутских организациях в России. Алексей Борисович получал из России отобранные сочинения. Лучшие печатались в «Кадетской перекличке», и молодые авторы получали призы в России.

Алексей Борисович принял деятельное участие в организации празднования 50-летия Русской Православной Церкви Заграницей в 1970 году. Был казначеем Организационного комитета. По этому случаю была напечатана обширная Памятка в 123 страницы.
Алексей Борисович также участвовал в прославлении Святых Новомучеников и Исповедников Российских (1981 год) и Святого Иоанна Кронштадтского (1964 год).
В 1988 году Алексей Борисович возглавил празднование 1000- летия Крещения Руси в Нью-Йорке. В этой грандиозной исторической, музыкальной, театральной постановке участвовало множество членов различных организаций, русских артистов и хоров из различных городов зарубежья, членов различных церковных юрисдикции и греков. Постановка была записана на видеопленку.

Как только открылась возможность свободного въезда в Россию, Алексей Борисович перебросил все свои силы и энергию на возрождение Кадетских корпусов в России. Он твердо верил в светлое, великое будущее России.
Алексей Борисович был человек православный и верил в заветы Суворова, что «Без Бога не до порога», что без Божьей помощи ничего хорошего не сделаешь.
У Алеши было две страсти. Он безгранично любил свою семью и Россию. И им он посвятил свою жизнь. Но, несмотря на всю глубину своих убеждений, он очень любил жизнь, был веселый, жизнерадостный и общительный человек.

Скончался всеми любимый Алеша безболезненно, дома, 21-го августа 2002 года.
Вся семья и многочисленные друзья провожали его на отпевании и погребении на кладбище «Ново-Дивеево», при Успенском женском монастыре под Нью-Йорком, 23-го августа 2002 года.
Служил епископ Гавриил (Чемодаков). Сослужили несколько священников, дьяконов и прислужников. Среди клира было два священника, два дьякона и регент, его бывшие ученики по приходской школе.
Среди множества цветов гроб был покрыт русским флагом. У гроба стоял караул кадет и сыновей со знаменем Сумского Кадетского корпуса.
Вечная ему память.

Мария Александровна Иордан
Нью-Йорк, 11-го сентября 2002 года.


Эржан Сагимбекович Юсупов

"Кому повем печаль мою..."

Дорогие братья-кадеты,
Я потерял друга, наставника, Старшего брата.
И к Вам обращаюсь я в дни скорби. Ушел из жизни Алексей Борисович Иордан. Как солдат, пал он на боевом посту, возглавляя последнее десятилетие журнал "Кадетская перекличка.

Это знамя кадетского единства принял он из рук Николая Васильевича Козякина. Задуманный вначале как историческо-литературный журнал по настоянию Николая Васильевича превратился он в орган политической национально-патриотической мысли.
Алексей Борисович, подхватив знамя, продолжил идейную направленность журнала, представляя на его страницах русскую национальную мысль, защищая русскую правду.

Отцы Ваши отстаивали идеи Белого движения. Ваше поколение, получив в кадетских корпусах русское национальное образование, освященное духом Православия, сохраняли и преумножали это духовное наследие в течение более семи десятков лет. Без Вас, без Вашего духовного единства и сплоченности в рядах воинской организации русская эмиграция выглядела бы иначе. И некому было бы донести свечу до России. Духовные ценности и историческая преемственность - то, что называем мы душой нации, - журнал донес как эстафету до родных пределов.
"Кадетская перекличка" мыслилась первоначально как перекличка воинов в строю на вечерней поверке. Сегодня она стала перекличкой двух станов нашей общей родины.
И нынешняя задача журнала, как понимал ее Редактор, - быть со своим народом, быть им принятым и понятым. Чтобы многонациональной кадетской семьей быть полезными России, по-прежнему служить ей, ее возрождению и процветанию.

В далеком теперь 1967 году на 1 съезде зарубежных кадет в Монреале Сводной ротой командовал вице-фельдфебель ХХ1 выпуска Алексей Иордан. Съезд этот важен тем, что впервые собрал воедино "рассеянных, но не расторгнутых".
В 1998 году (сколько лет об этом мечталось!) впервые съезд ОК РКК - шестнадцатый по порядку - состоялся на земле "отчич и дедич". Организатором и Председателем президиума его был Алексей Борисович Иордан.
Значение этого съезда непреходяще: он принес и утвердил на родной земле - после долгих лет ожиданий и надежд - заветные идеи Ваших отцов.
Немеркнущий пламень души Вы донесли до пределов отчизны и зажгли мириады новых светильников. Мечта В.Н.Мантулина о воссоздании русского кадетского корпуса в Америке сменилась общей надеждой на восстановление кадетских корпусов в России. В итоге - сегодня десятки возникших кадетских корпусов, кадетских школ, кадетских классов, тысячи юношей в кадетских погонах.
Это будут новые люди - государственники, носители национальной идеи. Это будущие строители новой России.Они залог тому, что к прошлому нет возврата, что процесс возрождения России необратим.
Громадный труд и заслуга в том всех наших Старших братьев- кадет и Алексея Борисовича в том числе.
Не было года, чтобы обремененный летами и недугами, он не приезжал в Россию. Посещая кадетские корпуса от Новосибирска через всю страну до Воронежа, Ростова и Новочеркасска, постоянно стремился Алексей Борисович к общению с молодежью, так как считал, что личные встречи - лучший способ ее воспитания. Именно эти встречи давали ему возможность восстановить прерванную историческую связь времен.
Увлекающийся человек, Алексей Борисович отдавался делу всей душою. Видя открытость и доброжелательность Старшего товарища, юноши толпой обступали гостя, жадно внимали его словам. Господин Старший кадет выступал перед ними как апостол ВЕРЫ, ДОЛГА, ЧЕСТИ.

Немалый педагогический и организаторский талант проявил Алексей Борисович в патриотическом воспитании молодежи, много лет проводя Владимирский историко-литературный конкурс среди учащихся школ и кадетских корпусов России.

Алексей Борисович самоотверженно и бескорыстно служил Родине, "БО БЕ АЛЕКСИЙ МИЛОСТИВ И ЩЕДР И ДАРОВИТ". Многолетнее служение русскому делу имело разнообразные формы:

  • это деятельное участие в благотворительной акции помощи суворовцам (1993 г),
  • это серьезный вклад в реставрацию музея А.В.Суворова и Благовещенской церкви Александро-Невской Лавры, где покоится прах Генералиссимуса российских войск,
  • это ремонтные работы в Нахимовском училище,
  • и возвращение к новой жизни Мальтийской капеллы и церкви Св.Иоанна Предтечи в б.ЕИВ Пажеском корпусе.
  • Наконец, учреждение Фонда содействия возрождающимся кадетским корпусам, который возник также не без участия Алексея Борисовича.

Проникнутый глубоким беспокойством о судьбе Константиновского дворца в Стрельне и мыслью об увековечении памяти "Отца всех кадет", Алексей Борисович настоятельно говорил об этом в кабинетах больших начальников.
Стремление познакомиться с духовной жизнью Петербурга, с его интеллигенцией имело результатом создание общества ревнителей памяти Вел.кн.Константина Константиновича - "Константиновские досуги". Возникшее при внимательном и заинтересованном соучастии Алексея Борисовича, общество почитало его своим Почетным членом-основателем. Неоднократно присутствуя на наших заседаниях, особенно поощрял он привлечение суворовцев и кадет к нашей культурно-просветительной работе. Человек щедрой души, широкой русской натуры - он оставил глубокий, благодарный след в памяти всех членов Общества.

Забота о сохранении культурного наследия России побудила Алексея Борисовича передать в дар на государственное хранение из семейного архива 150 писем последнего лейб-медика доктора Е.С.Боткина и большой комплект документов трех гвардейских полков, а Русскому музею был подарен "Портрет Драгомировой" кисти И.Е.Репина.

В 20-х числах мая сего 2002 года проходил в северной столице фестиваль "Петербургские кадеты", в котором участвовало семь кадетских корпусов и столько же кадетских классов.
По программе центральным событием праздника явился гала-концерт, устроенный в громадном зале, что на Греческом проспекте. Когда объявили, что среди присутствующих находится представитель зарубежных кадет, Вице-председатель Нью- Йоркского Объединения Алексей Борисович Иордан, - весь зал встал и аплодисментами приветствовал высокого гостя. Освещенный ярким светом юпитеров, стоял он в центре огромного зала почти заваленный цветами. Зал гремел овациями. Аплодировали суворовцы, нахимовцы, кадеты - военная молодежь, которая хорошо знакома с 12 заповедями Вел. кн. Константина Константиновича, которая уже не раз встречалась с Г.г. Старшими кадетами, которая - посещая заседания "Константиновских досугов" - не понаслышке знала о существовании Крымского, Донского, 1-го Русского кадетских корпусов, короля Александра 1, ЕВ Веры Константиновны, князя Олега, Королевы эллинов.

Это чествование было зримым торжеством кадетской идеи. В лице Алексея Борисовича юноши в погонах воздавали почести всем Вам, дорогие мои братья-кадеты. Событие это и есть оправдание Вашей жизни, дела жизни Вашего поколения, что до заката бережно несли Божий огонь.
Наследник известных фамилий Половцевых, Гудим- Левковичей, Драгомировых, Олферьевых - Алексей Борисович олицетворял собою ту Россию, которую мы потеряли. Вместе с тем он был воплощением живой с нею связи. С достоинством прошел Алексей Борисович свой жизненный путь как кадет, как сын камер-пажа, как верный сын России.
Служение добру и истине, исповедание высоких и благородных идеалов сопровождало его всю жизнь."С РАДОСТЬЮ СОВЕРШАЛ ОН ПОПРИЩЕ СВОЕ И СЛУЖЕНИЕ". Всей жизнью воплощал он свое кредо: "Служу России! Отвечаю Богу!"
iordan2 (22K) Великий труженик, патриот своего Отечества - Алексей Борисович - крупная личность не только в кадетской среде и кадетской работе, но и в общественной жизни нынешней России.

Мы скорбим по благоверном болярине-воине Алексии вместе с однокашниками его - А. Истоминым, Ю.Ольховским, П.Наумовым, В.Мартыненко, вместе со всей кадетской семьей.
Низкий поклон Его тени, Его светлой душе. Честь Ему и хвала!
Покой Ему вечный и вечная Память!

С дружиной Его верною - милой Марией Александровной, детьми и внуками соболезнуем и печалуемся вместе, безутешные в горе.
     Жизнь гаснет, Дух неугасим!
     Он не хоронится в могилах -
     От павших он идет к живым.

Навсегда Ваш,
Эржан Юсупов
получено по электронной почте 6 сентября 2002г.

eltai@mail.ru




Генерал-майор А. А. ДРУКАРЕВ

ПАМЯТИ МОЕГО ДРУГА

Так уж распорядилась судьба, что на протяжении всей 10- летней деятельности Алексея Борисовича Иордана в области возрождения кадетских корпусов в России, оказания им всех видов помощи, в том числе и материальной, во всех поездках по корпусам рядом с ним всегда был автор этих строк. Нас связывала общая цель деятельности и настоящая мужская дружба.
Я считаю своим моральным долгом перед памятью Алексея Борисовича Иордана рассказать нынешнему и будущим поколениям воспитанников Российских кадетских корпусов о его предках, о семье, в которой он родился, и о созданной им семье, в которой он воспитывал своих детей. Это поможет читателю понять ту среду, в которой рос маленький Алеша.
Я постараюсь показать основные вехи жизни этого замеча тельного человека, воспитанного в русском кадетском корпусе и отдавшего много сил и средств делу воспитания мальчиков и юношей многонациональной России в учебных заведениях старого, традиционного для нашей страны типа. Учебных заведений, которые своей более чем двухсотлетней историей доказали высочайшую эффективность русской военной педагогики и принесли огромную пользу Отечеству.

Родители
Отец Алексея, Борис Михайлович Иордан, родился в г. Двинске Витебской губернии. Как выходец из древней русской семьи, сын генерал-лейтенанта артиллерии Русской Армии и действительного статского советника, служившего в Сенате, Борис Михаилович был зачислен в Пажеский Его Императорского Величества кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Окончив корпус, служил в Гвардии, затем учился в Николаевской академии Генерального Штаба. В чине капитана генштаба в рядах гвардейской кавалерийской дивизии он участвовал в Первой мировой войне.
Мама моего старшего друга, Кира Анатольевна, происходила из старинного российского дворянского рода. В 1911 году она была пожалована во фрейлины Императрицы Александры Федоровны. Движимая любовью к Родине, с началом Первой мировой войны она добровольно едет на фронт, где за спасение раненых с поля боя становится единственной в Русской Армии сестрой милосердия, удостоенной ЧЕТЫРЕХ георгиевских медалей за храбрость.

На фронте судьба свела Киру Анатольевну и Бориса Михайловича - будущих родителей Алексея Иордана. Позднее они поженились и вместе воевали в рядах Добровольческой армии. После Гражданской войны молодая офицерская семья вынуждена была покинуть Родину и seu`r| в Сербию, где и поселилась в городе Субботица.
Борис Михайлович стал председателем русской колонии в этом городе и старостой организации «Русский сокол». В 1921 году у них родилась дочь Надежда (в будущем - жена доктора Георгия Юрьевича Боткина, внука лейб-медика Евгения Сергеевича Боткина, зверски убитого в Екатеринбурге вместе с Царской Семьей).
Алексей Борисович Иордан родился в Югославии, в городке Палич, 28 февраля 1923 года. Шестилетний Алеша в 1929 году осиротел - умерла его мама, Кира Анатольевна.
Когда Алеше пришло время идти в школу, Борис Алексеевич, профессиональный военный, офицер Гвардии, без колебаний отдал сына в 1-й Русский Великого Князя Константина Константиновича кадетский корпус (1-й РВККККК), расположенный в небольшом сербском городе Белая Церковь.

Алексей Иордан-кадет
Работая над этой статьей, я руководствовался только документами, рассказами членов семьи Алексея и личными наблюдениями. История оставила мало материалов о пребывании кадета Иордана в корпусе, и посему этот раздел будет очень кратким.
Сам Алексей Борисович не раз говорил, что всем, чего достиг в жизни, он обязан своей семье и кадетскому корпусу. О семье мы уже говорили. Значит, теперь - о корпусе.
1-й Русский кадетский корпус в Сербии как наше национальное военно-учебное заведение закрытого типа заслуживает много хвалебных слов. И прежде всего - за величайшую эффективность в воспитании мальчиков. Вопреки огромным трудностям, вызванным событиями Гражданской войны и пребыванием корпуса на чужбине в тяжелом материальном положении, 1-й РВККККК вырастил около 1000 добродетельных россиян, многие из которых в будущем заняли видное место в области экономики, науки и искусства зарубежных, к сожалению, стран. В Корпусе всегда господствовали духовные ценности, и на этой основе, а также в результате блестяще организованной работы корпусного персонала кадеты получали высокое нравственное, интеллектуальное и физическое развитие, у них формировались характеры настоящих представителей российского христолюбивого воинства.
Особо важное место, можно сказать, первостепенное, в процессе воспитания кадет принадлежало церкви, и даже весь уклад жизни корпуса покоился на православном календаре. Религиозное воспитание, достигая глубины кадетских сердец, прививало не только любовь к Богу, но и любовь к великой России. (Здесь будет кстати заметить, что из числа воспитанников зарубежных Российских корпусов - Донского, Крымского и 1-го Русского - вышли пять архиереев и много священнослужителей Русской Православной Церкви Заграницей.)

Основные положения системы воспитания были изложены в «ЗАПОВЕДЯХ ТОВАРИЩЕСТВА» и в «ЗАВЕТАХ» директора Корпуса генерала Б. В. Адамовича. Хорошо подготовленные кадры офицеров- воспитателей (в большинстве - бывших царских кадет) и учителей, применение передовых методов воспитания и обучения, четко организованное взаимодействие между системами того и другого, самоотверженность тех, кто в тяжелейшей обстановке сохранили и сами корпуса, и весь уклад их жизнедеятельности - все это создавало ту благоприятную для формирования нравственной личности обстановку, в которой рос и мужал со своими товарищами кадет Алексей Иордан.
Приводимый ниже единственный документ, который удалось разыскать в Центральном военно-историческом архиве его сотруднику В. М. Шабанову, красноречиво свидетельствует о нравственных и деловых качествах кадета Иордана А.Б.

Выписка из журнала
365-го заседания Педагогического Комитета
ПЕРВОГО РУССКОГО Великого Князя КОНСТАНТИНА КОНСТАНТИНОВИЧА
Кадетского корпуса
7 октября 1940 года.

Председательствует Директор Корпуса Генерал-майор ПОПОВ.
Отсутствует преподаватель Боголюбов.

I. Директор Корпуса оглашает предписание Г. Заведующего Учебными Заведениями от 30 сентября 1936 г. за № 56116 и «Положение о премии Имени БЛАЖЕННОПОЧИВШЕГО КОРОЛЯ-ВИТЯЗЯ АЛЕКСАНДРА I ОБЪЕДИНИТЕЛЯ».
Комитет приступает к избранию кандидата на означенную премию и останавливается на обсуждении кандидатуры старшего кадета VIII класса вице-унтер-офицера Иордана Алексея.
Оглашается характеристика вице-унтер-офицера Иордана:
«Родился 28 февраля н.с. 1923 года в г. Полине, около Субботицы.
Вероисповедания православного. Отец - полковник Генерального Штаба Борис Михайлович Иордан, служит в штабе Поеисской дивизийской области в Новом Саду. Мать умерла.
Духовное развитие выше возраста. Способности и память очень хорошие. Трудолюбивый, старательный, вдумчивый, начитанный, обладает недурным литературным слогом. В прошлом учебном году удостоен премии за конкурсное сочинение по случаю двадцатилетия существования Корпуса на тему «Наш Корпус».
К прочитанному относится вдумчиво, часто высказывает е мнение, нередко очень оригинальное. К проходимому курсу отношение сознательное, выделяет то, что, по его мнению, южет быть более необходимым в дальнейшем. Вообще ум живой, нешаблонный.

Во все время прохождения курса Корпуса учился с оценкой "врло добро", имея в среднем более 4 баллов. Мое бы учиться и лучше, но на него как на кадета надежного во всех отношениях возлагались различные обязанности – помощника воспитателя в младших классах, старшего в классе и, наконец, исполнение обязанностей фельдфебеля роты Его Высочества.
Добросовестное, сознательное исполнение возлагаемых на него обязанностей, естественно, отнимало и отнимает много времени, вследствие чего он не имел возможности полностью развернуть свои способности в учебном деле, хотя всегда относился к нему внимательно.

В моральном отношении юноша также выдающийся. Прямой, правдивый, честный, откровенный, открытый. Даже в мелочах никогда не скажет неправды; неправда у других приводит его в искреннее негодование.
Обладает большой, твердой волей, подчиняет себе товарищескую массу, влияет на нее очень хорошо. Открыто высказывает свои взгляды и убеждения, так же открыто порицает дурное, называя скверные поступки своими именами. Несмотря на это, товарищами очень любим.
Возложенные на него обязанности фельдфебеля роты несет с достоинством, выдержкой и большим тактом.
Получив дома прекрасное воспитание, держит себя безупречно по отношению к старшим и в отношениях с товарищами, проявляя в этом случае необходимый такт.
Как фельдфебель один из лучших фельдфебелей за все время существования Корпуса.
Скромен, несколько застенчив, стыдлив.
К отцу, бабушке и сестре, с которыми проводит жизнь вне Корпуса, очень привязан, проявляет к ним нежную любовь и внимание.
К Корпусу очень привязан, дорожит его репутацией; каждый проступок товарищей, могущий повредить репутации родного Корпуса, вызывает в нем глубокое возмущение. Любовь к Корпусу не показная, а глубоко живущая в его душе и сознании.
Именем русского дорожит, гордится своим православием, считая свою религию национальной, русской.
Будучи серьезным, вдумчивым кадетом, очень любит спорт и подвижные игры, умело сочетает дело и развлечения.
Физически здоровый, крепкий, цветущий; очень большого роста, самый высокий в Корпусе.
Во всех отношениях юноша прекрасный, а в отношении моральных качеств исключительно прекрасный».

Комитет единогласно постановил: представить вице-унтер- офицера Иордана Алексея кандидатом на премию Имени БЛАЖЕННО ПОЧИВШЕГО КОРОЛЯ-ВИТЯЗЯ АЛЕКСАНДРА I ОБЪЕДИНИТЕЛЯ.
Подлинный подписали: Директор Корпуса Генерал-Майор ПОПОВ.
За секретаря Комитета Вл. Кожин и все Члены Комитета.


Воспитатели в кадетском корпусе:
Из 38 кадет XXI выпуска, закончивших VIII класс 1-го Русского Великого Князя Константина Константиновича кадетского корпуса 28 июня 1941 года, именно Алексей Борисович Иордан был единственным, кто был удостоен чина вице-фельдфебеля. Это свидетельствует о том, что уже в то время он был ЛИДЕРОМ, признанным и командованием, и одноклассниками.

Во Франции
После скитаний по послевоенной Европе Алексей оказался в Швейцарии, куда его пригласила Надежда Федоровна Муравьева- Апостол. Оттуда он переезжает во Францию: во-первых, потому, что в Корпусе учил французский язык, а во-вторых - там жила его крестная мать, супруга генерала Драгомирова.
Однажды, идя с работы, Алексей на мосту через р. Сену увидел толпу, наблюдавшую за тонущей женщиной. Алексей, не раздумывая, прыгнул в воду и, несмотря на сопротивление тонувшей (оказалось, из-за несчастной любви), спас ей жизнь. Парижане, узнав, что женщина не знакома с молодым русским, были покорены его благородством, и история попала в газеты. Алексея наградили медалью Карнеги и дали стипендию Высшего экономического училища, что было, можно сказать, «манной небесной» для бедного эмигранта. Училище он успешно окончил за 3 года.

В 1956 году произошло событие, которое определило весь ход его дальнейшей жизни - он познакомился с Машей Шишковой, lвоюродной сестрой кадета Русского Версальского кадетского Корпуса Андрея Шмемана, которая свое детство тоже провела в Югославии.

В Соединенных Штатах
После 6 лет пребывания во Франции, уже с трехлетним опытом работы банковского служащего, Алексей переезжает м США, где ранее обосновался его отец. Начинается важнейший период его жизни - период возмужания и зрелости. В США не признавались дипломы европейских вузов, и он, работая в банке, поступает учиться в Нью-Йоркский университет, где получает степень магистра экономических наук.
В США Алексей Иордан принимает активное участие в жизни русской общины: в свободное от работы время в течение 22 лет преподает (по субботам) в церковно-приходских школах русский язык, историю, географию, Закон Божий и литературу; является активным членом приходского совета Свято-Серафимовского прихода в Си Клифе и Свято-Сергиевского и Свято-Покровского приходов в Глен Кове. 5 лет он был казначеем Восточно-Американской епархии Русской Православной Церкви Заграницей и - тоже как казначей организационного комитета - принимал деятельное участие в подготовке празднования ее 50-летия. В 1988 году возглавлял в Нью-Йорке подготовку к празднованию 1000-летия Крещения Руси. Кроме того, до конца дней своих Алексей Борисович пел в церковном хоре. Он был православный человек и глубоко преданный заветам А.В. Суворова русский кадет. Потому-то так часто и повторял: «Без Бога - ни до порога» или «Без Божией помощи ничего путного не сделать».

И, безусловно, самое активное участие Алексей принимает в жизни Объединения кадет Российских кадетских корпусов: в течение 15 лет он - бессменный казначей Нью-Йоркского объединения, его вице-председатель, с 1992 года - главный редактор и издатель журнала «Кадетская перекличка».

Мария Александровна
В 1958 году в США Алексей Иордан сочетался браком с Марией Александровной Шишковой. Она принадлежит старинному дворянскому роду, ее предками были Андрей Тимофеевич Болотов (известный российский писатель, ученый-энциклопедист, естествоиспытатель), Николай Петрович Шишков (участник Отечественной войны 1812 года), Александр Семенович Шишков (адмирал, статс-секретарь Императора Александра I).
Вот что говорил сам Алексей Борисович о своей жене: «Она воспитана в русском духе, верит в Бога и исключительно добрый челоовек... Она воспитала четырех детей, все они говорят по- русски, все верующие и все занимают ответственные должности». И почему-то не сказал, что на руках у Марии Александровны в доме кроме четверых детей, были еще три старых и беспомощных человека парализованный отец Алексея, ослепшая мачеха и Александр Тихонович Шишков, отец Марии Александровны, за 20 лет до своей кончины разбитый параличом. Мария Александровна Иордан была и остается великой оптимисткой. «Физически было очень тяжело, - вспоминает она. - Но у нас такая семья: все обычно любят пошутить, и никто ни на что не жалуется. Я думаю, и для детей это было важно: они видели, что жизнь оборачивается разными своими сторонами, что есть и болезни, и страдания. Но если ко всему относиться правильно, это все можно пережить. Трудности забываются, в памяти остается только хорошее. Оглядываясь назад, я не нахожу ничего, что надо бы было заменить...»

Она, блестяще воспитав своих детей, не считает возможным вмешиваться в воспитание внуков: «Это не моя ответственность. Мое дело -сказать, их родительское дело - сделать. Или не сделать. Каждая семья - это свой сплав из характеров родителей. Лучше не вмешиваться»

Эта самоотверженная женщина, несмотря ни на что, нашла силы и время окончить гимназию и университет, заниматься скаутским воспитанием детей русских эмигрантов и помогать мужу в его общественной деятельности. Не будем забывать, что Алексей Борисович 22 года подряд, каждую субботу, безвозмездно, на общественных началах преподавал в церковнеприходских школах, и это его подвижничество требовало ее участия. Мария Александровна освоила компьютер, научилась пользовать-электронной почтой, работать в интернете. Она свободно владеет несколькими языками, прекрасно знает историю России, великолепный собеседник - во всем этом автор имел удовольствие убедиться в ходе многочисленных встреч, бесед, при посещении лицеев, кадетских корпусов. Теперь становятся понятными и жимыми все успехи и достижения Алексея Иордана во всех ОБЛАСТЯХ его деятельности - у него, как говорят в России, был прочный тыл: ведь почти 45 лет рядом с ним шла по жизни ечательная женщина - Мария Александровна Иордан

Дети
Старая русская поговорка гласит «Яблоко от яблони недалеко падает». Всей своей жизнью семья Алексея Борисовича и Марии Александровны подтвердила всю истинность этого народного присловья.
У них три сына, дочь и одиннадцать внуков. Старший сын Николай живет в Лондоне, женат на Анне Николаевне, урожденной княжне Урусовой. Они имеют двоих детей: дочь Александру и сына Филиппа. Другой сын - Михаил, живет в Нью-Джерси, в США. Он женат на Екатерине Кирилловне Запорожан. У них тоже двое детей: сын Андрей и дочь Кира. Третий сын, Борис, имеет четверых детей: Марину, Алексея, Петра и Павла. Их ему родила жена Елизавета Алексеевна, в девичестве Терентьева. Семья Бориса уже 10 лет живет в Москве. Самый младший ребенок в семье А. Б. Иордана - дочь Екатерина. Она родила Алеше трех внуков: Анну, Александра и Ксению. Катя замужем за Георгием Шидловским. Они живут в Москве. Все сыновья женаты на женщинах из русских семей, а дочь Катя замужем за сыном кадета русского кадетского корпуса. Все сыновья и их жены, дочь и ее муж - люди православные и прекрасно говорят по-русски.

Йорданы и возрождение кадетских корпусов в России
Все, что написано выше, должно сделать понятной и объяснимой простую и вечную истину - только в здоровой семье, при мудром главе ее и правильно поставленном нравственном воспитании могут вырасти настоящие сыны Отечества, готовые без пафосного шума трудиться на благо его.
Впервые я встретился с Алексеем Борисовичем Иорданом в 1992 году, когда большая группа кадет Зарубежья по соглашению с суворовцами Москвы посетила Россию. Та встреча оставила неизгладимый след в наших душах, в наших взглядах, в наших знаниях истории вообще и истории кадетских корпусов России в частности.
Эта встреча старых кадет, суворовцев и нахимовцев длилась без малого целый месяц. В ежедневном, с утра до позднего вечера общении мы излагали свои взгляды на все стороны историй нашего Отечества и на далеко не простые процессы политической и общественной жизни современной России. Причем, ценность этого общения заключалась в ОТКРОВЕННОСТИ, ЧЕСТНОСТИ и ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНОСТИ высказываний, хотя в них было и немало критики.
А ведь встречались люди, воспитанные в разных в странах с различным политическим и государственным устройством. Одни (рожденные на чужбине) были лишены возможности расти и жить на земле своих отцов, другие - в полном объеме, без купюр, изучать историю государства Российского, получать православно- нравственное воспитание. На первый взгляд, нас почти все разъединяло. Но любовь к России была общим чувством, и это обстоятельство стало преобладающим.
Раздумья о будущем России отвели все разногласия на второй план, и главным результатом встречи стала реальная разработка посильной для реализации программы возрождения кадетских корпусов в России. Именно эта встреча кадет, суворовцев и нахимовцев в 1992 году стала исторической вехой в развитии у нас целой сети кадетских учебных заведений. На момент встречи в России (1992 г.) было только ДВА кадетских корпуса - ныне, спустя 10 лет, их количество приближается к ПЯТИДЕСЯТИ.
Российские кадеты из-за рубежа поразили нас своими деловыми и человеческими качествами: огромной любовью к России и озабоченностью за ее будущее, доброжелательностью и щедростью души, прекрасным русским языком и глубоким знанием отечественной истории, неброской религиозностью и верностью кадетским традициям, интеллигентностью и молодым, лихим задором, развитым чувством товарищества и готовностью к взаимовыручке. Они все были удивительно добрыми и доверчивыми людьми!

Достаточно привести только один пример. При окончательном подсчете расходов выяснилось, что из той суммы денег, которая была выделена зарубежными кадетами для организации нашей встречи, чуть более десяти тысяч долларов оказалось в остатке. наши гости единогласно решили передать эти деньги Московскому Суворовско-Нахимовскому Содружеству без каких- либо условий их использования. Но мы, разумеется, понимали: в у них живет большая надежда, что деньги эти будут потрачены с пользой для общего дела. И мы приняли единственно правильное решение: на деньги наших новых друзей в 1993 году был создан 1-й Московский Великого Князя Дмитрия Донского кадетский корпус, который в 2003 году будет отмечать свое 10-летие.
Однако среди всех русских кадет, приехавших к нам из-за рубежа, была группа особенно активных и деятельных. Чтобы никого не обидеть, назову их в алфавитном порядке: Алексей Алферов (Донской Императора Александра III кадетский корпус, Игорь Андрушкевич (1-й Русский Великого Князя Константина Константиновича кадетский корпус), Владимир Бодиско (Крымский кадетский корпус), Георгий Волков (Донской и 1-я Русский кадетские корпуса), Петр Величко, Алексей Ермаков, Владимир Змунчилло, Алексей Иордан, Алексей Истомин, Игорь Козлов, Валентин Мантулин, Вадим Мозговой, Сергей Муравьев (все - 1-го Русского кадетского корпуса), братья, Сергей и Константин, Синькевичи (оба - Крымского кадетского корпуса). И ним нужно причислить и Глеба Сперанского (Крымского и 1-го Русского кадетских корпусов), который, хотя так и не смог побывать в России, тоже успел сделать для возрождения кадетского воспитания у нас очень много. Тогда, в 92-ом, и после, неоднократно приезжая на российскую землю, они не жалели сил, чтобы, пусть даже в малом, помочь корпусам становиться на ноги.

Будет справедливо отметить, что бесспорным лидером в этой группе был Алексей Борисович Йордан. Он приезжал в Россию чаще других ( пребывая здесь по 2 - 3 месяца ежегодно) и в ходе каждой поездки посещал 2-4 кадетских корпуса. Ясно, что большинство корпусных директоров и офицеров знали его и, откровенно говоря, всегда надеялись на его помощь.
Период с 1992 по 1994 год для А. Б. Иордана был заполнен поездками в Новочеркасск, Воронеж, Новосибирск, Москву, Петербург и Краснодар, где он не просто изучает состояние дел в кадетских корпусах, но и учит их педагогический персонал организовывать повседневную жизнь кадет, учебный и воспитательный процесс. Эта помощь для людей, не имеющих опыта работы в кадетских корпусах, была очень своевременной и неоценимой. Он имел широкий круг знакомств среди деятелей церкви, ученых, журналистов, писателей и его отличительной чертой было неукротимое желание всем и немедленно оказать помощь.

С 1994 года начался период активной спонсорской деятельности Алексея Борисовича. Самое главное: возрождение кадетских корпусов в России стало делом не только самого кадета Иордана, но и всей его дружной семьи. Надо сказать, что Алексей не был богатым человеком, но рядом с ним по жизни шли его дети которые помогали отцу во всем. Уже в 1995 году младший из сыновей Борис, начал оказывать материальную помощь большой группе кадетских корпусов на юге и на востоке России.
Человек, безусловно, талантливый и энергичный, Борис Алексеевич быстро поставил свой бизнес в России. Однако громная любовь и огромное уважение к родителям заставили его посмотреть на свое дело и с другой стороны. Во всем разделяя их воззрения на роль воспитания молодого поколения в будущем страны, младший Иордан подхватил спонсорскую деятельность отца и сразу выдвинулся как главный организатор финансовой основы материальной помощи кадетским корпусам. Вот неполный перечень тех сумм (в американских долларах), которые были выделены им для благого дела:
- дважды по 50 тысяч для пяти корпусов юга России;
- 100 тысяч для создаваемых корпусов Красноярского края;
- 30 тысяч для реставрации главного входа и купола со шпилем исторического здания Санкт-Петербургского Нахимовского военно-морского училища;
- 100 тысяч на восстановление Благовещенской усыпальницы Александро-Невской Лавры и могилы великого русского полководца генералиссимуса Александра Васильевича Суворова в ней;
- 10 тысяч для закупки военно-патриотической литературы и формирования библиотечек для кадетских корпусов.

Были и другие благотворительные акции, но, к сожалению, недоставало опыта их проведения. К тому же число корпусов быстро росло, а системы в работе с ними не существовало. Как технический исполнитель отправки спонсорских средств в кадетские учебные заведения, как непосредственный свидетель ее я могу сказать, что помощь отца и сына Йорданов кадетским корпусам носила на первых порах « несправедливый» и неплановый характер.
Для упорядочения этой помощи в декабре 1999 года Борис Алексеевич Иордан учреждает ФОНД СОДЕЙСТВИЯ КАДЕТСКИМ КОРПУСАМ. В попечительский совет Фонда вошли видные политические и общественные деятели страны и представители кадетских организаций Русского Зарубежья:
1. Иордан Борис Алексеевич, президент, председатель совета, учредитель Фонда;
2. Лебедь Александр Иванович, генерал-лейтенант, губернатор Красноярского края;
3. Яковлев Владимир Анатольевич, губернатор Санкт- Петербурга;
4. Позгалев Вячеслав Евгеньевич, губернатор Вологодской области;
5. Михалков Никита Сергеевич, президент Российского Фонда культуры;
6. Иордан Алексей Борисович, председатель ревизионной комиссии Фонда, издатель и редактор журнала «Кадетская перекличка», вице-председатель Нью-Йоркского объединения кадет Российских кадетских корпусов;
7. Спиваков Владимир Теодорович, президент Международного благотворительного фонда, главный дирижер Российского национального оркестра;
8. Котелкин Александр Иванович, генерал-майор, учредитель фонда «Связь поколений»;
9. Андрушкевич Игорь Николаевич, историк, профессор, председатель Объединения кадет Российских кадетских корпусов в Аргентине;
10. Бордюг Николай Вольдемарович, директор Сибирского кадетского корпуса;
11. Друкарев Анатолий Александрович, генерал-майор, председатель Московского Суворовско-Нахимовского Содружества.

В качестве сотрудницы в Фонде работает и младшая сестра Бориса Алексеевича - Екатерина Алексеевна.
Создание Фонда позволило привести всю организацию помощи кадетским корпусам Российской Федерации в стройную систему, позволившую ПЛАНИРОВАТЬ размеры помощи, определять формы и сроки ее оказания. По-видимому, вся деятельность Московского объединения суворовцев и нахимовцев по возрождению кадетских корпусов (в Москве их к этому времени стало уже четыре) оценивалась Алексеем Борисовичем Иорданом и его сыном Борисом, учредителем Фонда, достаточно высоко, и в силу этого обстоятельства управляющим директором Фонда стад председатель Московского Суворовско-Нахимовского Содружества.
Фонд начал свою деятельность в декабре 1999 года. Его годовой бюджет равен сумме, которую тратит государство на полное содержание 105 кадет в течение одного года. Фонд является единственной в России благотворительной организацией,которая ЕЖЕГОДНО оказывает материальную помощь ОДНОВРЕМЕННО 30-40 кадетским корпусам Российской Федерации.
Алексей Борисович Иордан постоянно был осведомлен о деятельности Фонда с момента его создания. Любые акции, одимые Фондом, претворялись в жизнь только после всестороннего изучения и обсуждения с президентом, а чаще сего из-за огромной его занятости, с Алексеем Борисовичем. Во время своих приездов в Москву, а они имели место 2-4 раза ежегодно, он в качестве председателя ревизионной комиссии и члена попечительского совета дотошно проверял всю документацию Фонда (вспомним, что А. Б. Иордан почти всю жизнь проработал аудитором).

Яркую страницу в свою биографию и в историю кадетских объединений вписал Алексей Борисович в 1998 году, лично организовав проведение впервые в России (С.-Петербург и Москва) очередного, XVI Общекадетского съезда: по поручению Нью- Йоркского объединения именно он занимался всеми вопросами, связанными с оформлением виз на въезд в Россию, встречей участников, подготовкой залов к заседаниям, организацией досуга, питания и другими делами, среди которых было неимоверное количество «мелочей». К' тому же, А. Б. Иордан руководил съездом как его председатель.
Огромное удовлетворение Алексей Борисович получал от посещения кадетских корпусов, хотя каждое такое посещение -это большая физическая нагрузка, тем более для человека в возрасте, приближающемся к 80-летнему рубежу, и с мучительной болезнью коленных суставов. Он жил общением с кадетами и корпусными педагогами, в этом общении видел смысл своей деятельности. В корпусах этот человек просто преображался - его глаза блестели, он молодел на глазах, становился бодрым, подвижным, веселым и особенно добродушным. Ни в одном кадетском корпусе нет лифтов, однако он осматривал все этажи, выступая перед кадетами, офицерами и преподавателями, гда не позволял себе сидеть. Всем своим внешним видом, манерой одеваться, выступать, вести беседу, строгим соблюдением правил русского языка старый кадет подавал всем пример для подражания.

Посещения корпусов не носили характера неких проверок - основная часть времени уделялась обучению всех категорий корпусного персонала. Делалось это без каких-либо нравоучений и не «вообще» - учил только тому, что сам хорошо знал и умел. А знал Алексей Борисович много!
Он очень внимательно вникал в нужды корпусов, и я всякий раз после заслушивания директора уже ожидал обычного обращения ко мне: «Дорогой, им надо помочь!» Желание А. Б. всем помогать, его доброта не знали границ. Мы посетили более 20 кадетских корпусов, одну треть из них - дважды. И везде помощь, помощь и помощь. Как словом, так и делом.
Будучи глубоко верующим человеком, Алексей Борисов всегда ставил перед командованием корпусов вопрос о необходимости религиозного воспитания кадет и в этом был очень принципиален. Он не считал настоящим кадетским корпусом тот, в котором не было священника, где не изучали Закона Божиего или историю Православия.
Понимая, что одни кадетские корпуса проблему воспитания молодежи не решат, А. Б. Иордан распространяет свое благотворное влияние и на другие общеобразовательные учебные заведения в России. В частности, ему принадлежит счастливая идея привлечь к участию во Владимирском конкурсе на лучшее сочинение по отечественной истории не только кадет, но и воспитанников обычных школ, гимназий, Нахимовского и Суворовских училищ.
Лучшие работы он публиковал в «Кадетской перекличке», а их авторы получали ценные подарки и грамоты.
Перечень благих дел Алексея Борисовича безграничен. Статья эта касается лишь той части благотворительности, что относится к кадетским корпусам. А были еще акции помощи церкви, приютам для детей и для больных, организациям Русских Юных Разведчиков, гранты для историков и архивистов. Но все это - предмет для рассмотрения уже в других сочинениях и другими авторами. Я же скажу в заключение лишь то, что в корпусах Алексея Борисовича Иордана помнят. А чтобы знали и помнили следующие поколения кадет, создают классы, аудитории его имени, а в музеях - экспозиции о его жизни и деятельности Даст Бог, дело, которое сделал мой покойный друг, пребудет до скончания века.



XXI ВЫПУСК ПЕРВОГО РУССКОГО КАДЕТСКОГО КОРПУСА 1940-41 уч. год

Несмотря на то, что политические события не обещали ничего хорошего, Корпус жил спокойно в начале 1941 года, занятия шли нормально и все готовились к Пасхальным каникулам. Для всех неожиданностью был «путч» ген. Самовича 27 марта 1941 г. Обстановка сразу же переменилась, спокойствие было утеряно, война приближалась, поползли слухи о концентрации немецких, итальянских, венгерских и болгарских войск ка границах Югославии. Начались аресты немцев в Белой Церкви, появились «четники» на улицах города и войска гарнизона были приведены к боевой готовности.
Ввиду расположения корпуса среди других казарм и близости аэродрома были опасения, что Корпус может подвергнуться бомардировке.
Югославские солдаты рыли бомбоуежища. Ввиду создавшейся обстановки директор Корпуса Ген. майор Попов решил распустить кадет па Пасхальные каникулы раньше времени. Собрав всех в зале Корпуса, объяснил общую обстановку и объявил, что все кадеты должны приготовиться к отъезду и сразу же письменно оповестить о этом родителей.
Таким образом между 29-м марта и 1-м апреля большинство кадет переодетых в штатское разъехалось по домам.
Оставалось в Корпусе около 30-ти человек, в большинстве, которым некуда было ехать или которые не смогли связаться с родителями.
Тяжело было прощаться с друзьями — неизвестность всех угнетала, все боялись, что дальнейшее существование Корпуса под угрозой. В воскресенье 6-го апреля мы сидели в зале, читали и слушали радио.
Неожиданно было сообщено, что немецкие войска перешли границу, и что Белград был бомбардирован.
К этому времени гарнизон был выведен из города, а авиационные части были переведены вглубь страны. Четники тоже исчезли.

Оставшихся кадет не выпускали в город, а старшие кадеты дежурили днем и ночью в коридоре Первой роты. Связь с городом поддерживалась только через приходивших на дежурство офицеров- воспитателей. 9-10-го апреля появились первые немецкие части. К этому времени местные немцы уже установили городское управление и милицию и арестовали 80 заложников сербов из всех слоев населения. Ни грабежа, ни беспорядков не было.

iordan_granitov (35K) Пасха 13-го апреля прошла очень спокойно. Крестного хода вокруг здания на Заутрне не было, а прошли с хоругвями крестным ходом по коридору.
В ближайшие дни началась в Корпусе эпидемия брюшного тифа: разболелось человек 12 кадет младших классов. Их положили в трех палатах лазарета. Кто-то из здоровых кадет пустил слух, что чеснок предотвращает заболевание тифом, и многие начали покупать «венки» чеснока и есть его в большом количестве. Запах в помещениях стоял невыносимый пока директор не запретил его употребление в пищу.
Почти всякая связь с городом была нарушена, так как в Корпусе был объявлен карантин.

В середине апреля поползли слухи, что немцы хотят занять нашу каазрму, как самую благоустроенную. В этом отношении помог карантин, и нас оставили в покое.
По счастью, эпидемия брюшного тифа оказалась незначительной и новых заболеваний не последовало.
Несколько раз заходили в Корпус немецкие офицеры и помещение Корпуса на них производило прекрасное впечатление, также как выправка и подтянутость кадет. Среди кадет старших классов некоторые прилично говорили по-немецки, остальные купили «Немецкий в ста лекциях» и старались поскорее изучить язык. В саду и на площадке часто происходили разговоры с немецкими солдатами.

В середине мая Ген. Попов сообщил нам, что есть надежда на приезд кадет-матурантов в Корпус, и что матура начнется в 20-х числах июля.
Действительно, к 25-му мая начали собираться выпускники, а остававшиеся в Корпусе младшие кадеты стали разъезжаться по домам.
Встреча с приехавшими выпускниками была очень радостная, все многое пережили, повзрослели, всем хочется поделиться своими воспоминаниями. Белградцы рассказывали, что их вызвали в начале мая в Представительство по делам русской эмиграции и предложили ходить на занятия в Русско-Сербскую гимназию и держать там матуру. Они ходили только два дня на занятия, после чего им удалось получить разрешение на переезд в Белую Церковь. Транспорт между Белградом и Белой Церковью был нарушен: мост через Дунай у Панчева и железнодорожные мосты между Вршцем и Белой Церковью были взорваны. Ехали на пароходе, затем железной дорогой до Вршца, а наконец пешком до Белой Церкви.
Наши одноклассницы-институтки тоже возвратились в Белую Церковь сдавать на аттестат зрелости, но институт открыт не был.
Подготовка к матуре началась в спешном порядке, отстающим помогал всем известный репетитор Снисаревский. По вечерам мы собирались в садике 2-ой роты и пели песни, развлекая наших больных. В нашем выпуске было много кадет с прекрасными голосами — В. Мартыненко, В. Бабушкин, Б. Тарком и др. Наше пение собирались послушать и немцы и часто слышались аплодисменты. Как-то, когда Корпус посетила очередная группа немецких офицеров, они попали в Музей Корпуса, и среди прочего, обратили внимание на немецкие знамена хранившиеся в музее. Они передали через переводчика, что немецкое командование будет очень благодарно, если эти знамена будут возвращены германским войскам.
Пришлось согласиться, и через неделю появился взвод немецких солдат в парадной форме.
Знаменщики вошли в музей, где им были переданы ополченские знамена, после чего взвод под музыку вернулся в город.

20-го июня начались письменные работы, а 22-го утром устные. Около 10-ти часов утра 22-го июня передали по радио о начале войны между Германией и СССР.

В то время у всех, как персонала, так и кадет, появилось радостное настроение, ибо все верили в скорое освобождение России от безбожной большевистской власти, сознавая, что эта война принесет много несчастий русскому народу. Кроме того, кадеты также рассчитывали, что ввиду таких крупных политических событий асе закончат Корпус благополучно и получат аттестат зрелости.

Ввиду недостатка продуктов питания, кадет-выпускников сразу же после окончания устных экзаменов отправляли домой, что испортило последние дни пребывания в Корпусе и помешало прощанию с воспитательским и преподавательским составом.
Кадеты тепло прощались друг с другом, т. к. грядущие события могли привести к полной потери связи. Все чувствовали, что тем или иным путем, мы будем втянуты в войну.

Большинство возвращалось домой на телегах до Паланки на Дунае, а затем пароходом по Дунаю до Белграда.

Алексей Иордан Вице-фельдфебель XXI выпуска


О РУССКОЙ МОЛОДЕЖИ В ИЗГНАНИИ
Доклад на 9м Кадетском съезде, КП № 37, 1984г.

Мне выпала честь прочесть доклад о русской молодежи в изгнании. Я постараюсь вкратце сказать о том, что многие из нас не знают, о том как жила, воспитывалась и училась русская молодежь в изгнании.
Я окончил корпус в 1941 году, когда уже два года гремела война. Мы получали «Возрождение» и «Часовой» и только из них приобретали сведения о том, что творится заграницей. К сожалению историю нам преподавали по Платонову, на последней странице которого было сказано, что в 1896 г. на престол вступил ныне царствующий Император Николай II. И этим наши знания истории заканчивались. Дальнейшее мы приобретали самостоятельно, читая литературу и слушая наших отцов. Может быть можно понять наших воспитателей, вероятно решивших, предоставить молодежи получить сведения об отрезке истории, свидетелями и участниками которой они были, вне корпуса, чтобы жизнь сама показала им правильный путь.

Мой доклад тесно связан с основной темой съезда, ибо мы являемся представителями поколения, которое вместе с нашими отцами и дедами творило историю русской эмиграции.
Основная тема моего доклада осветить вопрос как, где и в каких условиях русская молодежь обучалась и воспитывалась. Мы не сможем осветить этот вопрос во всероссийском масштабе. Исследовать жизнь целого поколения великого народа понадобились бы знания исследовательского института или специальной комиссии, посвятившей свое время этому вопросу. Поэтому мы ограничимся маленьким вкладом в историю русской молодежи за рубежом.
Нам кажется это нужно во-первых, нам самим, тк к., многие из нас не знакомы с тем как воспитывалась русская молодежь в других странах нашего рассеяния.
Во-вторых, это следует знать нашим детям, которые не знакомы с системой обучения и воспитания их собственных родителей. И в-третьих, мы это делаем для того, чтобы ознакомить наших братьев и сестер, находящихся все еще под властью безбожного коммунизма на нашей родине, чтобы они узнали что наше пребывание за рубежом не прошло даром и русскую культуру мы разнесли по всему свету.

Итак, кого же мы подразумеваем под термином «наше поколение». Николай Васильевич Козякин в своей статье, напечатанной в «Перекличке» № 25 за сентябрь 1980 г. охарактеризовал наше поколение следующим образом: «Под нашим поколением мы подразумеваем тех, кто оказался в эмиграции в юношеском возрасте или родился вне пределов России и продолжает считать русскую культуру своей культурой и отечеством Россию». Включает это определение только первую эмиграцию или так же тех, кто после Версальского мира оказались вне пределов России, ставших подданными новоиспеченных государств, но фактически являющихся русскими, т. е. коренное русское население лимитрофов, Польши, Финляндии и Бесарабии, а также русских проживавших на дальнем востоке.
Не подходит ли к этой категории также вторая эмиграция и наши дети и внуки. Следовательно диапазон эмиграции вырастает в два и даже три поколения. В вышеуказанном определении нашего поколения твердо и ясно сказано что принадлежность к нашему поколению зависит не только от года или места рождения, но также важно и самосознание молодежи о своей принадлежности к русской культуре и к России, как к отечеству
Если мы с этим согласны, то тогда и русское население новообразовавшихся стран и вторая эмиграция и наша теперешняя молодежь, которая считает своим отечеством Россию и которые приобщились к русской культуре, безусловно включаются в число тех о которых будет сказано в моем докладе.

Я хочу начать свой доклад с описания русских школ заграницей. Мой доклад разбит на несколько отдельных частей и, конечно весь доклад я прочесть вам не смогу, но, как я договорился с председателем съезда, непрочитанная часть будет также напечатана в «Перекличке».

Вначале о низших и средних школах. Забота о воспитании и просвещении детей, покинувших свою родину, началась с первых же дней нашего рассеяния по миру. Уже в Константинополе, как русским педагогам, так и общественным деятелям пришлось столкнуться с трагической проблемой тысяч детей, частью сирот или оказавшихся без родителей или без призора, а частью тех, которые, хотя и имели родителей, но не имели возможности ни продолжать свое образование, ни получить даже начальное знание.
В своей книге «Зарубежная Русская Школа», которая к сожалению охватывает только самый ранний период истории русского зарубежья до начала 1924 года, Руднев дает полную и очень живую картину борьбы за души русских людей вначале рассеяния.
Он считал, что вначале рассеяния в материальной и моральной помощи нуждалось 20,000 детей. Отмечая создание до 1-го января 1924 г. 47-ми русских средне-учебных заведений и многочисленных низших школ Руднев пишет:
«Совершенно нельзя понять успехов зарубежного школьного дела, если не оценить по заслугам роль русского учителя, самоотверженная деятельность которого, зачастую в самых невероятных жизненных условиях, только и сделала возможным сохранение и дальнейшее развитие русской национальной школы в изгнании».
Далее он говорит:
«Учитель получает нищенское содержание, составляющего лишь самую низкую часть беженского прожиточного минимума. Он вынужден зачастую пополнять свой бюджет тяжелым физическим трудом. В классе он вынужден обходиться без самых необходимых учебных пособий или приготовлять их самому во внеклассное время. Тем не менее и в этих условиях русский учитель не оставляет своего долга, не бросает его даже тогда, когда ему представляется возможность переменить свое занятие на более выгодную в матери- альном отношении профессию».
Слова Руднева относятся, как к учителям и учительницам, так и к воспитателям, этим настоящим подвижникам и будителям русского национального сознания.

Теперь в очень сжатой форме я скажу Вам о положении образования в разных странах нашего рассеяния по мере прибывания туда русской эмиграции.

Турция — особое место в русском зарубежном школьном деле, т. к. обслуживание детей происходило тогда в период 1920-22 годов в годы великого исхода при полном отсутствии основ общественной жизни, благодаря чему проходило в очень тяжелых условиях. Из почти трехсот тысячной волны беженцев оказавшихся тогда в Константинополе и его окрестностях, в 1924 году осталось меньше 10,000. После 1923 года прекратили свою работу иностранные гуманитарные организации, но к этому времени русскими была проделана очень большая и плодотворная работа, которая послужила потом примером для других стран рассеяния.
Главная волна беженцев прибыла в Константинополь в ноябре 1920 года и осталась несмотря на зимнюю погоду буквально под открытым небом.
Первыми жилищами многих русских были сырые землянки, необитаемые полуразрушенные дома, палатки и даже пещеры на берегах Босфора и Мраморного моря. Дети особенно страдали и подвергались опасности морального одичания и физической гибели.
Надо было прнимать немедленные меры к спасеню тысяч русских беспризорных.
Благодаря ассигновки Земского Городского Комитета (Земгор) удалось после февраля 1921 года наладить культурно-просветительные школы в константинопольском районе. Пришли на помощь иностранные благотворительные организации. Были созданы три гимназии, три прогимназии, 10 начальных школ, 2 детских дома, 10 детских садов площадок и яслей, 6 детских столовых. Параллельно образовались частные школы:
гимназия Нератовой, гимназия Св. Николая Чудотворца, приют-школа Британского благотворительного общества, начальная школа баронессы Врангель и католический интернат-школа.
Начиная с 1922 года школы и приюты стали переводиться в другие страны, главным образом в Болгарию и Бельгию А к 1924 ГОДУ остались лишь школа-приют, находившаяся на содержании Английского общества. В 1922 году там было 300 русских детей.

Греция. Если в Турции было значительное количество молодежи, в Греции их было немного. Всего беженцев насчитывалось не больше 4000.
В то время как в Константинополе было сосредоточено много благотворительных учреждений пришедших на помощь русским, положение в Греции оказалось значительно хуже: Школьно- просветительное дело началось с Афин, где его поддержали, как русское посольство, так и митрополит Платон Одесский, собравший в Америке значительные суммы. Была открыта прогимназия. Несмотря на очень тяжелые условия в Салониках, родителями и группой педагогов была учреждена гимназия, деньги на содержание которой были получены, по разрешению правительства, сбором на улицах Салоник.

Совсем иным было положение русских в славянских странах, где не только правительство, но и родственные славянские народы пошли навстречу русским. Руднев в своей книге о русской школе отмечает, что в радушии народных масс, готовности правительств на жертвы для облегчения участи беженцев есть одна черта, которая делает пережитое русскими в славянских странах особенно знаменательным и в жизни славянства историческим. Исполненный симпатией порыв, которым был охвачен весь славянский мир под впечатлением разразившейся над русским народом катастрофы, этот моральный порыв, особенно ценный в нашу жестокую эпоху, не мог не принести плодов.

Болгария. В Болгарию были переведены из Константинополя гимназии Земгора, которые положили основание гимназиям Шуменской и Ореховской. В Плаховский Монастырь были эвакуированы с Лемноса кубанские школы преобразованные потом в сельско-хозяйственное училище. Гимназия Нератовой была переведена в гор. Пещеру и военная гимназия в Галлиполи была устроена в гор. Вольна Паничера. Точного учета количества русских прибывших в Болгарию произведено не было, но предположительно их было 34.000 и т. к. среди них было много военных, мужчин насчитывалось 28.000, а детей 2400.
Созданное совместными усилиями болгар и русских школьная сеть обслуживала всю массу детей и молодежи. Кроме указанных выше в Болгарии были открыты две частные школы в Варне и Софии. Вскоре подошла страшная весна 1922 года, когда премьер министр Болгарии Стамболийский, после свидания с советским послом Чичериным в Генуе, впустил в Болгарию т. наз. Советский Красный Крест.
Еще живы в памяти современников те ужасы и страдания, которые принесла русским людям Новая политика Стамболийского. Зверское убийство ген. Покровского матросом Чайкиным и болгарскими коммунистами, насильственная ссылка в Одессу нескольких сот русских офицеров беженцев, унизительная перерегистрация русских и другие обидные акты, как уличные облавы и обыски по квартирам. Удаление от службы многих русских, высылка заграницу высших воинских чинов с ген. Кутеповым во главе.
Затем после переворота 9 июня 1923 года отношения к русским опять изменились к лучшему. Благодаря поддержки министра народного просвещения, русские школы в Софии, Варне и других городах начали получать с осени 1923 г. денежную поддержку правительства.

Югославия. Я сокращу до предела описание школьного дела в Югославии, т. к. с ним большинство из вас хорошо знакомо.
Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, переименованное в 1929 г. в Югославию было первой страной, которая приняла к себе русских беженцев и пришла им материально и морально на помощь. Из трех эвакуации из России — Одесской, Крымской и Новороссийской в Сербию приехало около 35000 человек, значительный процент которых составляли военные. По образовательному цензу 62% имели среднее образование, и 13% высшее. Расселены были русские по всей стране.
Передвижения их и изменение места жительства вначале были ограничены. Помощь, как беженцам вообще, так и просветительному делу, велась через Державную Комиссию. Следует отметить, что ассигнования на образование, установленные Министерством Просвещения постоянно увеличивались. В 1921 году из общего ассигнования в размере 6,000,000 дин., на помощь русским школам шло 500,000 динар, а в 1924 г. 2,904,000 динар.
Только в Югославии велась постоянная статистика детей и можно точно по годам определить количество учившихся в русских школах. Так в 24-ом году в период наибольшего развития русского образования в Королевстве С.Х.С. было 5 317 русских детей. Из них 3 005 мальчиков и 2 312 девочек, а по возрасту: 1292 дошкольного, а школьного, от 6 до 18-ти, 4025. Таким образом в Сербии, количество русских детей было наибольшим по сравнению с другими странами и правительство отпускало наибольшие кредиты на образование.
В этот период в стране находилось 8 средних учебных заведений, большей чатью содержавшихся за счет Державной Комиссии, а именно Крымский корпус в Белой Церкви, Донской К.К. в Билече, Русский К.К. в Сараеве, Харьковский Институт в Новом Бечее, Донской в Белой Церкви, Русско-Сербская Женская Гимназия в Великой Кикинде, Русско-Сербская смешанная гимназия в Белграде и Реальное Училище в Пановичах. В них обучалось свыше 2000 учащихся, которые почти все жили в интернатах. Кроме того Державная Комиссия субсидировала три детских приюта в Оповском Монастыре, в Белой Церкви и в Панчево. Русским средне-учебным заведениям были правительством предоставлены права, которые имели сербские школы. Необходимо отметить, что в Сербии русское просветительное дело было поставлено на должную высоту дружным сотрудничеством сербов и русских.

Чехословакия. В отношении среднего и высшего образования в Чехословакии было сделано много. В 1923 г. учащихся было свыше 1600 человек. В начале 1921 г. по инициативе большого друга русских помощника министра Иностранных Дел доктора Гирса был создан государственный культурно-просветительный план помощи русским. Он нашел полную поддержку в лице главы государства Масарика и видного общественного деятеля и большого друга России Карла Петровича Крамаржа.
В Праге в 1922 году была основана Зем-гором реформированная реальная гимназия на Страшнице с мужским и женским пансионом. В 1928 году она перешла в ведение Министерства Народного Просвещения. В ней училось 230 учеников. Наиболее значительным средне-учебным заведением была русская гимназия в Моравской Тржбове, основанная вначале в Константинополе и переведенная в Чехословакию в 1922 году. Она занимала целый благоустроенный школьный городок в котором жили, воспитывались и получали образование русские дети, как мальчики, так и девочки. В 1924 году их было 545 человек. Гимназия была образцовой и в педагогическом и в материальном отношении. Кроме гимназий также было обращено внимание и на дошкольное образование детей. В Праге были основаны детский сад и детские ясли. Много русских детей училось в чешских школах на казенный счет. Существовали, конечно, и русские начальные школы.

Германия. Совершенно иное положение создалось в странах центральной и западной Европы, где для вновь прибывших русских были открыты все возможности для устройства школ, но в них не было такой надобности, как в восточной Европе. Здесь главное внимание было направлено на устройство отделений при местных школах и воскресно- четверговых курсов по русским предметам. Но все же в нескольких странах были основаны по частной инициативе чисто русские средне- учебные заведения, которые получили права местных школ. В Германии были открыты две гимназии Русской Академической Группой и пастором Мазенгом в Берлине, а также прогимназия Красного Креста в лагере Шеер. Ученики окончившие эти гимназии могли поступать в высшие учебные заведения Германии на основании дипломов выдаваемых Русской Академической Группой в Берлине. В 1943 году закрылась последняя гимназия в Берлине.

Англия. Количество русских поселившихся в Англии никогда точно не было определено. В Лондоне вначале 20 годов жило 2500 человек из них почти 600 детей. Все они посещали английске школы. В течене двух лет Русская Академическая Группа устраивала дополнительные курсы по русским предметам, но они вскоре прекратились.

Бельгия. Русских прибывших после эвакуации насчитывалось в 1924 году 3500 человек, в том числе 600 детей. Для детей было основано только три школы-пансиона. Первая из них возникла по инициативе наследного принца Леопольда для русских детей из голодающих губерний, но она не смогла осуществить своего первоначалього назначения, т. к. советское правительство поставило условие, чтобы преподавательский и воспитательский персонал был прислан из СССР, и обучение детей велось в коммунистическом духе. Тогда было решено поместить в приюте русских детей из лимитрофов. Первая партия в сто человек прибыла из Польши. К сожалению состав детей оказался неподходящим и их пришлось удалить. В старинном замке разместилось 160 детей русских эмигрантов. Администрация была бельгийской, а педагогический персонал русский.
Я опущу несколько маленьких школ существовавших в Бельгии, но упомяну католический интернат, просуществовавший более 50-ти лет и который был значительным просветительным центром. Гимназия эта была основана в Константинополе отцом Сипягиным, который привез ее потом в Намюр..
В начале 2-ой мировой войны она была переведена в Париж, а затем основалась в Медоне. В интернате училось много русских детей, однако, невзирая на то, что эта школа была католической восточного обряда, детей не заставляли ходить на службы, если они приносили подтверждение православного священника, что они посещают православную церковь.

Франция. Париж был центром русского рассеяния. Русское школьное дело должно было широко развиться во Франции, но крупные русские учреждения, как Красный Крест или Земский Городской Союз в первую очередь были заняты помощью русским детям в лимитрофах. Хотя сеть школ была значительной, но это, главным образом, были школы-приюты, русские курсы при французских средне-учебных заведениях и церковно-приходские четверговые и воскресные школы.
Полных средне-учебных заведений было только два: Русская Гимназия в Париже и гимназия Александрина в Ницце.
Русская гимназия в Париже, которая открылась осенью 1920 года была задумана группой педагогов и благодаря поддержке Комитета временной помощи гимназия могла обзавестись необходимым помещением на улице доктора Бланш и необходимым оборудованием.
Помощь оказали русские общественные организации, в частности, Земгор. В 1928 году гимназия пережила кризис в силу прекращения большинства кредитов и была спасена, благодаря помощи, оказанной лэди Лидией Павловной Детердлинг, которая приобрела дом в Кулоне. За сорок лет своего существования гимназия выдала свыше 900 аттестатов зрелости и ее бывшие ученики, разъехавшиеся по всему миру, занимают во многих странах ответственные посты.
Парижская русская гимназия была крупным русским культурным учреждением.
Основанный в 1930 году корпус-лицей в Версале занимает особое место. Сперва он помещался под Парижем, а затем долгие годы был расположен в Версале. Он связан с именами двух замечательных людей Зарубежья: ген. Владимира Валерьяновича Римского-Корсакова и Архиепископа Иоанна Максимовича.
Корпус-Лицей Императора Николая II подготовил много русских юношей, но это не была школа с полной программой. Воспитанники этой школы посещали правительственные учебные заведения для изучения общих предметов, а в лицее проходили только русские дисциплины, но она дала для молодежи, жившей в русской обстановке, очень многое.
После долголетнего пребывания в Версале корпус переехал в Диеп на севере Франции, где просуществовал еще некоторое время и закрылся в 1967 году.

Между двумя войнами во Франции широко развилась сеть четвергово-воскресных школ, которые в большинстве своем были организованы при приходах, но иногда и при русских, колониях.

Бесарабия. Очень трагичным было положение русского школьного дела в Бесарабии. Из 3.000.000 населения этой области великороссы и украинцы составляли около 750,000 человек. Они населяли почти полностью Хотинский, Белецкий и Аккерманский уезды и составляли значительный процент коренного населения. В первой переписи 1918 года 80% родителей высказались за сохранение русского языка в преподавании. В момент присоединения Бесарабии к Румынии в одном Кишеневе было около 1000 русских низших школ, 201 средних и учительский институт, а в 1924 году осталось 5 частных школ.

Румынизация проводилась систематически, как в б. правительственных, так и в городских школах. Для русских беженцев, число которых колебалось между 20 и 80 тысячами, не имелось никаких школ.
Положение русских детей в лимитрофных государствах было иным и работа шла иными путями. По сведениям полученным мною и из трудов написанных о странах-лимитрофах выяснилось, что там жило до 500.000 русских, из коих большинство было коренным русским населением.

Финляндия. Положение русских в Финляндии было совершенно своеобразным. Хотя Финляндия до 1917 года входила в состав Российской Империи, только финский и шведский языки были государственными. И только шведское меньшинство обладало всеми правами. Русское меньшинство составляло 1,15%. Только жители Красного Села обладали финским подданством. Остальные работавшие на железной дороге не имели никаких прав. Беженцев вначале оказалось значительно больше. Их было около 20,000. До революции в Финляндии были русские школы и 2 гимназии в Гельсингфорсе, реальное училище в Выборге и школы в Выборгской губернии.

После 1917 года русские школы пришли в бедственное состояние из-за прекращения кредитов из России и реквизиции части помещений местными властями. Пришлось реорганизовать все школьное дело, которое перешло на попечение русских организаций и приходов. К нашему времени все школы закрылись.

Эстония. Русское население составляло 8% общего числа жителей и согласно переписи 23 года достигало 91,000, главным образом, крестьян принарвского, причудского и печерского округов. Так как организация, как русского меньшинства, так и русских беженцев являлась во многих случаях особенной, надо на ней более подробно остановиться. В эстонской конституции сказано, что науки, искусство и их преподавание в Эстонии свободно, школьное учение для детей обязательно и в начальной школе бесплатно, национальным меньшинствам обеспечивается преподавание на родном языке.
В 1923 году в Эстонии насчитывалось 12 средних школ, 93 начальных школ, обслуживавших русское меньшинство. В них обучалось 9600 детей, в большинстве в начальных школах, так как среднее образование в Эстонии было платным и дорогим. Положение школ для беженцев было гораздо более трудным, т. к. они не пользовались поддержкой государства.
Приведу несколько слов сказанных Рудневым о положении в Эстонии.
«Нелегки были условия беженской жизни в Эстонии. Исключительно тяжел был труд учителя и ученика, но с законной гордостью русская эмиграция может указать на здоровое начало заложенное в природе русской общественной школы.
Преодолеваются, казалось бы непреодолимые, препятствия. И если главный фактор школы в ее духовной жизни — ее учитель, то полуголодный учитель-беженец в Эстонии, как и в других странах несет почетное, но трудное служение русской культуре на чужбине. С другой стороны никогда в прежние времена в России школа не пользовалась такой привязанностью и любовью со стороны детей. В этом, по моему, сказывается повышенный и очень здоровый инстинкт национального самосохранения, заставляющий в изгнании особенно ценить все что служит связью с покинутой РОДИНОЙ с ее культурой, русской церковью, школой и книгой.


В Латвии русские коренное население составляло 12%. В области школьного дела отношения с национальными меньшинствами были урегулированы в 1919 году.
Школы пользовались материальной поддержкой государства. Все это отразилось благоприятно и на русских школах, прибывших в страну после революции. Начальная школа была и бесплатной и обязательной.
Нужно отметить, что в 1935 году русских было 233,000 человек, которые почти все были полноправными гражданами и только 4,000 были бесподанными. Русского городского населения было 60,000 человек, из коих 33,000 проживало в Риге.
Процент интеллигенции к общей численности меньшинства был ниже чем у немцев и евреев. Постоянно с 1926 года сокращалась сеть русских школ и уже в 1934 году осталось 187 школ, вместо 250-ти и к приходу советов осталось только 2 государственных школы в Риге и Режицах, на которых еще шло преподавание на русском языке.

В Литве почти что не было русской эмиграции. Там были четыре начальные школы и одна гимназия в Ковно.

Другое дело было в Польше, где жило свыше пяти миллионов великороссов, украинцев и белоруссов. Там воистину проводилась колонизация. И эта колонизация привела к тому, что в противоположнсть другим лимитрофам положение русской школы было боьше чем трагическим и русскому меньшинству приходилось бороться не только с нуждою, но и вести ежедневную борьбу за свое существование.
Был провозглашен тезис: «Русских в Польше нет», оправдывавший полное уничтожение русских школ. Открываемые русские школы были лишены права выдавать аттестаты зрелости.
Официальное название всех русских школ было «Частная русская школа в ликвидации».
В силу всех этих обстоятельств школы для вновь прибывших русских малочисленны и исключительно бедны. Для лучшего понимания положения русской эмиграции в Польше привожу мнение Голубко, видного члена польской социалистической партии и сейма.
«Русские эмигранты, многие тысячи которых живут в Польше, главным образом в Варшаве и Вильно представляют русскую интеллигенцию.
В их руках пресса и всякого рода культурные, просветительные и благотворительные учреждения. Они не всегда являются лояльным элементом по отношению к стране, гостеприимством которой они пользуются. Пребывание этой многочисленной эмиграции не дает ей права требовать для себя прав, которые могут иметь только граждане страны».


Несколько слов о Дальнем Востоке.
Если Харбин начал свое существование в 1898 году, то уже в 1923 году в нем было около 150,000 человек. И в полосе отчуждения железной дороги находились школы как начальные так и средние. Положение значительно изменилось, когда туда прибыли советские представители и советские войска, а затем японцы и потом опять советские войска. Школы основывались как частными лицами так и приходами. Повсюду открывались гимназии и реальные школы.

Шанхай был в более тяжелых условиях после 1920 года, т. к. в те времена были постоянные нападения китайских войск, в частности коммунистических. Все же русские дети учились в русских школах, хотя значительный процент их учился в иностранных заведениях. Можно сказать, что половина детей получила настоящее русское образование. К сожалению нужно отметить, что русская молодежь, закончившая русскую школу и получившая хорошую научную нагрузку и здоровое национальное воспитание, не была приспособлена к реальной жизни в обстановке иностранного быта.
На этом я закончу первую часть моего доклада. Во второй части я приведу данные о высших русских школах в зарубежьи и предложу свои заключения.

А. Б. Иордан.


Алексей Иордан (Нью-Йорк, США), из выступления на съезде в Санкт-Петербурге (КП № 66-67б 1999):

- В отличие от тех кадет, кто сейчас ступает на российскую землю впервые, я бываю тут часто; в последний раз посетил Петербург в прошлом году. В составе группы из 18 человек мы объезжали кадетские корпуса.
Развитию кадетского движения я посвятил всю жизнь. Нью- Йоркское объединение кадет состоит из 90 человек (по нынешним временам это много: мы очень быстро вымираем...).
Этот съезд, как и остальные пятнадцать, имеет свою задачу. Его девиз гласит: "Только та страна и сильна, которая свято чтит заветы родной старины". Наша основная задача — помочь корпусам. Главным образом, не тем, что состоят в ведомстве Министерства обороны. Заботы и внимания требуют прежде всего учебные заведения на местах, удаленных от столиц, - в Новосибирске, Новочеркасске, Воронеже, Мурманске... Мы передаем им традиции Императорских кадетских корпусов:
хрестоматийным 12 заповедям товарищества, учрежденным Великим князем Константином Константиновичем, мы прибавили еще 64.
Они определяют основы кадетской жизни. Мы за включение в число обязательных учебных дисциплин Закона Божьего и истинной истории России, не искаженной идеологическими догмами.

Каждый год мы стараемся встречаться не только с руководством российских корпусов, но также с преподавателями и кадетами. Рассказываем о нашем прошлом, даем советы. Мы счастливы тем, что можем помочь России воспитывать новое поколение преданных отчизне сынов.

Моя семья тесно связана с Петербургом: отец вместе со своим братом окончил Пажеский корпус, потом служил в лейб-гвардии Его Величества уланского полка в Варшаве, учился на курсах Генерального штаба, участвовал в I Мировой войне, а потом воевал в Добровольческой армии. В 1920 году эмигрировал в Югославию.
Мать — урожденная Гудим-Левкович, родилась в имении под Киевом, окончила Киевский институт, а в войну стала сестрой милосердия, получив две Георгиевских медали в I Мировую войну, и еще две - в Добровольческой армии.
В нашем роду было 7 генералов, так что отец (они уже жили в Югославии) без сомнений записал меня в кадетский корпус, а сестру — в институт благородных девиц.
Сестра потом вышла замуж за внука того самого доктора Боткина, который был расстрелян в Екатеринбурге вместе с царской семьей. А я женился на Марии Александровне Шишковой, которая является родственницей известного адмирала Шишкова, статс-секретаря императора Александра I.
Дом на Большой Морской, где сейчас размещается Союз архитекторов, принадлежал некогда Александру Александровичу Половцеву, двоюродному брату моей бабушки, которая училась здесь в Смольном институте. А дед мой похоронен на Волковом кладбище.

После войны я оказался во Франции, где окончил университет, затем, уже в Америке, получил ученую степень (Маster's degree) и стал работать в области финансов, хотя не считаю это своим призванием.
Зато все три моих сына - талантливые финансисты, младший Борис в России имеет свое дело, да и с самого детства любил эту страну и потом старался помогать ей чем только возможно. Он инвестировал средства в такие предприятия, которые способствовали бы развитию хозяйственных отношений в новой России. Конечно, нынешний кризис больно ударил по его проектам, но не поколебал решимости сотрудничать с исторической родиной.

Мы уверены, что Россия настолько богатая страна, что, безусловно, справится с этими трудностями. Но нынешняя система экономического управления страной не столько работает, сколько тормозит процесс. Неперспективные предприятия следует все-таки объявить банкротами, дабы они не оттягивали на себя средства, необходимые другим — жизнеспособным.

Хочется видеть Россию сильной и благополучной, хочется, чтобы этот первый Российский съезд кадет не стал последним. Хотя не надо забывать о том, что мне уже 75, а я далеко не самый старший из кадет...


L3HOME       Кадеты       А.Г. Лермонтов


lll@srd.sinp.msu.ru     started 7.9. 2002,
updated: 31.07.05, 24.01.06, 14.05.06, 12.07.06